В Питере выбрали юных вокалистов: подвели итоги конкурса, учрежденного Еленой Образцовой

Александр МАТУСЕВИЧ

31.08.2020

_KIR2044 (1).jpg


VIII Международный конкурс юных вокалистов Елены Образцовой завершился в Северной столице 26 августа

Международный конкурс юных вокалистов Елены Образцовой входит в «семейство» конкурсов, основанных в конце 1990-х — начале 2000-х годов великой русской певицей и является одним из самых авторитетных не только в России, но и в мире. Сегодня его организацию и проведение на высоком профессиональном уровне обеспечивают Фонд Елены Образцовой (директор Наталья Игнатенко) и петербургский Культурный центр Елены Образцовой (директор Ирина Чернова). Финансово достойно провести форум помог грант президента РФ, предоставленный Фондом президентских грантов. 

Конкурс проводился в непростых условиях. Из-за пандемии прослушивания в Государственной академической капелле проходили без публики, иностранных участников международное жюри оценивало дистанционно — посредством онлайн-просмотров. Тем не менее почти сотня юных певцов из десятка стран приняли участие в соревновании, и жюри, в которое входили такие известные музыканты, как Маквала Касрашвили, Рузанна Лисициан, Лариса Курдюмова, Мария Людько, Фабио Мастранджело и Ханс-Йоахим Фрай, назвало лучших. 

Словно компенсируя непростые коронавирусные реалии, «смотр вокальных рядов» юных оказался исключительно творчески интересным, гармоничным и профессиональным. Учащиеся, их педагоги и родители учли ошибки прежних конкурсов: в 2020 году дети в каждой возрастной категории (а их у конкурса три) пели посильный репертуар, не надрывались на недоступных им сверхвысоких нотах, не вводили в конфуз немногочисленных присутствовавших завываниями о несчастной любви и погубленной жизни (в прошлые конкурсы фальшивых эмоций хватало). Доминировали светлые, сердечные интонации, искренние чувства, а пение было одухотворенным и эмоционально подлинным.

Среди массы талантливых певцов были и настоящие феномены — дети с уникальными голосовыми данными и уже сформированными вокальными аппаратами, поющие ровно и чисто, умеющие пользоваться дыханием, строить фразу, нюансировать, давать достаточно звука для хотя акустически и благодатного, но весьма большого концертного зала, но при этом и не злоупотреблять звучностью, не кричать. Присутствовавшие на конкурсе отметили благородно ровное звуковедение десятилетнего петрозаводчанина Марата Дидина, яркую актерскую харизму петербуржца Владислава Климова и сочный тембр Аполлинарии Фроловой из Подмосковья.

Народная артистка Армении, профессор Гнесинской академии Рузанна Лисициан так прокомментировала «Культуре» свои впечатления от конкурсантов:

— Больше всего радует, что дети пели очень осмысленно. У кого-то голос более богатый, у кого-то менее, но было приятно смотреть им в глаза, был слышен и виден создаваемый ими образ, они ярко выражали то, о чем они поют. Это бывает, к сожалению, не часто. Обычно — либо хороший голос, но эмоции не умеет им выразить, либо — эмоций много, а голоса нет. А на этом конкурсе у многих было именно сочетание. На конкурсе было много музыкальных детей и много по-настоящему актерски одаренных. Например, бас Климов — мы были просто поражены его глубоким выражением образа (исполнял арию Мельника из оперы А.С. Даргомыжского «Русалка». — «Культура»). Не было наносного, показного, все шло из глубины души. Чисто вокально можно придраться еще практически ко всем: они еще маленькие, не вызрели, стилистически недостаточно подготовлены, произношение у многих не на высоте, причем не только на иностранных языках, но и на русском. Но при этом они чувствовали музыку, в глазах у них отражалась мысль.

 Какая возрастная категория понравилась особо?

— Старшие дети, возрастная группа 15–17 лет. Есть просто невероятные, практически готовые для сцены ребята. 

 Что вы считаете главным в вокальной педагогике?

— Главное — найти, распознать собственный голос певца. Из него не надо ничего искусственно формировать, вытягивать насильно, а нужно расслышать его натуральный голос и уже его развивать — укреплять, обогащать. И еще вокальная педагогика немыслима без общего музыкального и культурного развития — нужно воспитывать музыканта в широком смысле слова. Наше первое открытие — Гран-при на первом конкурсе, феноменальная Юлия Лежнева, которая потом, как мы знаем, оправдала все наши надежды; когда она пела, сразу виделась ясная картина: скольких певцов она послушала, у кого что взяла, какую музыку слушает и пропускает через себя, насколько насыщен ее музыкантский кругозор. Эти волны невозможно не заметить, не ощутить. 

Я «жюрила» на многих конкурсах, и мне кажется, что есть положительная тенденция: педагоги стали бережнее относиться к голосам юных, не перегружают их неподъемным репертуаром, ведут их, развивают более деликатно и постепенно. И в целом вырос уровень обычных музыкальных школ — много энтузиастов своего дела. Один из самых важных моментов в подготовке к конкурсу — это найти верный репертуар. Он должен быть, с одной стороны, посильный для исполнителя, с другой — выявляющий его лучшие качества, дающий ему возможность раскрыться, проявить себя. И что немаловажно — желательно, чтобы он был неизбитым: нам, членам жюри, всегда интересно услышать что-то новое, нетривиальное, обычно это цепляет особо. 

 В каком возрасте не рано начинать заниматься академическим вокалом?

— Все очень индивидуально, универсального рецепта нет. Есть феноменально одаренные дети, с которыми можно начинать заниматься с самого раннего возраста. Если правильно учить и не давать преждевременной нагрузки, более сложные произведения, чем ребенок или подросток на данный момент может. И не надо забывать про акселерацию — не только физиологическую, но и ментальную: современные дети развиваются быстрее, потому что мир, их окружающий, очень сильно ускорился в своем движении. 

– А на этом конкурсе были такие феномены?

— Меня потрясли Лука Петренко и Марат Дидин. Одно из самых важных качеств певца — это темперамент, которым ты можешь увлечь слушателя: вот у этих детей уже есть темперамент, есть индивидуальность, которой ты восхищаешься. 

 Изменился ли конкурс с уходом Елены Васильевны?

— Скорее, нынешний конкурс очень отличается от прежних из-за его экстремальных условий проведения. Если бы не пандемия, приехало бы больше ребят, и они имели бы возможность лучше подготовиться. Интерес к конкурсу по-прежнему высокий, да и вообще желающих петь сегодня очень много, конкуренция высокая. Но не каждый может себе позволить это, прежде всего финансово. Зато есть другое, чего не было раньше у певцов прежних поколений — сейчас колоссальные возможности к самообразованию и расширению кругозора. Можно слушать записи каких угодно певцов, любые исполнения, иногда десятки разных интерпретаций одного и того же произведения, что значительно развивает вкус. 

Фотографии предоставлены организаторами конкурса