Вспомнить всех: «Поминальная молитва» в «Ленкоме Марка Захарова»

Татьяна ФИЛИППОВА

01.04.2021

Фото: Женя Спирина.


Легендарный спектакль вернулся на сцену театра двадцать лет спустя.

«Поминальная молитва» — спектакль-легенда перестроечных лет. 1989-й стал годом больших перемен: окончилась афганская война, начался распад СССР. На Украине, тогда еще советской, признали государственным украинский язык. В республиках шли волнения, водку, хлеб и сахар продавали по талонам. В конце этого тревожного года и вышла «Поминальная молитва», спектакль по пьесе, которую драматург «Ленкома» Григорий Горин написал по рассказам Шолом-Алейхема о Тевье-молочнике.

История бедняка Тевье, который пытается благополучно выдать замуж трех дочерей, разворачивается на фоне событий в предреволюционной России.

Начинался спектакль с цитаты из завещания Шолом-Алейхема, а дальше шли слова, которых в пьесе не было. Евгений Леонов, игравший молочника Тевье, обращаясь к зрительному залу, произнес: «Я знаю, некоторые люди говорят: «Театр – храм». Я так не думаю вовсе, но жизнь у нас такая, что, может быть, и надо встать на колени прямо здесь и помолиться. Господи, ты все видишь, помоги нам. Ты меня можешь не услышать, я к тебе никогда не обращался, никогда не прислушивался. Я тебя даже не знал — меня так воспитали. Но сегодня мне очень хочется, чтобы ты услышал меня и всех нас».

Это обращение, которое даже сейчас, когда видишь его в видеозаписи, вызывает мурашки, сразу подсказывало, о чем будет спектакль. «Поминальная молитва» говорила о том, что дает человеку силу быть добрым, честным и великодушным, любить жизнь, как бы она ни сложилась, и без ропота встречать все испытания, которые выпадают на пути.

Новая версия спектакля тоже об этом — постановка Марка Захарова восстановлена с документальной точностью, как и декорации его соавтора Олега Шейнциса. Режиссер реконструкции Александр Лазарев в прежней «Поминальной молитве» танцевал в массовке, потом играл неудачливого предпринимателя, человека без определенных занятий Менахема-Мендла, сменив в этой роли Александра Абдулова, а теперь вот успешно выступил в новой роли.

Евгений Леонов в одном из своих последних интервью сказал, что «Поминальная молитва» получилась «нервная и сиюминутная». Удивительно, но спустя двадцать лет она опять выглядит современной — может быть потому, что мы снова на изломе. Спектакль остался прежним, ни текст Горина, ни мизансцены не изменились. Но время меняет акценты, некоторые фразы и ситуации наполняет новым смыслом. По-другому сегодня воспринимается брошенная перед погромом реплика урядника про Конституцию (Конституция, говорит он, обеспечивает свободу граждан, и, если они хотят устроить еврейский погром, он, как гарант Конституции, не может им помешать). Или обещание юного революционера Перчика, что «все будет хорошо», которое он произносит, отправляясь под конвоем в Киев, где его ждет суд. Для Тевье это очередной удар — с Перчиком уезжает его дочь Годл. Но судьба и дальше будет испытывать его — другая дочь откажется от веры отцов и примет православие, чтобы венчаться с любимым, затем Тевье потеряет жену, а в финале и дом.

Евгений Леонов играл Тевье так, что не сопереживать ему было невозможно. Его Тевье был большим ребенком, добрым и простодушным. Когда он обращал свои вопросы к Богу, казалось очевидным, что Бог где-то рядом и вот-вот ответит. Видимо, часть этих вопросов были его собственными. Он с легкостью переходил от трагедии к комедии, легко импровизировал — так, что зритель не мог понять, кто сейчас перед ним — бедняк Тевье, который тащит нагруженную телегу в гору, потому что лошадь его так стара, что может везти ее только вниз, или артист Леонов, который хочет поделиться со зрительным залом какой-то собственной мыслью.

— Последнее время я стал задумываться: кому было бы плохо, если бы я был богат, — говорил он, доставая из кармана куртки пачку сигарет и зажигалку. — Мне уже скоро помирать, а я так и не знаю, кому.

И продолжал, закуривая:

— Врачи мне запретили курить, из-за сердца. Да сейчас и сигареты дорогие. Сейчас все дорого. Ну и ладно.

В зале раздавался смех, монолог Тевье продолжался.

В «Поминальной молитве»-2021 в роли Тевье в разных составах играют актеры Сергей Степанченко и Андрей Леонов, и это два не похожих друг на друга спектакля.

Сергей Степанченко, который в первой версии спектакля был представителем власти в деревне Анатовке — урядником, обладает природной способностью сыграть хорошего, теплого человека. Не условного добряка, а живого человека, которому веришь. Примерно так и выглядит его Тевье — большой, сильный, способный держать на плечах крышу дома, если она вдруг обвалится. К концу спектакля он становится немного растерянным, потому что его сила не может спасти ни близких ему людей, ни еврейскую половину Анатовки, которую решением властей переселяют за черту оседлости. Но невзгоды не сломают Тевье, а только надломят. Под стать ему и жена: неунывающую Голду играет Олеся Железняк, яркая характерная актриса, которой в «Поминальной молитве» особенно удаются комические эпизоды.

Андрей Леонов в роли Тевье играет другое — внутреннюю силу духа «маленького человека», о котором было так много написано в девятнадцатом веке. Играет сдержанно — такое впечатление, что только намечает рисунок роли, но уже вызывает в зрительном зале сопереживание. Возможно, стоит посмотреть спектакль с его участием через несколько месяцев или даже через год — уже сейчас видно, что у него есть пространство для роста, и он раскроется, когда остынут премьерные страсти. Наверное, изменится и игра Анны Большовой, появятся новые краски в дополнение к основной, которой у ее Голды является нежность.

Бесспорная удача спектакля — это мясник Лейзер-Вольф (Александр Сирин), неудавшийся жених, который так и не получил в жены старшую дочь Тевье. Александр Сирин находит для него интонации, которые заставляют зал хохотать. Хорош и Менахем-Мендл в исполнении Ивана Агапова.

Для «Ленкома» восстановление «Поминальной молитвы» не только дань памяти тем, кто участвовал в ее создании, но и что-то вроде творческого смотра. А для зрителей — возможность познакомиться с одним из лучших спектаклей Марка Захарова, вернувшимся на родную сцену.


Фото: Женя Спирина