Владимир Холстинин, «Ария»: «Концерты онлайн — это проверка на прочность»

Денис БОЧАРОВ

20.04.2020

JULIA_RASKOVA.jpg

На связи с «Культурой» основатель группы «Ария», гитарист и композитор Владимир Холстинин. Мы попросили музыканта рассказать, как живется труженикам рок-н-ролльного цеха в современных непростых условиях.

 Недавно вы дали пару онлайн-концертов. Как все прошло, каковы общие впечатления? Что принес этот новый опыт?

 Все происходило в студии, была приглашена съемочная группа, действо записывалось на несколько камер. В общем, за исключением отсутствия зрителей, все как обычно. Однако этот досадный, но, увы, необходимый в нынешних реалиях пробел мы постарались восполнить интерактивом: в прямом эфире зрители задавали нам вопросы, а мы отвечали. Таким образом, создавалась некая имитация живого общения — неотъемлемой части любого рок-концерта. Если бы мы и поклонники были лишены даже этого, следовало бы предположить, что мы просто репетировали. 

Что же до нового опыта… Тут палка о двух концах. Понимаете, на концерте и артисты, и публика находятся примерно в одинаковом состоянии, будь то физическом или эмоциональном. Выражаясь предельно просто, пребывают в угаре, плывут на одной волне. А когда ты выступаешь перед воображаемым зрителем, который расслабленно потягивает пивко перед экраном телевизора, то чувствуешь себя как на экзамене. Потому что за общим драйвом, шумом аплодисментов и подпевок из зала порой можно скрыть некоторые огрехи исполнения.

Допустим, я знаю, что вот тут взял не тот аккорд, здесь «зевнул» пару нот. Но зато, во-первых, предполагаю, что это мало кто, в режиме хэви-метал-шоу, заметит. А во-вторых, понимаю, что это, возможно, и не столь важно, поскольку общение с народом, непосредственные перемещения по сцене и создание общей веселой атмосферы поважнее будут. Так что некоторые шероховатости в игре искупаются самой аурой концерта.

В случае же с работой «на удаленке» (а выступления по интернету и есть не что иное, как удаленка), понимаешь, что малейшая неточность будет слышна. И в этом смысле подобные концерты можно сравнить с работой в студии — а в студии «лажать» нельзя ни в коем случае. В этом, кстати, состоит основной плюс подобных акций. Хоть ты и чувствуешь себя словно на витрине, зато максимально сосредоточен и сконцентрирован. Такие мероприятия дисциплинируют: зная, что не имеешь права на ошибку, тщательно готовишься к выступлениям, отрабатываешь до мелочей свои партии, словом, стараешься сделать так, чтобы комар носа не подточил. Это своего рода проверка на прочность. 

Немаловажно также и то, что, благодаря концертам онлайн, появляется возможность прийти в дома к тем поклонникам, которые вживую нас по тем или иным причинам увидеть раньше не могли. 

 — Готовились ли вы к этому «экзамену» специально? Или просто исполняли десятилетиями проверенную и обкатанную по многочисленным городам и весям программу, только с небольшой поправкой на «сетевую» составляющую?

 Нет, разумеется, мы осознавали своеобразие момента. Поскольку должны были дать два концерта с разницей в десять дней, телеканалы нас предупредили об этом заранее. Но поставили условие: программы сетов должны отличаться друг от друга на сто процентов. Что, само собой, справедливо — в противном случае можно было бы просто повторить уже сыгранное. А в этом, как вы понимаете, мало заинтересованы телепродюсеры, да и поклонники тоже. Поэтому подготовили две полноценные программы: одна представляла собой преимущественно то, что мы играли в последние несколько лет, другая — практически новая. Так что работы было достаточно… 


Словом, участвовать в этом онлайн-проекте нам было интересно и во многом познавательно, но теперь возникает лишь один резонный вопрос: что делать дальше? Ведь, насколько я понимаю, концерты, равно как и прочие массовые мероприятия, запрещены надолго. И, видимо, на ближайшие несколько месяцев подобные интернет-выступления станут чуть ли не единственной лазейкой для музыкантов, позволяющей появиться в эфире и напомнить о себе.

 Да, картина невеселая. В особенности для тех, кто без посещения рок-н-ролльных мероприятий с трудом представляет свою жизнь. В частности, это касается огромной армии фанатов «Арии». А сами участники коллектива психологически готовы к грядущим переменам?

 Артистам в целом и музыкантам в частности всегда не хватает времени: постоянные разъезды, гастроли, по возвращении из которых обнаруживаешь, что дома накопилась масса дел. А теперь вроде как время появилось, и его достаточно не только для решения суетных бытовых вопросов, но и для расширения творческих горизонтов.

Во-первых, можно сосредоточиться на сочинении песен, без оглядки на то, что кто-то с минуты на минуту обязательно придет, позвонит, отвлечет и так далее. Во-вторых, почему бы не заполнить образовавшуюся временную лакуну освоением какого-нибудь музыкального инструмента? Я, например, недавно распаковал ящик с новым цифровым пианино. Решил, что пусть я и не клавишник, но в доме любого уважающего себя музыканта должен быть если и не рояль, то, по крайней мере, приличная клавиатура. Я и до этого исполнял некоторые синтезаторные партии, но сейчас подумал, что пришла пора расширить границы познания в данном направлении. Также вспомнил про мандолину, на которой не играл несколько лет, хотя всегда любил этот инструмент. Подумываю даже сочинить пьеску, сделать ролик и выложить его в Сеть.

Это я все к тому, что если у творческого человека появилось время и не надо постоянно смотреть на часы, некуда бежать, то это же счастье, о котором можно только мечтать! Так что пока я карантин переживаю хорошо (Улыбается).

 А на какой стадии творческой активности «Арию» застал этот самый пресловутый карантин? Возможно, вы записывали новый альбом или готовили мощную концертную программу? Как-никак, в этом году исполняется 35 лет со дня выхода дебютного альбома коллектива «Мания величия»… И тут вдруг  бац!


 В точку попали. У нас накрылся большой юбилейный тур. Мы планировали его закончить большим отчетным выступлением осенью в Москве, но, едва успев отыграть несколько концертов в начале текущего года, узнали, что все мероприятия, связанные с массовым скоплением людей, переносятся на неопределенный срок. Что, признаться, весьма досадно, поскольку мы готовились к круглой дате тщательно, ряд приятных сюрпризов припасли. А теперь вообще непонятно, состоится нечто подобное в обозримом будущем или нет.

 Способны ли потрясения такого рода, как коронавирус, послужить импульсом (слово «вдохновение» здесь, думается, не совсем уместно) для создания новых произведений? Может быть, отголоски текущей вынужденной самоизоляции найдут отражение на следующем альбоме «Арии»? Или подобные мрачные события никак не способствуют созиданию в принципе?

 Если говорить об альбоме, то точно нет. Хотя бы потому, что «Ария» не из тех коллективов, которые штампуют новые альбомы в режиме самоизоляции. Мы привыкли работать сообща, а сейчас, не имея возможности выходить из дома, автоматически лишены и возможности репетировать, записываться. 

 
Песни тем не менее сочиняются постоянно. А вот может ли эпидемия коронавируса натолкнуть на мысль о создании чего-то принципиально нового в плане лирики… Как вам сказать… Видите ли, с чисто эмоциональной точки зрения, лично я не чувствую никакой угрозы. Я пока что, слава Богу, в своем окружении не видел ни одного заболевшего. И сам стараюсь воспринимать ситуацию по возможности спокойно.

Но тут дело в другом. Даже если предположить, что информационный фон вокруг проблемы несколько преувеличен и краски заметно сгущены, штрафные санкции все равно более чем реальны. Просто хотелось бы надеяться, что, помимо ударов по кошельку, а также рекомендаций в духе «носите маски», «мойте руки» и «соблюдайте социальную дистанцию», будут-таки найдены более действенные способы противостоять напасти.

 Чем, помимо освоения новых, сугубо музыкальных пространств, наполнен в последние недели среднестатистический день Владимира Холстинина? Есть ли какие-то хобби помимо музыки? Понятно, что в пределах четырех стен особо не развернешься, но все-таки…

 Парадокс любых хобби заключается в том, что на них как раз и тратится масса времени. Тут, как говорится, лиха беда начало, а дальше дело за малым (Улыбается). Поэтому даже в карантинных условиях можно найти массу привлекательного — если не для пользы дела как такового, то как минимум для самообразования и восполнения неких пробелов: тут вам в помощь и книги, и фильмы, причем как любимые, так и те, с которыми доселе, ввиду ряда обстоятельств, не успели ознакомиться. В общем, все бы ничего, вот только еще бы деньги кто-нибудь присылал переводом, тогда вообще было бы просто замечательно. Смех смехом, но, посудите сами, отменили все концерты, а для рок-музыкантов, даже тех, у которых есть имя, выступления являются базовым источником дохода. И «Ария» здесь не исключение. 


Однако запрет на выступления и опасность заражения, увы, не отменяют налогов и оплаты аренды помещения, где мы репетируем, записываемся и храним инструменты. То есть работаем мы или нет, никого не волнует: подошел срок, будь любезен — плати. А сколь долго это продлится, никто не знает. Месяц, другой, третий… А неровен час, через полгода придется вообще забирать инструменты домой, закрывать студию, и до свидания. А куда деваться? Альбомы не продаются, концерты отменены, промоактивность на нуле… Не приведи Господь, дойдет еще и до того, что гитару придется продавать. Но самое обидное, что ее сейчас никто не купит, нынче в приоритете иные вещественные ценности, сами знаете, какие. Да и мысль о том, что будешь вынужден продать самое дорогое и ценное, что у тебя есть, а потом на вырученные средства существовать месяц, от силы два, тоже не греет, откровенно говоря. 


Однако, несмотря на не самую радостную картину, что я вам сейчас обрисовал, все же стараюсь смотреть в будущее с оптимизмом. И надеюсь, до крайностей не дойдет. На долю человечества за всю историю его существования чего только не выпадало — все проходили, преодолевали и переживали. Переживем и это. 


 Само собой. Ну и напоследок, отвлекаясь от мирского и суетного, давайте все же еще раз вспомним о том, что самой выдающейся отечественной хэви-метал-группе в 2020-м исполняется ни много ни мало 35. Будучи единственным бессменным участником коллектива, а значит, и главным хранителем традиций, как бы оценили пройденный «Арией» путь?

 Вопрос непростой. Хотя бы потому, что на него в двух словах не ответишь. Но попытаюсь обобщить. Это был очень интересный и продуктивный отрезок жизни. А главное — неизменно поступательный. Ведь когда мы только начинали, то играли на гитарах кое-как, а писать песни вообще не умели. Первый альбом рождался в муках и, несмотря на то, что все мы были музыкантами по образованию, начальные пробы пера выглядели как любительские потуги. 


Но мы не отчаивались, и со временем приобретали как исполнительские, так и сочинительские навыки. В итоге прошли большой путь, научившись очень многому. И дело даже не в количестве разошедшихся по всей стране пластинок и не в преданных поклонниках, которыми очень дорожим. Просто, пытаясь взглянуть на пройденный маршрут длиною в три с половиной десятилетия как бы со стороны, не без гордости отмечаешь, что ты вроде как был нужен и полезен. Что-то из того, чем была наполнена твоя жизнь, оказалось созвучно и другим людям. А значит, не совсем напрасно ты прожил свою жизнь. Что, в свою очередь, вселяет надежду: дело твоей группы останется в истории. Хотя бы на какое-то время.  

Фото: Юлия Раскова и АГН «Москва»