От Александра III до сына Эсте Лаудер: кто пополнял коллекцию Русского музея

Евгения ЛОГВИНОВА, Санкт-Петербург

04.08.2020

Фото: Евгения Логинова.


Русский музей открыл масштабную выставку «Художники и коллекционеры — Русскому музею. Дары. 1898–2019. Избранное». Вещи, подаренные музею с момента его основания, в таком объеме показывают впервые.


После вынужденного перерыва вновь открылся Русский музей. Сразу на всех основных площадках — в корпусе Бенуа, Мраморном дворце, Михайловском (Инженерном) замке и Строгановском дворце выставлено около 1500 произведений разных эпох, поступивших в собрание музея со дня его основания (1898) и по 2019 год от дарителей: коллекционеров, меценатов, художников и их наследников. Столь актуальный сегодня диалог музея и его друзей приурочен к его 125-летнему юбилею.

Самым первым дарителем считается император Александр III. Увлеченный идеей создания музея, подобного галерее Павла Третьякова в Москве, монарх посещал выставки Товарищества передвижников и Императорской Академии художеств и приобретал произведения, которые намеревался подарить будущему музею. Среди принадлежавших ему картин — знаменитые «Запорожцы» Ильи Репина, «Христос и грешница» Василия Поленова, «Фрина на празднике Посейдона в Элевзине» Генриха Семирадского, многочисленные полотна Ивана Айвазовского, Карла Брюллова, Алексея Венецианова, Павла Федотова, Сильвестра Щедрина.

После подписания Николаем II указа о создании Русского музея (1895) члены царской семьи также передали новой институции множество даров. Сам Николай II к 1917 году преподнес музею до 250 живописных произведений, не считая многочисленных рисунков, гравюр, предметов древнерусского, прикладного и народного искусства. Например, коллекции произведений баталиста Василия Верещагина (1905) и Валентина Серова (1912), которые император приобрел на посмертных выставках этих художников.

В числе наиболее щедрых дарителей была сестра императрицы, великая княгиня Елизавета Федоровна: она передала Русскому музею коллекцию мужа, великого князя Сергея Александровича, убитого террористом Иваном Каляевым. От нее поступили прекрасные портреты кисти ведущих мастеров второй половины XVIII — первой половины XIX века: Луи Каравака, Дмитрия Левицкого, Владимира Боровиковского, Степана Щукина, Джорджа Доу.

За счет даров царской семьи пополнялась и коллекция древнерусского искусства музея. Как рассказала «Культуре» заведующая отделом древнерусского искусства Ирина Соловьева, Николай II не просто обращался к иконописи, но хорошо ее понимал. Император направлял личные средства на приобретение древнерусского искусства, которое в Петербург для него привозили коллекционеры. Он также передавал музею иконы, которые ему дарили, причем среди дарителей были и простые люди.

«Подобное отношение к иконе встречается и в наши дни, — говорит Ирина Соловьева. — В начале 2000-х произошла трогательная история. После выставки копий фресок древнерусских храмов (у Русского музея самая крупная и уникальная коллекция) в музей пришел очень пожилой мужчина и сказал: «Мы посмотрели телевизор про ваш музей, у вас там, оказывается, одни только копии! Моя старуха говорит: надо вам помочь, возьми, снеси нашу икону, пусть хоть одна настоящая у них будет». Сейчас эта икона представлена на выставке».

С именем княгини Марии Тенишевой, художницы и мецената, связано дарение, положившее начало собранию рисунка и акварели XVIII — первой половины XIX века. Один из разделов этой коллекции включал первоклассные работы Ореста Кипренского, Максима Воробьева, Алексея Венецианова, Карла Брюллова.

Процесс дарения больших собраний часто происходил по завещанию коллекционера, который оставлял за собой право пользоваться коллекцией при жизни. Эта традиция появилась уже в первые годы существования музея. В 1904-м из собрания известного музыкального деятеля Митрофана Беляева в Русский музей поступили портреты композиторов Александра Глазунова, Александра Бородина, Николая Римского-Корсакова и Анатолия Лядова, написанные Ильей Репиным. Этот дар стал основой музейного собрания репинских портретов, которое в дальнейшем энергично пополнялось.

Традиции дарения не прервались с революцией, хотя на некоторое время главным инструментом наполнения музеев стала национализация. Порой национализировалось даже то, что владельцы и так собирались подарить музею. Куратор раздела рисунка и акварели XVIII — первой половины XIX века Наталия Соломатина рассказала «Культуре», что князь Владимир Аргутинский-Долгорукий еще в начале XX столетия дарил музею отдельные акварели и рисунки, предполагая в дальнейшем передачу всех произведений своей обширной коллекции. Однако она была национализирована прямо в стенах музея, куда владелец поместил ее на хранение во время революционных событий. Такая же судьба постигла и некоторые другие собрания, в том числе коллекцию Сергея Боткина, врача, старшего сына знаменитого физиолога Сергея Петровича Боткина. Увлеченный собиратель любил русский рисунок, в том числе акварели и графику художников объединения «Мир искусства».

С НЭПом в Москве и Ленинграде начали появляться новые коллекционеры. Многие из них позднее, в 1960–1980-е, передали собрания Русскому музею. Среди них — архимандрит Алипий (в миру — Иван Михайлович Воронов), известный врач Григорий Левитин, ученый-баллистик Борис Окунев. В числе недавних дарителей — ленинградские и петербургские коллекционеры братья Яков и Иосиф Ржевские, завещавшие Русскому музею коллекцию живописи, графики и прикладного искусства, насчитывавшую свыше 500 предметов. В ней были представлены работы известных мастеров, включая Ивана Айвазовского, Константина Маковского, Зинаиду Серебрякову, Михаила Нестерова, Илью Машкова, Владимира Лебедева. Кстати, дарители поставили музею условие, чтобы под постоянное экспонирование коллекции выделили залы Мраморного дворца.

Шедевры старой живописи не часто встречаются в современных коллекциях и на антикварном рынке. Порой такие произведения попадают в музей с помощью зарубежных друзей. Так, благодаря Рональду Лаудеру, сыну Эсте Лаудер, и итальянскому искусствоведу Бьянке Риччо, в музей попали два портрета кисти Ореста Кипренского. Одно из произведений («Портрет Басина») принадлежало Русскому музею с 1918 года. Во время Великой Отечественной оно было похищено нацистскими войсками из Алупкинского дворца-музея, где экспонировалось в составе временной выставки. Следы картины на долгие годы затерялись. В 1996-м она была продана на аукционе Christie's за 170 тысяч долларов. Владелец полотна, бизнесмен Рональд Лаудер, узнав о его прошлом, поступил благородно: безвозмездно передал портрет Русскому музею, приурочив этот дар к столетию институции. Так работа Кипренского вернулась в Россию после более чем полувековых странствий.

Но не только меценаты и коллекционеры обогащали музей шедеврами. Часть даров поступала от художников и их наследников. В 1957 году Юрий Рерих привез в СССР около пятисот картин своего отца — живописца Николая Рериха. Из них более 350 произведений, согласно завещанию художника, были переданы на постоянное хранение в Русский музей, сделав его обладателем наиболее полной «рериховской» коллекции в стране.

Современный состав дарителей гораздо демократичнее. Отношения с потенциальными дарителями ГРМ выстраивает исходя из приоритетов в восполнении пробелов в музейном собрании. Так, уже многие десятилетия Русский музей ведет большую работу с потенциальными дарителями с целью пополнения коллекции отечественного авангарда. В частности, музей получил в дар от Александры Томилиной-Ларионовой произведения Натальи Гончаровой и Михаила Ларионова, находившиеся во Франции. По праву гордится музей и уникальным собранием произведений Павла Филонова, насчитывающим около 300 работ живописи и графики, поступивших от сестры художника Евдокии Глебовой. Уже в 2018 году ГРМ получил в дар от Нины Суетиной, дочери художника Николая Суетина, собрание графики и архивных материалов, включающее, помимо прочего, свыше ста рисунков Казимира Малевича. Эти рисунки вместе с живописными полотнами, часть которых была ранее получена в дар от наследников художника, составляют крупнейшее в мире собрание произведений теоретика авангарда.

Не менее тщательная работа проводится с дарителями современного искусства, в чем убеждает экспозиция, развернутая в Мраморном дворце. Из большой коллекции, собиравшейся отделом новейших течений более 20 лет и насчитывающей свыше трех тысяч произведений, на выставке представлено 120 экспонатов. Заведующий отделом Александр Боровский открыл секрет, что подбор дарений происходит благодаря личным связям, так как финансирование на пополнение отдела не выделяется.

Фото Евгении Логвиновой. 1. М. Чижов, портрет В.А. Коссова, 1871 (дар сына скульптора в 1935) и А. Васнецов «Старая Москва. Улица в Китай-городе начала XVII в.», 1900 (дар Николая II. 1900). 2. Фрагмент экспозиции в корпусе Бенуа.