Музеи в эпоху пандемии: локдауны, сокращения бюджетов и помощь художникам

Ксения ВОРОТЫНЦЕВА

29.12.2020

Фото: АГН Москва.


Что происходило с музеями в нынешнем году и что их ждет в следующем? Об этом — в материале «Культуры».

Уходящий год был сложным для культурной сферы, но особенно трудно пришлось музеям. После сокрушительного весеннего локдауна наступила летняя передышка, когда, казалось, почти удалось адаптироваться к новой реальности: маски, санитайзеры, посещения по сеансам. Музейщики шутили — это уникальная возможность увидеть полупустые залы, пообщаться с искусством тет-а-тет. Однако эпидемия развивалась по своим законам. Грянул новый локдаун: московские музеи были вынуждены приостановить прием посетителей с 13 ноября по 15 января. Как музейщики оценивают финансовые потери? Какие выставки пришлось отменить, а какие перенести? А главное, что будет с бюджетами музеев в 2021-м и что получится показать зрителям? За ответами на эти вопросы «Культура» обратилась в московские музеи.

Отмены, потери, переносы

С проблемой выпадающих доходов столкнулись, наверное, все институции. Как рассказала «Культуре» Ольга Бравая, руководитель отдела по связям с общественностью Пушкинского музея, в нынешнем году внебюджетные доходы музея упали в 3,5 раза. Ряд крупных проектов, запланированных на этот год, перенесли на 2021-й: в марте должна открыться выставка Билла Виолы, а в декабре — «Выставка современной графики из собрания Центра Помпиду» (из коллекции семьи Герлен). При этом главной экспозицией следующего года станет выставка работ из коллекций братьев Морозовых: часть масштабного проекта по временному воссоединению собраний Морозовых, а также Щукиных, разделенных между Москвой и Петербургом. А вот некоторые выставки, намеченные на 2020-й, Пушкинский передвинул даже на 2022 год: например, «Джузеппе Арчимбольдо и его время» и «Шедевры из музея Каподимонте в Неаполе».

Елизавета Лихачева, директор Музея архитектуры им. Щусева, прокомментировала «Культуре» ситуацию с выпадающими доходами: «Мы потеряли приблизительно две трети того, что зарабатывали: в совокупности это составляет четверть бюджета музея». Есть потери и у Исторического музея: как рассказали «Культуре» в пресс-службе, в 2020-м ГИМ недополучил более 400 миллионов рублей.

«Доходов у музеев в этом году практически не было, — пояснила «Культуре» директор Мультимедиа Арт Музея Ольга Свиблова. — Наш музей в последние годы зарабатывал около 60 миллионов рублей в год. И это очень много по отношению к нашему бюджету. 90 процентов заработка составляли билеты: у нас, к счастью, высокая посещаемость. Но в этом году мы работали лишь 4 месяца. К тому же в сентябре мы открылись с соблюдением рекомендаций Роспотребнадзора, что позволяло принимать не больше трети обычного числа зрителей. Было сложно, в том числе, и для публики — посещение по сеансам, электронные билеты. Правда, в итоге зрители адаптировались: мы видели повышение посещаемости в конце октября—начале ноября. Но доходов у нас все равно было мало».

Все в парк!

С падением доходов столкнулись и музеи-заповедники, хотя их выручали парки, куда после снятия весенних ограничений хлынули посетители. Елизавета Фокина, директор «Царицыно», крупнейшего в Москве музея-заповедника, рассказала «Культуре»:

— Наш музей-заповедник с территории 400 гектаров зарабатывает не только на входных билетах: в общей структуре доходов они занимают четвертую часть. Для нас существенным источником доходов в доковидное время были организация мероприятий и парковые услуги. Мы зарабатываем на прокате, организованном на территории парка, на музейных сувенирах, общепите и торговле. Из-за пандемии мы, скорее, потеряли на этих видах дополнительных доходов. В 2019 году территорию музея-заповедника посетило 6,5 миллиона человек, полтора миллиона из них стали гостями дворцового комплекса. Кроме того, в прошлом году у нас было много иностранных туристов, в частности — китайцев. В нынешние дни ежедневное количество людей в парке не уменьшилось. В летний период, когда совсем не было иностранных туристов, парк в среднем посещало от 10 до 30 тысяч человек в выходные, как и в прошлые годы. А по итогам 2020 года мы ожидаем, что общая цифра посетителей музея-заповедника окажется на уровне 5 миллионов посетителей. Другое дело, что количество наших услуг сократилось. Например, стало больше бесконтактных услуг. Отсюда — выпадающие доходы. Тем не менее, мы сохраняем зарплаты сотрудников на уровне 2019 года. Департамент культуры города Москвы выплатил городским музеям компенсацию в виде недополученного дохода на заработную плату.

По словам Елизаветы Фокиной, в 2020-м музею удалось провести все выставки — кроме масштабного международного проекта «Под маской Венеции». Изначально он был запланирован на май, потом перенесен на декабрь и в итоге «переехал» на май 2021 года. Кроме того, в «Царицыно» в 2021-м должна пройти Триеннале текстильного искусства и современного гобелена: предметы можно будет увидеть не только в пространстве выставки, но и в интерьерах дворца и в парке. Совместно с благотворительным фондом «Гольфстрим» планируется выставка «Искусство быть» — передвижной проект, раскрывающий тему инклюзии и диалога. Готовится театрально-музейный проект, посвященный российской опере, над которым работают два куратора — театральный критик Илья Кухаренко и художник Алексей Трегубов.

«Мы оптимисты, — признается Елизавета Фокина, — и все цифры следующего года будем стараться ориентировать на показатели 2019-го».

А что с бюджетом?

В Историческом музее тоже настроены оптимистично — хотя бюджет на 2020-й все же пришлось урезать. В пресс-службе ГИМа «Культуре» сообщили: «Учитывая текущую ситуацию, бюджет сокращен в два раза по сравнению с 2019 годом. По мере возвращения музея к нормальной работе, возобновлению приема посетителей бюджет будет корректироваться. Проекты 2021 года надеемся реализовать в полной мере — выставочная программа будет насыщенной, поскольку ряд выставок, запланированных на 2020 год, перенесены на 2021-й. Большинство проектов планируется осуществить при поддержке Министерства культуры, а также при поддержке наших спонсоров». В объявленных планах ГИМа на следующий год — выставка гравюр Альбрехта Дюрера (должна открыться в конце марта), проекты, рассказывающие о викингах и о железном веке (оба откроются в апреле), а также выставка к 300-летию провозглашения России империей (открытие запланировано на июнь).

В целом, государственные музеи не остались без поддержки. Например, Пушкинскому музею правительство РФ выделило дополнительную субсидию в 250 миллионов рублей для компенсации выпадающих доходов. Поддержали и Музей архитектуры: по словам директора Елизаветы Лихачевой, Министерство культуры компенсировало потери музея на 70 процентов: «Нам не пришлось отказываться от проектов или урезать бюджет. Более того: на следующий год нам повысили базовую субсидию. Это позволит нам перестроить работу, в том числе в части фандрайзинга. В целом, надеемся, что следующий год финансово будет более успешным, чем уходящий». Пока, впрочем, музей поставил на паузу международные проекты. Елизавета Лихачева пояснила: «Мы не знаем, кто к нам сможет приехать. До тех пор, пока не будет снят общемировой локдаун, все международные поездки под большим вопросом. Думаю, весь следующий год музеи мира будут ориентироваться, прежде всего, на внутреннюю аудиторию».

В планах МУАРа на 2021-й — выставка «Педагоги архфака. К 100-летию ВХУТЕМАСа» (запланирована на конец февраля), экспозиция, посвященная Константину Мельникову (откроется в декабре) и проект «Архитектура памяти», рассказывающий о влиянии военных событий на развитие архитектуры и градостроительства (откроется в июне).

Городские музеи поддержал Департамент культуры города Москвы. Например, Мультимедиа Арт Музею это позволило сохранить команду, рассказала «Культуре» Ольга Свиблова: «Помимо существенной помощи от города мы получили еще один подарок. Нам давно не хватало площадей для хранения коллекции. А ведь развитие коллекции является важнейшей частью музейной деятельности. Сейчас нам подарили 2,5 тысячи квадратных метров в новом фондохранилище, открытом Департаментом культуры для московских театров и музеев. Первые залы получили МАММ и Музей Москвы. Это колоссальный подарок. Кроме того, нам обещали закупку оборудования для создания онлайн-продукта. Работа с онлайн-форматом — интересное, но сложное дело: оно требует новых квалификаций, сотрудников, аппаратуры. Это настоящий челлендж. Зато мы видим, как к нам «приходят» люди из регионов, зарубежные коллеги. И этот результат надо развивать. Только тяжело стало работать: уже не по 12, а по 16 часов в день».

После закрытия музеев в ноябре МАММ начал монтировать новые выставки — посетители смогут увидеть их не раньше января: например, работы легендарной американской художницы Сэнди Скогланд, репортажи известного французского фотодокументалиста Паскаля Мэтра и произведения художника Паруйра Давтяна, вступающие в диалог со знаменитыми «Кувшинками» Моне. В 2021-м музей намерен провести традиционный фестиваль «Мода и стиль в фотографии»: в частности, показать выставку легендарного британского фэшн-фотографа Ника Найта (есть надежда, что сам мэтр тоже посетит столицу). Ждут в Москве и работы знаменитого фотографа Александра Гусева, много лет живущего в Британии (его выставка откроется в апреле). Проектом «Бестиарий» почтят память итальянского фотографа Франка Орвата, недавно ушедшего из жизни. Летом ожидается ретроспективная выставка классика современного искусства Бориса Орлова. Осенью все залы музея займет проект «Коллекция!»: российское современное искусство, которое в 2016-м году было передано в дар Центру Помпиду — всего более 500 работ. А в декабре в музее пройдет новая международная биеннале Art for the Future, посвященная искусству, использующему новые технологии.

— Трагедии, которые принесла нам пандемия, заставили нас быстрее думать о будущем, — отметила Ольга Свиблова. — Это будущее все равно бы наступило, однако пандемия его приблизила.

«Частники» помогают художникам

Частные музеи лишены мощной государственной поддержки: им приходится рассчитывать, в основном, на собственные силы. Юлия Петрова, генеральный директор Музея русского импрессионизма сообщила «Культуре»: «В 2020 году Музей русского импрессионизма был открыт для публики всего 6,5 месяцев. За время простоя только прямые потери музея составят около 20 миллионов рублей. Прибавьте сюда расходы на изменение планов, перенос выставок, увеличение числа онлайн-активностей, большинство из которых требуют расходов, но не приносят дохода». По словам Юлии Петровой, сокращать бюджет на 2021-й пока не планируется: «Но только при условии, что в наступающем году мы сможем работать без таких перебоев». Однако коррективы в расписание выставок все равно пришлось внести: «Изменения коснулись прежде всего международных проектов. Переносятся выставка французского мастера Эжена Каррьера и экспозиция японского импрессионизма, которую мы готовим вместе с музеями Токио и Киото. Сейчас определяем для них новые сроки, удобные всем партнерам, среди которых Музей Орсе, Токийский Национальный музей и Национальный музей современного искусства в Токио». В апреле 2021-го музей откроет выставку «Охотники за искусством», рассказывающую о советских коллекционерах 1950—1980-х — эпохе, когда собирательство было сопряжено с риском. А в сентябре расскажет о легендарной выставке русского искусства в США 1924—1925 годов, представившей американским зрителям более 1000 произведений лучших русских художников: впоследствии эти работы разошлись по миру.

Музей современного искусства «Гараж», несмотря на непростые времена, сам решил помочь художникам. Ася Тарасова, руководитель департамента выставочных, научных и просветительских проектов Музея «Гараж», рассказала «Культуре»: «Сокращение бюджета произошло логичным образом, поскольку часть программ перенеслась в онлайн, а часть на 2021—2022 год. Однако из экономии средств в связи с локдауном музей осуществил ряд проектов, которые поддержали творческое сообщество: например Garage Reflexions, позволивший собрать интересные статьи авторов с иллюстрациями художников. Авторы рефлексировали на тему происходящего в связи с пандемией, и финансовая поддержка творческого сообщества на тот момент была очень важна. Кроме того, поскольку мы вынуждены были отменить книжную ярмарку, команда решила поддержать издательства и объявить open call, собравший ряд интересных предложений, которые мы поддержали в книгоиздательстве».

«Гараж», по словам Аси Тарасовой, не хочет отказываться от договоренностей с международными художниками. В планах на следующий год — первая выставка в России Томаса Деманда: художника, воссоздающего реальные интерьеры с помощью картона и бумаги, а затем фотографирующего их (выставка должна открыться в сентябре). Кроме того, музей продолжит поддерживать арт-сообщество: проект «Выбирая дистанцию: спекуляции, фейки, прогнозы в эпоху коронацена» предложит художникам отрефлексировать текущую ситуацию. А выставка «Настоящее время, несовершенный вид» расскажет об отменах и нереализованных идеях — проблеме, хорошо знакомой художникам и архитекторам и ставшей особенно актуальной в наши дни (оба открытия запланированы на март).

Конец музейного бума

Каким бы ни был мир постковидной эпохи, очевидно одно: возвращения «музейного бума» — то есть ситуации, когда музеи буквально купались во внимании публики — в ближайшее время ожидать не стоит. Возможно, мы больше никогда не увидим ни гигантские очереди, ни битком набитые залы. Зато многие реалии нынешнего времени — сеансы на посещения, электронные билеты — прочно войдут в нашу жизнь. Это означает, что музеям придется тщательно работать с аудиторией, бороться за ее внимание, учитывать разнообразные потребности. Многие институции это хорошо понимают.

— Мы всегда занимались исследованием аудитории, — рассказала Елизавета Фокина. —Но, в основном, изучали интерес публики к выставкам и причины, по котором люди приходят в музей и в парк. Наша аудитория очень разнообразна, она распадается на разные типы: друзья музея, спортсмены, землячество, мамы с детьми, экспертное сообщество. Этот год подарил нам возможность с каждой конкретной группой разговаривать на своем языке. Если качественно поработать с одним зрителем, он может привести к нам тысячу. С учетом изменившихся условий мы стали более внимательно относиться к каждому посетителю. Мы привыкли работать с людьми — и конечно всегда их ждем. В изменившихся условиях мы понимаем, что должны думать над разными форматами – как локальными, так и масштабными, как онлайн, так и офлайн, обращаясь к каждому нашему посетителю.


Фото: АГН Москва; Кирилл Зыков / АГН Москва .