Музыка, овации и неоднозначность: оперная премия Casta Diva вручила награды

Александр МАТУСЕВИЧ

19.10.2020

Фотограф Даниил Кочетков


Претендующая на звание самой представительной в России оперная премия Casta Diva провела в «Новой опере» награждение лауреатов, которые были определены весной в разгар карантина, и представила гала-концерт.

Несмотря на то, что сосчитать количество оперных премий в мире не хватит и пальцев обеих рук, никакого подобия оперного «Оскара», а тем более «Нобеля» не существует. Своих лауреатов периодически объявляет ряд авторитетных музыкальных журналов: американская Operanews, британская Opera, немецкоязычные Opernwelt и Opernglas. Любят отметить лучших и различные ассоциации (например, International Classical Music Award), фонды, звукозаписывающие лейблы. В 2012-м в Англии появилась Международная оперная премия (International Opera Awards), которую СМИ сразу же окрестили «оперным аналогом Нобеля», но явно поторопились: пока эта довольно-таки молодая премия остается частной инициативой британцев – бизнесмена-меломана Гарри Хаймана и музыкального критика Джона Эллисона.

В России сегодня подобрых премий две: помимо Casta Diva, есть еще базирующийся в Петербурге «Онегин», детище знаменитого баритона Сергея Лейферкуса. Casta Diva старше и претендует на большую всеохватность. Она была основана екатеринбургским музыковедом Михаилом Мугинштейном в далеком 1996 году, ее история дискретна – были долгие периоды, когда премия отсутствовала в российском медийном пространстве, были моменты, порой весьма затяжные, когда те или иные номинации долгое время не присуждались вовсе, как, например, «европейское событие», пауза с присуждением которой затянулась на двадцать лет. Но в последние пять лет Casta Diva находится в активной фазе: объявляют и чествуют победителей, сопровождая награждение гала-концертом, ежегодно.

При этом сами результаты работы жюри далеко не всегда выглядят сбалансированными. Вот некоторые привычные маркеры, которые являются атрибутами «кастадивного» судейства. Прежде всего среди отмеченных жюри оперных постановок наблюдается приоритет тех, в которых звучит современная музыка. Такая преференция выглядит диспропорционально, учитывая, что львиная доля оперного репертуара театров по всему миру это опусы романтиков, а XIX век по-прежнему доминирует в афише. В последние годы его несколько потеснило барокко, а вот вес опер, сочиненных после середины прошлого века (то, что считается «современной музыкой»), и тем более совсем новых работ по-прежнему ничтожен.

В этом году «Событием года» провозглашены екатеринбургские «Три сестры» Этвёша, «Спектаклем года – оригинальной постановкой» «новооперное» «Поругание Лукреции» Бриттена, а «Спектаклем года совместной постановкой» — «станиславские» «Похождения повесы» Стравинского.

Улыбку вызывает присутствие среди победителей спектакля по опере Бриттена: его поставила супруга основателя Casta Diva Мугинштейна  режиссер Екатерина Одегова, а драматургом постановки выступил сам Михаил Львович. Казалось бы, уважаемое жюри вне зависимости от того, хороша или плоха постановка «Новой оперы» (а справедливости ради стоит отметить, что она действительно весьма удачна), должно было из соображений этики поостеречься присуждать спектаклю награду, однако этого не произошло.

Единственный композитор-классик позапрошлого века, чей опус «прорвался» в лауреаты, это Римский-Корсаков, но тут опять не все так просто: победителем в номинации «европейское событие» стала брюссельская «Сказка о царе Салтане» режиссера Дмитрия Чернякова — неизменного фетиша жюри премии. Не нужно быть прозорливцем, чтобы предсказать, что и в следующем году, оценивая итоги 2020-го, Casta Diva назовет среди своих лауреатов Чернякова, пусть даже с довольно слабой работой, такой как габтовский «Садко», премьера которого состоялась в феврале. Хотя, конечно, могут быть и сюрпризы: второй фетиш команды Мугинштейна — маэстро Теодор Курентзис в этом году парадоксально обойден вниманием жюри.

Специальной премии жюри «мировая премьера оперы современного российского композитора» удостоился «Влюбленный дьявол» Александра Вустина, увидевший свет рампы через сорок лет после своего появления на свет.

Неровный состав победителей представила премия и в персональных номинациях. Из него никаких нареканий не вызывает выбор замечательных мариинских певцов — баса-баритона Евгения Никитина («Певец года») и сопрано Елены Стихиной (номинация «Взлет»): первый своими глубокими, впечатляющими трактовками, вторая яркостью самого голоса и харизматичным проживанием исполняемых образов на сцене.

Гала-церемония в «Новой опере» прошла без своего основателя: Михаил Мугинштейн обратился к собравшимся лишь с видеоэкрана, из-за возрастных ограничений для посещения театров, введенных московскими властями. В программе концерта оказалась только европейская музыка и ни одного русского произведения, зато на сцене появлялись только российские участники иностранцы на сей раз до Москвы не добрались. Пели как нынешние лауреаты, так и победители прошлых лет, а также штатные солисты театра хозяина церемонии, чьим оркестром мастерски руководил маэстро Андрей Лебедев.

На сцене царила Елена Стихина ее яркий и гибкий голос одинаково завораживал и в «Норме», и в «Аиде», и в Сенте из «Летучего голландца», и в Маршальше из «Кавалера розы». Сегодня Стихина, пожалуй, самая яркая молодая звезда российского оперного небосклона.

Евгений Никитин, напротив, сосредоточился на своем коронном репертуаре вагнеровском, предпочтя не выходить из образа моряка-скитальца. Филигранная интонация, железобетонная стабильность вокальной эмиссии, уверенный немецкий, оглушающие форте: остается только посочувствовать Байройтскому фестивалю, который пару лет назад разорвал с ним контракт, заподозрив его в недостаточной политкорретности .

А вот Екатерина Губанова, подобно Стихиной, попытавшая счастья на территории и Верди (Эболи, Амнерис) и Вагнера (Изольда), прежних сомнений не развеяла музыкальности и стилистического чутья певицы недостаточно, чтобы компенсировать отсутствие настоящего меццо-сопранового звучания: после Елены Образцовой, Джесси Норман или Вальтрауд Майер слушать грамотное пение Губановой в знаковых ариях неинтересно. 

Фотограф Даниил Кочетков