Александр Олешко: «В душе я молодой Дед Мороз»

29.12.2019

Денис СУТЫКА

Фото: vakhtangov.ruЗаслуженный артист России Александр Олешко представил в фойе Театра имени Вахтангова коллекцию фигурок Дедов Морозов, которую он собирает уже много лет. Актер рассказал «Культуре» о Дедах Морозах в джинсах, игрушках из подмета и недетских вопросах от юных поклонников.

культура: До сих пор помню свое возмущение и недоумение, когда мама сказала, что Деда Мороза не существует. У Вас был подобный момент в жизни?
Олешко: Мне было лет пять. В детский сад пришел Дед Мороз, мы все ждали, волновались. В какой-то момент распахнулись полы его шубы, и я увидел… обычные брюки. Понял, что это дядя, который играет роль Деда Мороза.

На следующий год я уже сам во время хоровода на утреннике аккуратно приподнял шубу и увидел под ней джинсы. Дед Мороз в Советском Союзе в джинсах — ​это что-то невероятное. Очень модный и состоятельный человек.

культура: Наверное, разочарованию не было предела?
Олешко: Нет, вы знаете, каких-то разочарований по этому поводу не испытывал. Я никогда не любил историй из серии: «Сашенька, сейчас к тебе придет Дедушка Мороз, ты прочитаешь ему стишочек…» Думал: ой, Боже, можно не врать, разговаривайте со мной нормально без этих странных детских интонаций. Я сам любил вместе с родителями запаковывать подарки. Мне казалось, это честнее и интереснее. Я знал, что в этой коробочке один подарок, а в той — ​другой. Мы упаковывали подарки в коробки из-под обуви, оборачивали их бумагой, которую сами разрисовывали гуашью. Писали клеем имя человека, которому предназначался подарок, и сверху посыпали толчеными елочными игрушками.

культура: Вы довольно рано повзрослели…
Олешко: Скорее, я рано стал артистом. Любил колядки, встречать гостей, читать им стихи, петь песни, танцевать. У меня уже с детства была ассоциация, что если у всех праздник — ​значит, у меня работа. Знал, что, когда вырасту, тоже буду проводить новогодние утренники. И кстати, в старших классах организовывал праздник для младшеклассников. У меня даже была шуба — ​сделанная из красной бархатной скатерти, она однажды исчезла с бабушкиного стола и превратилась в костюм Деда Мороза. Так что я знал, что все неправда, но это не отменяло радости от встречи со сказочными героями. Мне нравилось каждый год видеть разных Дедов Морозов, наблюдать за тем, как они справляются со своей ролью.

культура: То есть Вы в душе сами новогодний сказочный герой?
Олешко: Абсолютно верно. Дедом Морозом можно быть без шубы, бороды и ваты. Я стараюсь всегда подарить зрителю радость. Не поиздеваться, а поделиться чем-то светлым. Так что да, в душе я молодой Дед Мороз.

Фото: ampravda.ruкультура: Наверное, поэтому решили собирать игрушечных Дедов Морозов?
Олешко: Возможно, именно по этой причине стал искать их по всей стране, на блошиных рынках и развалах. Они, бедные, нередко валялись в пыли и грязи. Мне хотелось всех спасти и привезти в Москву. За первым Дедом Морозом появился второй, третий, десятый, и так собралась коллекция, насчитывающая сегодня 800 экземпляров. Каждый год ее принимают разные музеи. Традиционно мы выставляем Дедов Морозов в фойе Театра имени Вахтангова. В этом году выставка поделена на две части: первая — ​мои фигурки, вторая — ​игрушки, сделанные руками современного мастера по технологиям советского производства. Это здорово, потому что мне, например, нравятся рукотворные игрушки. В них заключено тепло рук автора, его энергия.

культура: Когда выступали в образе Деда Мороза, удавалось «обмануть» детей?
Олешко: Обмануть нет, но уберечь от чего-то неправильного, думаю, получалось. У ребенка должно быть детство: счастливое, доброе, наивное. Сегодня, к сожалению, дети быстро взрослеют. И часто по попустительству взрослых. Не торопите ребенка, ему потом разбираться с этой взрослой жизнью. Помню, мальчик спросил: «Саша, а есть Бог?» «Да, — ​говорю, — ​есть». «А почему тогда война?» — ​это было как удар под дых. И я понимаю, что весь наш информационный фон — ​телевидение, интернет — ​повлиял на ребенка. Но я нашелся. Сказал, мол, понимаешь ли, у Бога очень много дел. И пока он занимается добрыми делами, за его спиной кто-то развязывает войну. Но он обязательно развернется, все увидит и закончит ее. Мальчик просветлел. Этот ответ ему, видимо, был очень нужен.

культура: Вы помните первого Деда Мороза, с которого началась коллекция?
Олешко: Однажды покупал на Фрунзенской набережной лампу в антикварном магазине. В углу на полу вниз лицом валялся Дед Мороз. Я спросил, сколько он стоит. «Да забирайте бесплатно, у нас их целая куча». Взял игрушку, отнес ее в Музей декоративно-прикладного искусства, где ему восстановили лицо. Он оказался добрым, красивым. Кстати, помню, в начальных классах девочки все время пытались отодрать бороду и усы у Деда Мороза, чтобы понять, как он выглядит, сколько ему лет. И действительно, если их «побрить», видишь: это молодые, симпатичные персонажи.

Затем снова зашел в этот магазин, что-то купил и получил еще одну игрушку в нагрузку. Так постепенно стал их коллекционировать. А потом узнал, что существуют различные технологии изготовления: получаются пластмассовые, деревянные, картонные фигурки… Некоторые игрушки даже делали из подмета. В советское время было безотходное производство. Оседавшую на хлебозаводах муку подметали, складывали в мешки и отправляли на фабрики. Там в муку добавляли воду, клейкая масса застывала, и из нее делали основу для Дедов Морозов. Вот такая технология: игрушки из подмета. Не путать, пожалуйста, с пометом (смеется).

В общем, захотелось всех их собрать, потому что возникло ощущение, что лет через 15 мы уже не сможем купить эти прекрасные советские куклы. Так я стал их коллекционировать, думал, будем радоваться с домашними. А в какой-то момент понял: это, наверное, не совсем справедливо. Дай-ка расскажу людям. В итоге один музей предложил организовать выставку, потом другой, и пошло-поехало. Сейчас в музее «Детский мир» села Вятское в Ярославской области в огромной пожарной башне живут мои Деды Морозы, Снегурочки, елочные игрушки и все, что связано с Новым годом. Выставка будет работать целый год. Если Вам захочется почувствовать зимний праздник в жаркий летний день — ​прошу.

культура: Какие самые редкие экспонаты в Вашей коллекции?
Олешко: Это большие Деды Морозы. Подозреваю, их выпускали ограниченными партиями для детских садов, чтобы они были видны у елок. Самый большой Дед Мороз старше меня на три года: в шикарной красной шубе, настоящий здоровяк.

Фото: ampravda.ru

культура: К сожалению, не знаю, сколько Вам лет.
Олешко: Хорошо, что не знаете (смеется).

культура: Мне 30, подозреваю, мы ровесники.
Олешко: Да, правильно, мы ровесники, на этой прекрасной ноте давайте завершать интервью (смеется). Меня недавно спросил ребенок на творческой встрече, мол, какого вы года рождения? «А ты как думаешь?» «Ну, я думаю, что 1542-го». «Да, именно так, — ​говорю, — ​и для своих преклонных лет я неплохо сохранился».

культура: Какие у Вас еще есть раритетные игрушки?
Олешко: В основном они все послевоенные. Людям хотелось праздника и радости. Поэтому в советское время новогодние игрушки были ходовым товаром. Вообще, этот праздник — ​хорошая объединяющая идея. Выключайте телефоны, берите цветную бумагу, ножницы и сделайте все вместе гирлянду.

культура: Такую же, как сделали Ваши поклонники?
Олешко: Да, у меня в соцсетях есть фанклуб. Люди из разных городов и даже стран, узнав о моем увлечении, собрали такую гирлянду. Каждые полметра — ​отдельный город или даже страна. Поклонники таким образом говорят: видите, мы все хотим общаться, дружить, жить в мире и взаимопонимании. Это очень дорогой для меня подарок. Он, кстати, не был передан полностью в музей. Часть этой гирлянды я оставил себе, украшаю елку.


Фото на анонсе: Антон Новодережкин/ТАСС




Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть