Ах, «Жигули» мои вы, «Жигули»: полвека назад легендарная «копейка» пошла в массы

Валерий БУРТ

17.05.2021

09-VAZ-28.jpeg

Полвека назад, 28 марта 1971 года, была сдана в эксплуатацию первая очередь Волжского автомобильного завода. Вскоре там начался массовый выпуск чрезвычайно популярного в СССР автомобиля «Жигули». За основу отечественной конструкции взяли созданный итальянцами в середине 1960-х Fiat 124, в который инженеры внесли ряд существенных изменений.

Построить огромный завод и выпускать на нем пригодные как для использования внутри страны, так и для экспорта автомобили предложил в середине 60-х председатель Совета министров Алексей Косыгин. Спрос на машины в Советском Союзе значительно опережал предложение. В 1964-м с конвейеров наших предприятий сошло чуть больше 185 тысяч легковых авто. Правительство решило к 1970 году увеличить их выпуск до 700–800 тысяч — не только за счет нового предприятия, но и благодаря усилиям других крупных автозаводов: горьковского, ульяновского, запорожского, московского (МЗМА).

Генеральный секретарь компартии Леонид Брежнев эту идею поддержал, 20 июля 1966-го ЦК КПСС и Совет министров приняли решение о строительстве в Тольятти Куйбышевской области (были поначалу и другие претенденты — Минск, Ярославль, Белгород, Бровары…) нового предприятия по производству малолитражных авто.

Представители СССР, искавшие солидных партнеров за границей, нашли их в лице акционеров итальянского концерна Fiat, чье руководство предложило самые выгодные условия сделки. К тому же автомобиль этой фирмы считался в Европе престижной машиной (в 1967 году даже был признан лучшим на континенте).

Некоторые партийные и советские деятели полагали, что следует начать сотрудничество с Renault. Но когда заядлому водителю Брежневу предложили такой вариант, генсек его с ходу отверг: «Итальянцы нам ближе, чем французы. Брать будем Fiat». Ходили слухи, что Леонид Ильич лично обкатал прототип будущих «Жигулей», сделав несколько кругов вокруг Кремля.

15 августа 1966-го заключили контракт по созданию у нас автозавода с полным производственным циклом. Документ подписали министр автомобильной промышленности СССР Александр Тарасов и глава Fiat Джанни Аньелли. Это была самая крупная сделка (ее стоимость составила 900 миллионов долларов) с иностранцами в истории Советского Союза.

На профессионалов из-за рубежа возлагалось техническое оснащение завода и обучение персонала. Генеральным директором предприятия назначили заместителя министра автопрома Виктора Полякова.

Начатая в январе 1967 года стройка в Тольятти была объявлена ударной, на нее съехались лучшие специалисты страны, и первая очередь ВАЗа была построена за рекордно короткие сроки. Незадолго до схода с конвейера первого автомобиля журнал «За рулем» объявил конкурс на лучшее название. Предлагались разные варианты: «Искра», «Комсомолец», «Ленинец», «Ласточка», «Юбилейный», «Спутник», «Фиалка»... Наибольшее количество голосов собрал простой и красивый волжский топоним. Возможно, не последнюю роль тут сыграл хорошо запоминающийся рефрен прекрасного русского романса «Ах, Жигули мои вы, Жигули».

Наш автомобиль был очень похож на Fiat 124, однако его копией не являлся. Инженеры с Апеннин внесли в советскую модель немало изменений: усилили сцепление, упрочнили кузов, изменили конструкцию подвески, установили барабанные тормоза вместо дисковых, добавили наружное зеркало заднего вида и механизм раскладки передних сидений... «Жигуленок», прозванный впоследствии «копейкой», стал самым комфортабельным и надежным автомобилем Советского Союза.

Утром 19 апреля 1970-го Волжский автогигант выпустил первые шесть машин. Две из них были окрашены в синий цвет, четыре — в красный (по цветам флага РСФСР). Первенца марки ВАЗ-2101 спустил с конвейера итальянский шеф-инструктор Бенито Гуидо Савоини.

Запечатлеть этот момент для истории на фото удалось немногим, поскольку директор завода Поляков накануне отдал приказ: «На главный конвейер с фотоаппаратом никого не пускать — ни работников, ни строителей, какие бы они ни показывали мандаты. Никаких корреспондентов без моего письменного разрешения. Вплоть до министра».

К чему такие строгости? Создатели машины опасались, что сборка окажется некачественной? Боялись сглаза?

Как бы то ни было, съемку большого исторического события все ж таки произвели: начальник участка цеха 45-3 Геннадий Евтушенко, тайком передавая свой фотоаппарат бригадиру Анатолию Дюжакову, наставлял: «Исхитрись, но запечатлей историю». И тот ответственное задание выполнил. Его снимки, хранящиеся в музее ВАЗа, — единственные фотодокументы, свидетельствующие о появлении на свет первой «копейки».

Другая историческая дата — 28 октября 1970-го. В тот день в Москву с берегов Волги отправился эшелон (опять-таки первый) с новенькими авто. В столице этот поезд встретили с восторгом. А в конце марта следующего года была сдана в эксплуатацию та самая первая очередь автозавода в Тольятти, которая обеспечила массовый выпуск то ли все еще роскоши, то ли уже вполне обычного средства передвижения (скорее, все-таки роскоши).

О «Жигулях» в Советском Союзе мечтали многие мужчины; женщины — тоже, но представительницы прекрасного пола за руль тогда садились нечасто. Чтобы стать обладателем «копейки», надо было выложить весьма солидную сумму в рублях — 5620, хотя для достижения заветной цели многим гражданам требовались не только деньги, но и долготерпение: надо было годами стоять в очереди, попасть в которую тоже было непросто, затем начинались многолетние ожидания, пока не придет вожделенная почтовая открытка с приглашением посетить автомагазин.

«На заре советской автомобильной эры все мы, естественно, мечтали купить машину, — вспоминал в своей книге «Склероз, рассеянный по жизни» Александр Ширвиндт. — А это по тем временам являлось дикой проблемой. Нужно было ходить, подписывать бумажки, чтобы тебя поставили в очередь. Для покупки «Жигулей» приходилось на протяжении месяца еженощно отмечаться на пустыре под городом Химки. Один прогул — и вылетаешь из списка. Зяма Гердт, Андрюша Миронов и я создали команду для дежурств».

Оказалось, что артистов и прочих граждан записывали не на новые, а на старые авто, то есть на пустыре под Химками действовала автомобильная комиссионка. Однако и покупка подержанной машины была связана с немалыми трудностями. Об этом даже Алла Пугачева когда-то пела:

Кузов поношенный, весь перекошенный,

Годный скорей на утиль.

Где-то за городом очень недорого

Папа купил автомобиль.

По рассказам Аллы Борисовны, ее первым автомобилем был зеленый ВАЗ третьей модели. Но управляла она им всего несколько раз, потом ее возил личный шофер. «Я и автомобиль — вещи несовместимые», — говорила певица, которая действительно сильно рисковала, когда садилась за руль (к примеру, во время съемок клипа песни «Надо же» въехала в Останкинский пруд).

«Жигуленок» не раз становился героем популярных фильмов: «Москва слезам не верит» (персонаж Олега Табакова озабоченно говорит Катерине: «У тебя кардан стучит») и «Невероятные приключения итальянцев в России» («Жигулями» управляет итальянская актриса Антония Сантили, которая лихо уходит от «Москвича» под управлением Андрея Миронова), «Ирония судьбы, или С легким паром!» (отвергнутый своей возлюбленной Ипполит в отчаянии газует на льду замерзшей Невы) и многие-многие другие. В картине «Самая обаятельная и привлекательная» машина помогает Наде Клюевой обратить на себя внимание. Она небрежно бросает сослуживцу Володе: «Это мой знакомый приезжал! Уговаривает выйти за него замуж». И тут же слышит в ответ: «Выходи, Клюева! Что тут думать? Последняя модель «Жигулей»!»

Что же касается первенца, «копейки», то ее обычно вспоминают у нас самым добрым словом. Нежные чувства к ней испытывали когда-то миллионы автолюбителей. Имелись, конечно, и у нее недостатки, но достоинств набиралось несравнимо больше. Она была относительно простой в управлении, экономичной, для своего времени весьма комфортной и эффектной. С другими преимуществами тоже все обстояло более или менее благополучно. Капитальный ремонт автомобилю требовался после десятка путешествий — по нашим, советским дорогам! — из Москвы до Владивостока (порядка 100 тыс. км). Некоторые экземпляры при постоянной эксплуатации обходились без капремонта десятилетиями!

Официальный срок службы «копейки» составлял семь лет, но советский потребитель продлевал жизнь четырехколесной любимицы всеми правдами-неправдами. В журнале «За рулем» имелась постоянная рубрика «Мы едем на «Жигулях», где специалисты давали советы по уходу за машиной. В 1990-е это издание устроило конкурс, в котором читатели определяли «Российский автомобиль столетия». Безоговорочную победу одержал ВАЗ-2101.

Машины этой марки — под «псевдонимом» «Лада» — шли на экспорт. Первая партия была отправлена (сегодня в это трудно поверить) в Бельгию, Голландию, Финляндию и Польшу. Их также везли в ФРГ, Австрию, Великобританию (праворульные), Францию, Швейцарию, Египет и Нигерию. В отличие от автомобилей, использовавшихся внутри страны, на них ставили более мощные моторы, аккумуляторы повышенной емкости, усиливали трансмиссию. Кузов производили из утолщенного металла с антистатической и антикоррозионной обработкой.

Более того, ВАЗ-2101 собирали и в других странах. В Испании он назывался SEAT 124, в Турции —TOFAŞ Murat 124, в Южной Корее —Fiat-KIA 124. Советскую машину также выпускали в Индии, Аргентине и Венесуэле.

После распада СССР целые вереницы подержанных «лад» потянулись в обратном направлении. Тогда шутили, что мамонты — то бишь поездившие по Европе ВАЗы — уходят умирать на родину…

На дорогах России и сейчас встречаются «Жигули» ранних серий, можно даже увидеть старушку-«копейку» — с сильно поцарапанным, иногда в заплатах, туловищем, изрядно проржавевшую, многократно разобранную и собранную, невозмутимо катящую, как и полвека лет назад, по сверхоживленному шоссе.

Иногда попадается на автостраде и образцово ухоженный, сверкающий чистотой старенький «жигуленок». Его хозяин, русский умелец, который, видимо, не в силах с ним расстаться, проделал не просто основательный, а самый капитальнейший из ремонтов, поменял буквально все — от двигателей и рычагов подвески до крыльев и лонжеронов.

Производство ВАЗ-2101 прекратили в 1982 году. Всего было выпущено более двух миллионов семисот тысяч экземпляров этой модели. «Копейка» стала первым классическим европейским автомобилем, выпущенным в Советском Союзе.

Удивительно, но «Жигули», как и в далекие 70-е, продолжают угонять, такие случаи в полицейских сводках до сих пор фигурируют. Например, недавно петербургские стражи порядка получили заявление о пропаже «пятерки» (ВАЗ-2105), которой владеет каскадер, дублер актера Павла Прилучного в фильме «Мажор». Заявитель оценил ущерб в 150 тысяч рублей.

Правоохранители быстро и профессионально выполнили свою задачу, просмотрев записи камер наблюдения, они установили время угона и подозреваемых лиц. Вскоре в поселок Бугры Ленинградской области поспешила оперативная группа, которая взяла угонщиков с поличным. Автомобиль возвращен владельцу и будет снова участвовать в съемках.

У многих из тех, кто родился и вырос в СССР, «Жигули» вызывают понятное чувство ностальгии, одним своим видом пробуждая воспоминания о молодости, о том, что было и остается бесконечно дорогим — о трудном, но счастливом семейном быте, определивших судьбу мгновениях, радостных приключениях, забавных случаях... Да мало ли о чем может рассказать старый добрый автомобиль.

Материал опубликован в февральском номере журнала Никиты Михалкова «Свой».