Игорь М. Намаконов, РСПП: «Каждый день мы теряем предпринимателей»

Мария ХОРЬКОВА

17.04.2020

NAMAKONOV.jpg

Российский союз промышленников и предпринимателей (РСПП) обратился к председателю правительства РФ Михаилу Мишустину с просьбой ввести в законодательство понятие креативного предпринимательства и оказывать поддержку его субъектам. В обращении перечислен ряд мер, которые будут способствовать развитию креативного сектора экономики. Пандемия коронавирусной инфекции обострила накопившиеся проблемы взаимодействия креативной индустрии и государства. Подробнее об этой инициативе газете «Культура» рассказал исполнительный директор Комитета по интеллектуальной собственности и креативным индустриям РСПП, куратор проекта Most Creative Russians Игорь М. Намаконов.

— Почему РСПП выступил сейчас с такой инициативой? Связано ли это с кризисом из-за пандемии?

— На самом деле уже с прошлого года шла активная работа по развитию темы креативной индустрии внутри РСПП. 27 сентября состоялся первый круглый стол, на котором мы собрали различных деятелей креативной сферы. Там были и продюсеры, и предприниматели, и представители институтов вроде Университета креативных индустрий. Нашей целью было привнесение бизнес-мышления в эту творческую среду, потому что одна из ее главных проблем — низкий уровень финансовой грамотности в широком смысле слова и отсутствие наработок в отношениях с государством и крупными инвесторами. И чем дальше мы углублялись в эту тему, тем больше выявлялось различных вопросов, касающихся того, как креативная сфера развивается в России.

— Например?

— У нас кино, анимацией, театром, музыкой занимается Минкульт; ТВ и радио — Минкомсвязь; архитектурой и урбанистикой — Минстрой. Все эти направления, если их объединить, составляют креативную индустрию. Но при нашей системе отнесения их к разным ведомствам на первом месте стоят вопросы, касающиеся стратегических направлений, нацпроектов и так далее. Никто не рассматривал креативную индустрию как новый сектор экономики. 


При этом я довольно много езжу по стране и могу сказать, что от Калининграда до Тюмени уже работает немало локальных групп, союзов, ассоциаций и агентств, которые на местном уровне решают вопросы, связанные с креативными индустриями (именно в такой формулировке). А на законодательном федеральном уровне такой формулировки не существует. Государство сейчас в роли догоняющего.

— А нужно ли это участникам рынка?

— Состояние, когда «нас не видят, но мы работаем и нам вроде бы хорошо», продолжается уже лет десять. И, естественно, за это время появились сильные игроки. Например, Universal University, «Флакон» — эдакая институциональная ветка, которая делает всяческие пособия по развитию кластера в городе. С прошлого года работает Союз креативных кластеров. Есть локальные точки притяжения, такие как «Контора пароходства» в Тюмени или «Октава» в Туле. Даже в Минкульте появилось целое направление по развитию школ креативных индустрий в прошлом году; правда, там это называют другими терминами – «креативные технологии», «технопарки», как угодно, но не креативная индустрия. Хотя ООН объявила 2021 год Международным годом креативной экономики в целях устойчивого развития.

РСПП запланировал довольно много активностей в этом направлении, но коронавирус нам помешал. С другой стороны, он принес нам совершенно другие условия — пандемия «обнулила» экономику, очень сильно перетряхнула разные сектора. И конечно же, по малым предприятиями, по средним предприятиями, по самозанятым ударило очень сильно.

Сейчас очень важно поддержать креативный сектор и посмотреть на него институционально, со всеми вытекающими мерами — введением ключевых понятий, формированием стратегии развития, адаптацией ОКВЭДов, объединением усилий профильных министерств и департаментов. Государство не замечало этого сектора, и, если дальше продолжит так же, это будет иметь очень тяжелые последствия. Мы откатимся на несколько лет назад: исчезнут предприятия, разрушатся наработанные связи. Придется перезапускать очень много процессов.

— Насколько коронавирус повлиял на обращение к председателю правительства? Или оно было бы составлено в это же время и в той же форме?

— Я думаю, что мы бы двигались немножко иначе (в апреле сорвалось два крупных события на эту тему, в рамках которых мы готовили дискуссию). В текущих условиях обсуждение идет по-другому, но оно необходимо, потому что прямо сейчас мы каждый день теряем какого-то предпринимателя, какой-то процесс.

Считаю, что творчество в этой ситуации не должно угасать, оно должно, наоборот, бурлить! И знать, что государству это нужно, что оно в этом видит новый вектор роста, а так оно и есть, ведь креативная индустрия — межсекторальная среда, где кино объединяется c ИТ, театр — с играми и так далее, через это рождается то, чего ранее не было, и это двигает экономику.

— Что из положений, предлагаемых РСПП в обращении, на ваш взгляд, наиболее важно?

— Есть два момента. С одной стороны, нужно договориться об общих понятиях и значениях этих понятий. С другой — есть срочные меры, касающиеся того, чтобы бизнес остался на плаву прямо сейчас. Это в первую очередь финансовая поддержка и предоставление льгот — налоговые каникулы, возможность не платить аренду и так далее. Но в каком-то смысле вопрос с финансами упирается в понятийный ряд. Сейчас мы ждем реакции правительства. Если бы хотя бы процентов 15–20 из того, что мы перечислили, реализуют сейчас, будет польза.