За пределами матрицы

Максим СОКОЛОВ, публицист

27.08.2019

Универсальный предприниматель Илон Маск является (или представляется на публике) несомненным человеком модерна. Его начинания в области космических полетов, подземных туннелей, где с огромной скоростью мчатся поезда, электромобилей, чудесных батарей etc. одни воспринимают серьезно и с большим энтузиазмом — ​примерно как воспринимали чудеса техники в середине XIX века, другие считают их откровенным шарлатанством, которого в том же XIX веке более чем хватало, но и поклонники и скептики видят в Маске традиционного культурного героя.

Который обещает (истинно или лживо — ​это отдельный вопрос) сказку сделать былью, преодолеть пространство и простор. То есть продолжает линию новаторов эпохи модерна. Или даже премодерна — ​алхимики, искатели философского камня тоже ведь были новаторами, другое дело, что неудачливыми.

Однако ищущая натура Маска (возможно, разочаровавшегося в перспективах преодоления пространства и простора) уже обращается к иным вопросам, которые во времена модерна новаторы даже и не ставили.

В одном из недавних выступлений славный изобретатель рассуждал о сверхпродвинутом искусственном интеллекте (ИИ) и о т. наз. «теории симуляции». Она заключается в том, что все мы живем внутри созданной сверхразумом (ИИ, только необычайно продвинутый) реальности (=матрицы), а что за ее пределами мы не знаем и неизвестно, можем ли вообще постичь. Маск присовокупил, что если бы у него была возможность пообщаться с передовым ИИ, то он хотел бы узнать и, возможно, увидеть, какой есть настоящая реальность, находящаяся за пределами симулируемой действительности.

Такие мысли и образы посещают людей уже довольно давно. Известна хрестоматийная средневековая миниатюра, изображающая паломника, который дополз до края небесной сферы, пробил ее головой и потрясенно созерцает открывшееся ему занебесье с его колесами, кругами планет и прочей хитрой механикой. Так что, хотя Маск настаивает, будто это он в 2016 году выдвинул гипотезу о том, что все люди живут внутри реалистичной и невероятно сложной матрицы, приоритет все же не у него. Автор «Христианской топографии» Козьма Индикоплов, рассуждавший на этой линии, жил еще в VI в. по Р. Х.

Впрочем, не обязательно обращаться к ранневизантийским представлениям об устройстве мироздания, чтобы найти параллели с масковыми размышлениями. Вполне употребительная и сейчас в системе образования книга Томаса Куна «Структура научных революций» (первое издание — ​1962 г.) говорит примерно о том же — ​только называет форму представлений, в рамках которой мыслят люди, не матрицей и не супер ИИ, а парадигмой научного знания, от чего суть проблемы не меняется. Покуда парадигма, она же матрица, остается неизменной, появление принципиально нового знания невозможно. Оно появляется лишь с обрушением старой парадигмы и возникновением новой.

Чему история науки знает довольно примеров. Взять хотя бы историю с тем, как Галилей бросал шары разного веса с Пизанской башни и установил, что падают они одинаково. При том, что в рамках прежней аристотелевской матрицы тяжелые шары должны были падать быстрее, а главное — ​это было ясно заранее из умозрительных соображений и самолично лезть на башню и бросать оттуда грузы ученому старой матрицы и в голову бы не пришло.

Собственно, и космический корабль, с которым в первую очередь ассоциируется Маск, был бы невозможен без смены матриц (=парадигм) в физике, химии, механике etc. И как-то же сменились — ​что позволяет рассчитывать на то, что вопреки масковым страхам матрица не всесильна. Опять же и К. Маркс указывал, что когда у общества появляется техническая потребность, она движет науку вперед лучше, чем десяток университетов. Такая мысль самоучке Маску должна быть близка.

Тем более, что, например, история атомного проекта в СССР блестяще подтвердила правоту основоположника. В конце 40-х гг. намечалась дискуссия (по образцу сессии ВАСХНИЛ насчет вейсманизма-морганизма) против идеалистических извращений в физике — ​квантовая механика противоречила советской идеологической матрице. Но поскольку потребность в бомбе была очень сильна — ​до зарезу, то Л. П. Берия в самых грубых выражениях послал марксистско-ленинских философов куда подалее, и дискуссию отменили. Вот вам и всемогущая матрица — ​как приспичит, так и где это всемогущество?

Другое дело — ​нужно, чтобы очень сильно приспичило. А если не очень сильно, то матрица вполне может себя оказать. От неолиберального в экономике все уже воют, но поскольку ортодоксальные либералы со своей парадигмой заняли все командные высоты, то покуда жареный петух совсем больно не клюнет, экономическое учение о том, что веревка — ​вервие простое, так и будет господствующим и в высшей школе, и в правительствах. Другого языка-то нет.

В чем еще Маск может быть прав — ​в том, что цивилизация гаджетов способствует одичанию общества, в том числе и техническому. В рамках нынешней матрицы люди научаются пользоваться все новыми свистелками и <сопелками>, но разучаются мыслить и творить принципиально новое. И все это называется сверхмощным искусственным интеллектом.

Наверное, новая парадигма когда-нибудь родится, но в условиях одичания и наступления нового средневековья период ожидания может быть очень и очень долгим. Матрица не всесильна, но многие не дождутся ее смены.


Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции



За пределами матрицы

<p>Универсальный предприниматель Илон Маск является (или представляется на публике) несомненным человеком модерна. Его начинания в области космических полетов, подземных туннелей, где с огромной скоростью мчатся поезда, электромобилей, чудесных батарей etc. одни воспринимают серьезно и с большим энтузиазмом — ​примерно как воспринимали чудеса техники в середине XIX века, другие считают их откровенным шарлатанством, которого в том же XIX веке более чем хватало, но и поклонники и скептики видят в Маске традиционного культурного героя.</p> <p>Который обещает (истинно или лживо — ​это отдельный вопрос) сказку сделать былью, преодолеть пространство и простор. То есть продолжает линию новаторов эпохи модерна. Или даже премодерна — ​алхимики, искатели философского камня тоже ведь были новаторами, другое дело, что неудачливыми.</p> <p>Однако ищущая натура Маска (возможно, разочаровавшегося в перспективах преодоления пространства и простора) уже обращается к иным вопросам, которые во времена модерна новаторы даже и не ставили.</p> <p>В одном из недавних выступлений славный изобретатель рассуждал о сверхпродвинутом искусственном интеллекте (ИИ) и о т. наз. «теории симуляции». Она заключается в том, что все мы живем внутри созданной сверхразумом (ИИ, только необычайно продвинутый) реальности (=матрицы), а что за ее пределами мы не знаем и неизвестно, можем ли вообще постичь. Маск присовокупил, что если бы у него была возможность пообщаться с передовым ИИ, то он хотел бы узнать и, возможно, увидеть, какой есть настоящая реальность, находящаяся за пределами симулируемой действительности.</p> <p>Такие мысли и образы посещают людей уже довольно давно. Известна хрестоматийная средневековая миниатюра, изображающая паломника, который дополз до края небесной сферы, пробил ее головой и потрясенно созерцает открывшееся ему занебесье с его колесами, кругами планет и прочей хитрой механикой. Так что, хотя Маск настаивает, будто это он в 2016 году выдвинул гипотезу о том, что все люди живут внутри реалистичной и невероятно сложной матрицы, приоритет все же не у него. Автор «Христианской топографии» Козьма Индикоплов, рассуждавший на этой линии, жил еще в VI в. по Р. Х.</p> <p>Впрочем, не обязательно обращаться к ранневизантийским представлениям об устройстве мироздания, чтобы найти параллели с масковыми размышлениями. Вполне употребительная и сейчас в системе образования книга Томаса Куна «Структура научных революций» (первое издание — ​1962 г.) говорит примерно о том же — ​только называет форму представлений, в рамках которой мыслят люди, не матрицей и не супер ИИ, а парадигмой научного знания, от чего суть проблемы не меняется. Покуда парадигма, она же матрица, остается неизменной, появление принципиально нового знания невозможно. Оно появляется лишь с обрушением старой парадигмы и возникновением новой.</p> <p>Чему история науки знает довольно примеров. Взять хотя бы историю с тем, как Галилей бросал шары разного веса с Пизанской башни и установил, что падают они одинаково. При том, что в рамках прежней аристотелевской матрицы тяжелые шары должны были падать быстрее, а главное — ​это было ясно заранее из умозрительных соображений и самолично лезть на башню и бросать оттуда грузы ученому старой матрицы и в голову бы не пришло.</p> <p>Собственно, и космический корабль, с которым в первую очередь ассоциируется Маск, был бы невозможен без смены матриц (=парадигм) в физике, химии, механике etc. И как-то же сменились — ​что позволяет рассчитывать на то, что вопреки масковым страхам матрица не всесильна. Опять же и К. Маркс указывал, что когда у общества появляется техническая потребность, она движет науку вперед лучше, чем десяток университетов. Такая мысль самоучке Маску должна быть близка.</p> <p>Тем более, что, например, история атомного проекта в СССР блестяще подтвердила правоту основоположника. В конце 40-х гг. намечалась дискуссия (по образцу сессии ВАСХНИЛ насчет вейсманизма-морганизма) против идеалистических извращений в физике — ​квантовая механика противоречила советской идеологической матрице. Но поскольку потребность в бомбе была очень сильна — ​до зарезу, то Л. П. Берия в самых грубых выражениях послал марксистско-ленинских философов куда подалее, и дискуссию отменили. Вот вам и всемогущая матрица — ​как приспичит, так и где это всемогущество?</p> <p>Другое дело — ​нужно, чтобы очень сильно приспичило. А если не очень сильно, то матрица вполне может себя оказать. От неолиберального в экономике все уже воют, но поскольку ортодоксальные либералы со своей парадигмой заняли все командные высоты, то покуда жареный петух совсем больно не клюнет, экономическое учение о том, что веревка — ​вервие простое, так и будет господствующим и в высшей школе, и в правительствах. Другого языка-то нет.</p> <p>В чем еще Маск может быть прав — ​в том, что цивилизация гаджетов способствует одичанию общества, в том числе и техническому. В рамках нынешней матрицы люди научаются пользоваться все новыми свистелками и &lt;сопелками&gt;, но разучаются мыслить и творить принципиально новое. И все это называется сверхмощным искусственным интеллектом.</p> <p>Наверное, новая парадигма когда-нибудь родится, но в условиях одичания и наступления нового средневековья период ожидания может быть очень и очень долгим. Матрица не всесильна, но многие не дождутся ее смены.</p> <p> <br /> </p> <p style="text-align: right;"><i>Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции</i></p> <p style="text-align: right;"> <br /> </p> <p> <br /> </p>