Костолевский решил сыграть неудачника

Виктория ПЕШКОВА

05.02.2020

Молодой режиссер Анатолий Шульев поставил в Театре им. Маяковского пьесу советского драматурга Александра Вампилова «Старший сын», пригласив на главную роль одного из ведущих актеров труппы — Игоря Костолевского. 

Можно громко и с воодушевлением страдать по поводу распавшейся цепи времен, доказывая, что собрать ее снова нереально. А можно спокойно, без пафоса эту цепь восстанавливать. Терпеливо и упорно. Звено за звеном. Одним из таких звеньев, безусловно, является советская драматургия в лучших ее проявлениях (тот факт, что были и иные, никто, разумеется, не оспаривает). В последние годы она с завидным постоянством появляется на афишах самых разных театров, включая те, что имеют репутацию флагманов театрального процесса. Причем все чаще к советским пьесам обращаются молодые режиссеры, которые времен, отраженных в этих произведениях, помнить не могут хотя бы из-за даты своего рождения. Они знают о них только по рассказам старших, но стремятся понять, как эти самые старшие в тех, уже почти былинных, временах жили, чему радовались, от чего страдали. И нередко убеждаются в том, что у «отцов» и «детей» объединяющего гораздо больше, чем разделяющего. 

Александр Вампилов в советском театральном пантеоне фигура особая. Отпущено ему было немного — всего 34 года, за которые он успел написать семь пьес. На его рабочем столе осталась лежать недописанной восьмая. Иркутянин, не рвавшийся покорять столицы и их капризные подмостки, он писал — как жил, как дышал — наотмашь, ничего не сглаживая, не лакируя и не приукрашивая. Но диссидентства, с его изощренной издевкой над «советской действительностью» и вечной фигой в кармане, в нем не было ни на грамм. Его пьесы с трудом находили дорогу к зрителю, все точки над «и» расставила внезапная гибель в холодных байкальских водах. Смерть часто открывает таланту дорогу в бессмертие. 

Несмотря на признанную популярность Вампилова, в Театре им. Маяковского его пьес никогда не ставили. Нынешняя премьера — уже четвертая работа Анатолия Шульева в «Маяковке». Каждая постановка — освоение нового драматургического пространства: психологический абсурд французского разлива «Я была в доме и ждала», беспримесная русская классика «Бешеных денег», фантасмагория селебрити-драмы «Дон Жуан». И вот теперь вампиловский «Старший сын». К слову сказать, на большой сцене Шульев к советской драматургии, насколько это известно, не обращался.

В смелости режиссеру не откажешь. Обычно его коллеги по цеху «маскируют» известную советскую пьесу, имеющую к тому же культовое киновоплощение, каким-нибудь замысловатым названием. Шульев от этого нехитрого трюка отказался. Между тем в своей экранизации, осуществленной в 1975 году, Виталий Мельников собрал актерское созвездие первой величины — Евгений Леонов, Николай Караченцов, Михаил Боярский, Светлана Крючкова, Наталья Егорова. Вероятно, неизбежность сравнений как раз и входила в его планы — времена меняются, как и способы их осмысления, но люди, вопреки всем потугам технического и всяких прочих прогрессов, остаются прежними, им невозможно жить без тепла и заботы, без все принимающей и все понимающей любви.

Отдавая роль провинциального музыканта, отнюдь не бесталанного, но, увы, не сумевшего поймать удачу за хвост, Игорю Костолевскому, актеру, ставшему эталоном аристократизма, интеллигентности и мужской харизмы, режиссер шел на заведомый риск. Ломать стереотипы по силам только самым отчаянным. Стереотип неудачника — один из самых прочных: нескладный увалень в мешковатой одежде, без каких бы то ни было признаков не только красоты, но и интеллекта. А тут нате вам — сам Костолевский! Выбор исполнителя перевел постановку на совершенно иной, более высокий (или все-таки глубокий?) уровень.   

На железнодорожной платформе маленького предместья большого города случайно застревают двое бесшабашных молодцев — студент Володя Бусыгин (Алексей Дякин) и его приятель Сильва (Владимир Гуськов). Ситуация проста, как яйцо: девушек провожали, замешкались, последняя электричка ушла, а коротать холодную весеннюю ночь под открытым небом им очень не хочется. Счастливый случай посылает им навстречу бесхитростного немолодого человека, вся жизнь которого выстроена по старому как мир принципу, самую точную формулировку которому дал Пушкин: «Тьмы низких истин мне дороже / Нас возвышающий обман». 

Андрей Григорьевич Сарафанов трагически, безысходно неуспешен. Свою симфонию/кантату/ораторию — словом, опус всей жизни он так и не сочинил. Из оркестра его уволили. Дети, которых он, напрягая силы, растил один, стали взрослыми и живут хоть и под одной с ним крышей, но своей, непонятной и совершенно отдельной жизнью. На пороге неумолимой старости Сарафанов остался один-одинешенек перед «пустым футляром от кларнета».

Привычный ход вещей ломается с появлением двух вышеупомянутых оболтусов: в надежде на теплый ночлег и хоть какой-нибудь ужин, авантюрист и балабол Сильва выдает своего друга за… внебрачного сына Сарафанова, явившегося, наконец-то, познакомиться с не подозревающим о его существовании «родителем». У Андрея Григорьевича был в жизни эпизод, делающий такой поворот событий возможным. Но главное, ему самому катастрофически не хватает любви. Новоиспеченный «сын» соглашается на эту интригу не из подлости. Не исключено, что он, даже хорошенько не осознавая того, таким способом «мстит» собственным, не долюбившим его родителям.

В доме Сарафановых, до странности напоминающем зал ожидания вокзала — строгая, точная и многозначная сценография Мариуса Яцовскиса, — все пребывают в ожидании любви и непременно следующего за ней чуда. Для дочери Сарафанова Нины (Полина Лазарева) ее избранник, курсант военного училища Миша (Илья Никулин) воплощает собой единственную возможность сбежать из провинциального захолустья в какую-то другую, большую и интересную жизнь. Она чувствует, что совершает ошибку, возможно, непоправимую: жених слишком рационален, чтобы заподозрить его в искренних чувствах к своей невесте, но решительной и гордой девушке страшно отказаться от красивой картинки, которую она нарисовала в своем воображении.

Младший сын Сарафанова Васенька (Станислав Кардашев) со всем отроческим пылом влюбляется в соседку Наталью (Юлия Соломатина), которая старше его лет на десять, что делает его чувство совсем безнадежным. И кто знает, как долго томились бы в тотальном безлюбии обитатели сарафановского дома, если бы не жестокий розыгрыш двух чужаков, внезапно ворвавшихся в их размеренную тоскливую жизнь. И все оказалось совсем просто — любят не за что-то, а потому что… И банальный жизненный успех вовсе не является магическим ключом, открывающим двери к простому человеческому счастью.

«Старший сын»
Александр Вампилов
Театр им. Маяковского
Режиссер: Анатолий Шульев
Сценография: Мариус Яцовскис
Художник по костюмам: Мария Данилова
В ролях: Игорь Костолевский, Алексей Дякин, Владимир Гуськов, Станислав Кардашев, Полина Лазарева, Илья Никулин, Юлия Соломатина, Константин Константинов.


Фотографии с сайта театра им. Маяковского.
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже