Выбор коллекционеров: «Наша «Пушкиниана» в Государственном музее А.С. Пушкина

Ксения ВОРОТЫНЦЕВА

24.07.2020

Фото: Софья Сандурская / АГН Москва.


Редкие вещи пушкинской эпохи из коллекции Подстаницких показывают на Пречистенке.

Эта выставка должна была открыться еще в мае. Однако случилась пандемия, и пришлось ждать два лишних месяца, чтобы «Наша «Пушкиниана» все-таки состоялась. Произведения из собрания известных московских коллекционеров — Татьяны и Сергея Подстаницких — разместились в залах Государственного музея А.С. Пушкина. С подачи директора Евгения Богатырева работы до октября «вмонтировали» в постоянную экспозицию. Получилось органичное соседство, ведь в коллекции Подстаницких — первые имена: Брюлловы (два брата — Александр и «Великий Карл»), Боровиковский, Кипренский, Тропинин, Гау, Соколов. Все вещи связаны с Александром Сергеевичем Пушкиным (на многих портретах изображены его знакомые) либо с пушкинской эпохой. 

Вчитываешься в подписи — и известные имена обретают плоть и кровь, а перед глазами вспыхивают светские ссоры, интриги, скандалы. И понимаешь, что общество той эпохи ближе нашему времени, чем кажется. Вот, например, портрет литератора Степана Шевырева кисти русско-польского художника Ксаверия Каневского. Шевырев был знаком с Пушкиным и даже оставил воспоминания о поэте. Кроме того, он прославился жарким спором о патриотизме с графом Василием Бобринским. Поводом для дискуссии послужили высказывания британского лорда адмиралтейства Роберта Пиля, приезжавшего в Москву на коронацию Александра II. По возвращении в Англию Пиль выступил с речами против России. В итоге ему пришлось уйти в отставку — в Британии боялись испортить отношения с Российской империей. Бобринский в разговоре с Шевыревым заступился за Пиля. По свидетельству Ивана Тургенева, завязалась перебранка, быстро переросшая в драку, в ходе которой Шевыреву сломали ребро. Оба участника потасовки были высланы из Москвы. В общем, страсти вокруг патриотизма кипели нешуточные.

Любопытно, что в коллекции Подстаницких есть изображение графа Алексея Бобринского — отца Василия Бобринского и внука Екатерины II и ее фаворита Григория Орлова: с портрета кисти знаменитого акварелиста Петра Соколова смотрит задумчивый юноша. Вообще работ Соколова, считающегося родоначальником акварельного портрета, на выставке немало — как известно, он запечатлел многих представителей высшего общества. В частности, в 1836 году создал акварельный портрет Пушкина (хранится во Всероссийском музее А.С. Пушкина).

Другой известный портретист и акварелист Владимир Гау запечатлел великую княжну Ольгу Николаевну, знавшую Александра Сергеевича и описавшую в мемуарах реакцию своих венценосных родителей на его гибель. А пейзажист Никанор Чернецов сам был другом Пушкина: его «Вид Дарьяла» висел в кабинете поэта на Мойке, 12. Александр Сергеевич проезжал ущелье в 1829 году, путешествуя по Кавказу. Вскоре после смерти друга Чернецов написал картину «А.С. Пушкин во дворе Бахчисарайского дворца».

Есть на выставке и пейзажи: изображение башни-руины в Царскосельском парке (автор — Иван Иванов), а также интерьеры крымского имения Льва Нарышкина, изображенные Карлом Боссоли. Нарышкин, как и его двоюродный брат генерал Михаил Воронцов, были одесскими знакомыми Пушкина.

Прогулявшись по музейным залам, можно выйти в Усадебный сад. Здесь к открытию выставки появилось 89 розовых кустов — дар Людмилы Ижуковой, владелицы подмосковного питомника «Гарден Клад». Число выбрано не случайно: роза упоминается в текстах поэта именно 89 раз. Тут же находится Садовый павильон, где развернута экспозиция «Домик коллекционера» — тоже из коллекции Подстаницких. На выставке можно увидеть редкие вещи, в том числе XX века — например, «Портрет матери», созданный русской импрессионисткой Еленой Киселевой, эмигрировавшей в 1920-м и на долгие годы оказавшейся забытой. А также работы Александра Бенуа и одного из самых известных русских портретистов Владимира Боровиковского.

«Культура» побеседовала с Татьяной и Сергеем Подстаницкими.

— Некоторые вещи попали к вам из собрания Сержа Лифаря: например, картина Чернецова. А как они оказались у знаменитого балетмейстера?

Сергей Подстаницкий: Точно невозможно сказать. Какие-то вещи он получил из коллекции своего друга и наставника Сергея Дягилева. Другие приобрел на антикварном рынке, в том числе у русских эмигрантов. Еще при жизни Лифарь устраивал несколько распродаж. Некоторые работы были проданы на аукционах в середине XX века и попали к нам через третьи-четвертые руки. Часть произведений удалось получить, когда наследники вдовы Лифаря в 2012-м выставили на аукцион буквально все, что нашлось в ее доме. В число этих вещей попали картина Чернецова, изображавшая Пушкина в Бахчисарайском дворце, и портрет Федора Гольтгоера (директора Царскосельского лицея. — «Культура»). Мы не знаем, как работа Чернецова оказалась у Лифаря, но еще в 1937 году он показывал ее на пушкинской выставке в Париже. Коллекция Лифаря хороша тем, что балетмейстер маниакально подписывал свои вещи. Из-за этого случаются приятные сюрпризы: покупаешь акварельку на аукционе в Париже, раскантовываешь ее, а на обороте написано: коллекция Сержа Лифаря. И к хорошей вещи добавляется замечательный провенанс.

— Вы говорили на вернисаже, что портрет графа Федора Толстого кисти Джорджа Доу видел сам Пушкин. Где и когда это случилось?

Сергей Подстаницкий: На академической выставке 1827 года. Две картины — портрет Федора Толстого и портрет его дочери Аграфены Закревской — висели рядом. С Аграфеной у Пушкина были достаточно тесные взаимоотношения.

— Как получилось, что вещи, связанные с Пушкиным, оказались на рынке? Казалось, их давно должны были разобрать музеи.

Татьяна Подстаницкая: Умирают коллекционеры, и не всегда потомки готовы продолжить их дело. Это очень грустно, поскольку продают даже фамильные портреты, что мне вообще трудно понять.

— Вы приобретаете вещи на отечественных аукционах или на зарубежных?

Татьяна Подстаницкая: В основном на зарубежных. Все это собиралось на моих глазах. Мы почти 20 лет вместе, и столько же лет нашей коллекции.

— Целенаправленно собирали работы, связанные с Пушкиным?

Татьяна Подстаницкая: Нет, просто Сережа любит портреты второй половины XVIII — начала XIX века. У меня есть своя коллекция, она частично представлена в «Домике коллекционера», я люблю Серебряный век. Но вообще покупаем все красивое.

— «Домик коллекционера» как-то связан с вашим реальным жилищем? В одном из наших прошлых разговоров вы рассказывали, что храните картины дома.

Сергей Подстаницкий: Некоторые работы в павильоне действительно висят примерно так же, как у нас. Правда, мы все-таки живем в квартире, а не в доме. Поэтому немного другая высота потолков. Но вот цвет стен действительно похож.

Фото Софьи Сандурской / АГН «Москва». На фото на анонсе — Сергей Подстаницкий, фото предоставлено пресс-службой музея