Санни и Ксанни

11.12.2019

Владимир МАМОНТОВ, журналист

Самые популярные видео 2019 года назвал российский Google. Сколько-то там тысяч миллионов посмотрело на YouTube пародию на «Фиксиков». Я тоже посмотрел эту пародию. Боже, как сделать, чтобы выкинуть мой просмотр из общего числа? Почему я был такой дурак, что добавил этой дурацкой анимации популярности? Ах, я могу поставить ей «дизлайк»? Это тоже добавит ей популярности, вот в чем хитрость! Им все добавляет популярности! Мамочка сказала: «О Боже, зачем ты смотришь эту чепуху», — ​и это тоже добавляет чепухе популярности. Куда катится мир?

Вот вы, здравые люди, пожившие и умудренные, ничего до сей минуты не знавшие о пародии на «Фиксики», собравшей рекордное число просмотров на YouTube и вошедшее в десятку лидеров этих самых просмотров в России, сейчас бросите всё и, проклиная меня, свою мягкотелость и извращенную любознательность, пойдете и посмотрите этих фиксиков. Ну просто потому, что уже миллионы просмотров, а вы вообще не в курсе что это. Вы знаете о том, в последнем сезоне «Тайн следствия» у Швецовой случится бурный роман. Но пародия на «Фиксиков»! Где идиот, подозрительно похожий на ваше чадо, льет воду в тостер, а потом стирает его в стиралке? Где мультяшных чинил выворачивает прямо на жизненно важные органы внутри главного персонажа? Где он говорит: «Ладно, пойду сожру какого-нибудь г…»? Ну, вы поняли.

Вот это слово больше всего мне (и вам, уверен) не понравится из анимации, которая, кстати, местами прикольная (может, вычеркнуть это признание, а вдруг это добавит чепухе популярности). Я не хочу его слышать с экрана. Да и в жизни не хочу. Не говоря уж, что не хочу слышать куда более отвратительных слов, которые просто не переставая звучат в песнях (это песни?) каких-то все добавляющихся, френдящихся, проникающих в мое пространство рэперов: «Что есть творчество? Это когда десять дурачков следит за тем, как один корчится». Хм. Попал в точку, это Хаски.

Знаете что? Если бы хренов член совета при комитете ГД по культуре Шнур не матерился, я признал бы, что он шкодный. И про Питер — ​тоже в точку. Да, в жизни я слышал все обсценное, что возможно. И сам грешен. Но когда я узнаю, что мои дети и внуки в восторге от рэперов-матерщинников (хотя «Мне нужна самая малость, когда я буду замерзать, чтобы ты улыбалась» это круто, но материться-то зачем) и пародийных «Фиксиков», даже милое (сравнительно) г… и добродушное (относительно) пердедушка, представляются мне неуместными. Опасными. Намекают. Отвращают. Вызывают тревогу, я уже не смогу это смотреть и слушать вместе в ними. Я стеснен, я так не хочу. Может, со мной что-то не так?

К Ивану Урганту приходила какая-то Билли Айлиш. Нет, ну, теперь-то я знаю, что это несовершеннолетняя певица, интервью с которой побило все рекорды отечественной ютубной популярности. Все ее песни с альбома этого года — ​в хит-параде. Слушайте, ну кто так воспитал девочку? Она залезла в кресло с ногами. Она глупо хихикала. Теперь, насмотревшись Айлиш в программе Урганта, все подростки будут залезать в кресло ногами. И глупо хихикать. Это станет нормой. Ах, уже стало? Ну, плохо, что стало.

У этой Айлиш есть песня «Ксанни». Про успокоительное лекарство. От депрессии. Там ведь какая коллизия? О чем поется? О том, что девушка (возможно, несовершеннолетняя), которая не пьет, не курит, не вдыхает и т. п., очень нужна компании: по домам развозить. Пьяных и укуренных. В клипе, приближающемся к миллиарду по просмотрам, о ее лицо тушат сигареты. Я понимаю, что это метафора. Но ведь подростки, насмотревшись (см. предыдущий абзац).

Мы были не такие. Какое «Ксанни»? Какая депрессия? Пионер и комсомолец не знал и слова такого! Он знал компрессию, декомпрессию, экспрессию и импрессионистов. Если мы грустили (мы все грустили понемногу), то заводили Мадонну какую-нибудь. В неглиже. Или «Санни»! Наши санни едут самми — ​так мы шутили. Веселая, жизнерадостная, солнечная песенка «Бони М». И печаль отступала, и тоска проходила — ​впрочем, это совсем другая песня.

Единственное, что успокаивает, — ​время. Оно идет. И все расставляет по своим местам. Вот Иван Ургант — ​вчера был молодой. А тут рассказывает про детей, спрашивает Айлиш, как получается, что и младшие, и даже жена — ​все ее слушают? Билли залезает в кресло с ногами, хихикает и нагло отвечает: «Так это вы мне скажите». Срезала. И он сидит такой — ​оба-на. Старый-престарый. Прямо Познер. Привычный телеведущий, с набором своих приемчиков. А она с ногами в кресле.

А в голове у меня крутится ее песенка «Плохиш», да, я тоже посмотрел YouTube, добавил популярности, даже два раза, потом полез в текст, не все разобрал со слуха. Ну, да. Не бессмысленно. Такая Монеточка — ​только наша посоциальнее. «Санни»-то попроще были. Они вообще ничего, эти лидеры молодежного ютуба. Только матерятся зря. И с ногами в кресло не надо садиться.

Поскольку это признание мне далось нелегко, то пойду отдохну душой: посмотрю на Ковальчук в «Тайнах следствия».


     Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции


Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть