Уважать себя заставили

Платон БЕСЕДИН, писатель

16.05.2017

«Корабли лавировали, лавировали да не вылавировали» — так звучит известная скороговорка. Однако теперь, похоже, актуальна другая: «Изолировали, изолировали да не выизолировали». Часто после Крыма мы слышали — и до сих пор слышим — разговоры о том, что присоединение полуострова свободы — начало конца России. Поэты даже слагали об этом стихи. О летальной угрозе санкций говорили и ученые мужи: экономисты, историки, политологи. В их пророчествах звучало убийственное слово — «изоляция».

Запад же с лицом строгого завуча объяснял, как именно ударят санкции по России и как наша страна окажется отрезанной от остального мира, пока не раскается в содеянном. Впрочем, требовать покаяния от нас Запад всегда любил. Крым стал лишь поводом. Не будь его — нашли бы другой. И так же, как сейчас, попытались бы выстроить заградительные щиты экономических, политических и социальных блокад.

Когда бьешь противника и он падает на колени, то после не протягиваешь ему руки, не помогаешь подняться и не ведешь к медикам. Ты либо добиваешь его, либо оставляешь в бессильном одиночестве. А мы — и помнить об этом надо всегда — проиграли в «холодной» (читай — третьей мировой) войне. Отдали свои земли, истощили недра, задушили народ. Они хотели видеть нас только слабыми.

Но мы поднялись. И это не образное выражение, это — самая упрямая вещь на свете. Где сейчас обещанная изоляция? Удалась ли она? На днях Владимир Путин встретился с китайским лидером Си Цзиньпином. Они провели переговоры по вопросам экономического сотрудничества. Успешные переговоры. Руководитель КНР, всегда осторожный в высказываниях, заявил: «Китай и Россия — добрые соседи, хорошие друзья и надежные партнеры… Этот год проходит под знаком 20-летия китайско-российского мира и дружбы, 60-летия создания общества российско-китайской дружбы… Китай и Россия проявили чувство ответственности в качестве великих держав». Позднее Владимир Путин в Пекине, на форуме «Один пояс — один путь», виделся и с премьером Госсовета КНР Ли Кэцяном. Встреча тоже удалась.

Стержневой идеей для будущего Поднебесной является проект нового «Шелкового пути», прямого сухопутного доступа на европейские и азиатские рынки, а он возможен только при поддержке России. При этом Владимир Путин подчеркнул, что благодаря совместным усилиям наши страны «не только преодолели спад в торгово-экономических связях, но и вышли на траекторию роста».

Там же, в Пекине, российский президент общался и с лидерами Чехии, Греции, Казахстана, Киргизии, Узбекистана, Турции. Беседа с Эрдоганом стала логическим продолжением сочинского диалога.

Чуть ранее в Вашингтоне Сергей Лавров был принят президентом США Дональдом Трампом. Их совместные фото вызвали настоящую истерику в американских СМИ. Меж тем оба назвали разговор более чем плодотворным.

Все это — очень важные штрихи общей картины. Россия не только преодолела санкционное давление, но и вышла на новый уровень отношений со своими партнерами. Можно сколько угодно твердить о том, что Москва останется в одиночестве, а где реальные доказательства? Ведь нам обещали, что всемогущий Запад превратит нашу страну в прокаженного, которого все станут чураться.

Но нет — диалог продолжается и обретает новые смыслы. Изоляционные меры только упрочили репутацию России и, кроме того, дали ценный материал для идентификации тех, с кем сотрудничать можно, и тех, с кем категорически нельзя.

Безусловно, это не идеальная картинка, в которой мы предстаем центром мира: все осознают, что попытки изоляции вызвали ряд серьезных проблем. Однако это совсем не тот пессимистический расклад, который рисовали наши «партнеры». Они либо ошиблись в расчетах, либо не смогли в должной мере реализовать свои планы.

Миру дан сигнал, что новая Россия не рассыплется от любого внешнего давления и не отступится от своих интересов. Да и невозможно изолировать такую страну. Слишком велика ее роль — от размеров до стратегического потенциала. Тот, кто вновь и вновь пытается сделать это, повторяет печальные ошибки прошлого.

Вот только, дай Бог, чтобы мы сами не ходили по своим граблям: с одной стороны, не падали ниц, принимая увещевания и подачки, а с другой — не заигрывались в слишком сильных и самостоятельных мрачных русских.

Впрочем, определенная доля мрачности не помешает. Иначе Запад не понимает. Мы долго предлагали ему диалог, но в очередной раз оказалось, что признают там лишь сильных. Понимают и слушают. «Боятся — значит уважают» — это про них, так что пусть чуть-чуть напрягутся. Россия уважать себя заставила, так что будем говорить на равных.


Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Уважать себя заставили

<p class="p1">«Корабли лавировали, лавировали да не вылавировали» — так звучит известная скороговорка. Однако теперь, похоже, актуальна другая: «Изолировали, изолировали да не выизолировали». Часто после Крыма мы слышали — и до сих пор слышим — разговоры о том, что присоединение полуострова свободы — начало конца России. Поэты даже слагали об этом стихи. О летальной угрозе санкций говорили и ученые мужи: экономисты, историки, политологи. В их пророчествах звучало убийственное слово — «изоляция».</p> <p class="p1">Запад же с лицом строгого завуча объяснял, как именно ударят санкции по России и как наша страна окажется отрезанной от остального мира, пока не раскается в содеянном. Впрочем, требовать покаяния от нас Запад всегда любил. Крым стал лишь поводом. Не будь его — нашли бы другой. И так же, как сейчас, попытались бы выстроить заградительные щиты экономических, политических и социальных блокад.</p> <p class="p1">Когда бьешь противника и он падает на колени, то после не протягиваешь ему руки, не помогаешь подняться и не ведешь к медикам. Ты либо добиваешь его, либо оставляешь в бессильном одиночестве. А мы — и помнить об этом надо всегда — проиграли в «холодной» (читай — третьей мировой) войне. Отдали свои земли, истощили недра, задушили народ. Они хотели видеть нас только слабыми.</p> <p class="p1">Но мы поднялись. И это не образное выражение, это — самая упрямая вещь на свете. Где сейчас обещанная изоляция? Удалась ли она? На днях Владимир Путин встретился с китайским лидером Си Цзиньпином. Они провели переговоры по вопросам экономического сотрудничества. Успешные переговоры. Руководитель КНР, всегда осторожный в высказываниях, заявил: «Китай и Россия — добрые соседи, хорошие друзья и надежные партнеры… Этот год проходит под знаком 20-летия китайско-российского мира и дружбы, 60-летия создания общества российско-китайской дружбы… Китай и Россия проявили чувство ответственности в качестве великих держав». Позднее Владимир Путин в Пекине, на форуме «Один пояс — один путь», виделся и с премьером Госсовета КНР Ли Кэцяном. Встреча тоже удалась.</p> <p class="p1">Стержневой идеей для будущего Поднебесной является проект нового «Шелкового пути», прямого сухопутного доступа на европейские и азиатские рынки, а он возможен только при поддержке России. При этом Владимир Путин подчеркнул, что благодаря совместным усилиям наши страны «не только преодолели спад в торгово-экономических связях, но и вышли на траекторию роста».</p> <p class="p1">Там же, в Пекине, российский президент общался и с лидерами Чехии, Греции, Казахстана, Киргизии, Узбекистана, Турции. Беседа с Эрдоганом стала логическим продолжением сочинского диалога.</p> <p class="p1">Чуть ранее в Вашингтоне Сергей Лавров был принят президентом США Дональдом Трампом. Их совместные фото вызвали настоящую истерику в американских СМИ. Меж тем оба назвали разговор более чем плодотворным.</p> <p class="p1">Все это — очень важные штрихи общей картины. Россия не только преодолела санкционное давление, но и вышла на новый уровень отношений со своими партнерами. Можно сколько угодно твердить о том, что Москва останется в одиночестве, а где реальные доказательства? Ведь нам обещали, что всемогущий Запад превратит нашу страну в прокаженного, которого все станут чураться.</p> <p class="p1">Но нет — диалог продолжается и обретает новые смыслы. Изоляционные меры только упрочили репутацию России и, кроме того, дали ценный материал для идентификации тех, с кем сотрудничать можно, и тех, с кем категорически нельзя.</p> <p class="p1">Безусловно, это не идеальная картинка, в которой мы предстаем центром мира: все осознают, что попытки изоляции вызвали ряд серьезных проблем. Однако это совсем не тот пессимистический расклад, который рисовали наши «партнеры». Они либо ошиблись в расчетах, либо не смогли в должной мере реализовать свои планы.</p> <p class="p1">Миру дан сигнал, что новая Россия не рассыплется от любого внешнего давления и не отступится от своих интересов. Да и невозможно изолировать такую страну. Слишком велика ее роль — от размеров до стратегического потенциала. Тот, кто вновь и вновь пытается сделать это, повторяет печальные ошибки прошлого.</p> <p class="p1">Вот только, дай Бог, чтобы мы сами не ходили по своим граблям: с одной стороны, не падали ниц, принимая увещевания и подачки, а с другой — не заигрывались в слишком сильных и самостоятельных мрачных русских.</p> <p class="p1">Впрочем, определенная доля мрачности не помешает. Иначе Запад не понимает. Мы долго предлагали ему диалог, но в очередной раз оказалось, что признают там лишь сильных. Понимают и слушают. «Боятся — значит уважают» — это про них, так что пусть чуть-чуть напрягутся. Россия уважать себя заставила, так что будем говорить на равных.</p> <p class="p1"> <br /> </p> <p class="p1"> </p> <p class="p1" style="text-align: right;"><i>Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции</i></p>