Сергей Мазаев: «Мораль — понятие относительное»

Денис БОЧАРОВ

18.12.2019

На днях лидеру группы «Моральный кодекс» Сергею Мазаеву исполнилось 60 лет. Корреспондент «Культуры» расспросил харизматичного музыканта о готовящемся к выходу новом альбоме, глобальных планах на предстоящий год и о положении дел в современном шоу-бизнесе.

Фото: Евгений Разумный/Ведомости/ТАСС

культура: С прошедшим юбилеем, Сергей Владимирович! Насколько важны для творческого человека круглые даты: это очередные солидные вехи земного пути или всего лишь цифры?
Мазаев: Благодарю за поздравление. Вы знаете, в отношении каких бы то ни было дат каждый решает для себя сам — в зависимости от личности человека, его суеверий и внутреннего ощущения. Если ты находишься в гармонии с самим собой и при этом не утратил здравого смысла и чувства юмора, то и в шестьдесят чувствуешь себя вполне работоспособным и радуешься жизни.

Это как раз моя история. С тех пор как завязал с алкоголем (а было это довольно давно) и начал уделять пристальное внимание собственному здоровью, стал получать подлинное удовольствие от того пути, по которому иду. Единственное, не всегда хватает силы воли — будь ее больше, глядишь, добился бы еще более значительного успеха в разных областях: и пластинки выходили бы чаще, да и то же здоровье было бы покрепче.

культура: Кстати, насчет пластинок. Знаю, готовится новый альбом «Морального кодекса». Но Вы же сами неоднократно говорили, что в нашей стране выпуск дисков — дело нерентабельное...
Мазаев: Верно, в лучшем случае ты сможешь лишь окупить вложения. То есть потратил условные пять тысяч долларов, и они к тебе, возможно, вернутся. Не более того. Заработать, за редчайшими исключениями, не получится. Но не все измеряется деньгами.

Есть еще и моральная выгода. Ведь, выпуская альбом, мы недвусмысленно даем понять, что до сих пор находимся на рынке, в эфире, в профессиональной музыке, наконец, Одним словом, доступны. Поэтому, записывая и реализуя пластинки, словно напоминаем слушателям: мы еще здесь, мы живы.

культура: Вам в известной степени спокойнее — все-таки у «Морального кодекса» есть имя. А существует ли сегодня какая-либо иная, помимо интернета, возможность у начинающих артистов всерьез заявить о себе? Чтобы не стать очередной звездочкой-однодневкой, а построить внушительную карьеру в музыкальном бизнесе?
Мазаев: Сегодня каждый сам себе режиссер, хозяин и продюсер — кузнец своего счастья, проще говоря. Вы правы, несмотря на обилие FM-станций, телеканалов и прочих СМИ, самый быстрый путь к слушателю — интернет-порталы.

Но, с другой стороны, я думаю, правила игры с течением лет особо не изменились. Если у вас есть по-настоящему громкий хит, от такого музыкального предложения невозможно отказаться, эту песню не задушишь, не убьешь, ее обязательно услышат.

культура: Как сказать. Вкусы-то у людей разные. Многое из того, что мы слышим в последнее время, как раз хотелось бы задушить. Где граница между культурой и антикультурой?
Мазаев: Никакой антикультуры, с моей точки зрения, не бывает. Дело в том, что у нас часто происходит подмена понятий: существует искусство, а есть культура жития как таковая. И, увы, неотъемлемая часть последней — это немытые волосы, грязные ногти, неубранные подъезды и прочее. Что ж, если рассуждать в подобном ключе, то, возможно, это и есть антикультура.

Фото: mskagency.ru

культура: Наверное, у Сергея Мазаева, как у человека, руководящего несколькими проектами, на 2020-й масса творческих планов. Не поделитесь некоторыми из них?
Мазаев: Прежде всего, нам сейчас нужно найти новую базу для репетиций и записи. После того как здание киноцентра «Соловей», где мы находились долгие годы, сломали, мы оказались буквально выброшенными на улицу. Присматриваю разные помещения, но пока не по карману. Это сугубо производственные моменты.

Что же до творческой составляющей — планов действительно масса. На данный момент готов материал на два альбома для моего эстрадного оркестра. Мы продолжаем цикл «Песни Родины». Первая пластинка уже вышла, ее можно найти в iTunes или на портале «Яндекс.Музыка».

Проект QUEENtet (в нем Сергей Мазаев солирует на кларнете под аккомпанемент струнного квинтета. — «Культура») готов сделать даже три альбома. В частности, хотим записать сюиту «Щелкунчик», а также фортепианные произведения Ребикова, Лядова и других композиторов в соответствующем переложении. Ждем лишь своего часа, чтобы отрепетировать, достойно записать и выпустить.

Альбом «Морального кодекса», о котором мы говорили выше, тоже практически готов. Сейчас — видимо, пока не найдем постоянную базу — будем бегать по разным студиям и доводить все это до ума. Благо есть друзья, которые уважают как меня лично, так и то, чем я занимаюсь. Они готовы поддержать в трудную минуту, когда сам не справляюсь.

культура: Не так давно состоялась премьера оперы-буфф «Рабочий и колхозница», в которой Вы приняли весьма деятельное участие. Что сподвигло на подобный шаг, какова предыстория спектакля?
Мазаев: Как-то раз мы с моим хорошим знакомым Павлом Каплевичем, известным продюсером, художником и сценографом, пересеклись на одном мероприятии. Он предложил: «А не хочешь ли в опере спеть?» Отвечаю: «Да я ж не умею!» Парирует: «Так в этом и весь смысл, чтобы был один такой условный «неумеха», человек, скорее музыкант-инструменталист, нежели профессиональный академический вокалист». Предложил исполнить роль Сталина — мне стало интересно, согласился.

Но согласиться — это одно, а чувствовать себя самым «слабым звеном» в труппе в плане вокала — совсем другое (улыбается). В общем, приходилось репетировать каждый день. В итоге благодаря этой постановке начал всерьез заниматься голосом, и сейчас совсем с других позиций подхожу к вокальной подаче. Вообще, я люблю находиться в обществе людей, которые что-либо делают лучше меня. Когда есть чему и у кого поучиться, это всегда вдохновляет и радует. На мой взгляд, «Рабочий и колхозница» — выдающееся явление в современном искусстве. Владимир Николаев написал потрясающую музыку, Михаил Чевега создал замечательное либретто, все исполнено по высшему классу. Не знаю, возьмут ли это произведение репертуарные театры, но хотелось бы пожелать незаурядному спектаклю долгой и славной судьбы.

культура: Каков сегодня «моральный кодекс» для представителей шоу-бизнеса? Осталось ли здесь место для морали в принципе? Ведь это довольно жестокая и эгоцентричная территория, где каждый ради достижения собственного успеха готов перегрызть глотку другому.
Мазаев: Ну и пусть себе грызут на здоровье. Бабуины всегда за доминанту воюют, а чем мы в этом смысле отличаемся от приматов? 65 миллионов лет эволюции нашего мозга ничего принципиально не изменили. Мораль — понятие относительное. Во всех вопросах решающую роль играет морфология мозга, и мы не в состоянии изменить данное положение вещей.

Фото: Сергей Киселев/mskagency.ru

культура: Вопрос как к профессиональному саксофонисту. Как известно, со временем популярная музыка освоила практически все инструменты: от флейты-пикколо до тубы. Но сакс влился в рок-н-ролл первым, словно не заметив, что «ударник, ритм, соло и бас и, конечно, ионика» (цитируя группу «The Чиж и Co») главенствуют в этом жанре по определению. В чем секрет популярности саксофона?
Мазаев: Он очень органичен. Причем таковым был с самого начала. Вспомните хотя бы Дуэйна Эдди с его композицией «Peter Gunn», которая до сих пор на слуху у многих. Сакс словно создан для джаза, блюза, рок-н-ролла, а вот для классики он как раз не годится. Да и даже широко известный в узких кругах концерт Глазунова для саксофона с оркестром не выдерживает никакой критики. Просто сакс в 20–30-х был невероятно популярен во всем мире, поэтому многие классические музыканты вставляли его в свои партитуры почем зря.

Но в том-то вся и штука, что в академическом выражении он звучит неубедительно — прямой, «линейный» саунд не для него, сакс хорош в движении, он игрив и по-настоящему заразителен. Так что этот инструмент словно был рожден для иных форм художественной выразительности, просто ждал своего часа. Когда рок-н-ролл стал таким же полноценным музыкальным жанром, как и классика, тогда-то и наступило истинное царствование саксофона.

культура: Что радует Вас в современном мире и зовет на новые творческие подвиги, а что, напротив, бесит и раздражает? Говоря словами БГ, «не вдохновляет ни на жизнь, ни на смерть, ни на несколько строк»?
Мазаев: Я стараюсь не оперировать подобными категориями. Жизнь идет своим чередом, она такая, какая есть. Условно говоря, жизнь предлагает нам данные: есть определенные условия — как вы собираетесь решить эту задачу в конкретной ситуации? И ее необходимо решать, что же еще, в конце концов, нам остается?

Но я счастливый человек, мне не на что жаловаться. Я добился успеха, не голодаю, мои дети ходят в хорошую школу, мы регулярно ездим отдыхать — плавать на море и кататься на лыжах. Я представитель среднего класса, честный налогоплательщик. Стараюсь жить в согласии с самим собой и с окружающим меня социумом, уважать учителей, коих считаю самыми достойными представителями нации. Любите их, относитесь к ним с трепетом и почтением — и тогда все у нас будет в порядке.


Фото на анонсе: Евгения Новоженина/РИА Новости


Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже