Театральный роман

12.12.2019

Евгения ЛОГВИНОВА

Фото: Евгения ЛогвиноваГосударственный русский музей открыл выставку «Александр Тышлер. Театр в станковых картинах», впервые собрав воедино в экспозиции свыше 70 графических и живописных работ театрального художника, хранящихся в музейных фондах.

«Главной задачей задуманной выставки, приуроченной к окончанию Года театра в России, — поделилась замыслом ее куратор Татьяна Кукла, — была презентация не столько материалов, напрямую отсылающих к театру, сколько показ живописных работ с элементом театральности. Выбор музея пал на наследие Тышлера, который был не только соратником известных актеров и режиссеров, но и прямым соавтором создаваемых ими образов. Опыт постижения сценического процесса изнутри позволил Тышлеру со временем создать свой собственный оригинальный мир театра на холсте — «Театр станковых картин».

Введением в главную тему экспозиции стали несколько работ Тышлера, непосредственно связанных с театром. Среди них эскиз декорации к неосуществленному спектаклю «Гамлет» в Ленинградском драматическом театре им. В.Ф. Комиссаржевской (1953), изображающий фантастический замок, поднятый в воздух на плечах кариатид. Сценическая трактовка Шекспира осуществлена художником в сказочном ключе. В этой работе можно увидеть деревянные статуи, широко используемые Тышлером в оформлении спектаклей, а также образ женщины, несущей на голове (и в голове) самый разнообразный груз забот и интересов (от цветов до домов), ставший одним из главных мотивов в творчестве мастера.

«Истоки формирования образного мира художника, — полагает  Кукла, — лежат в таких работах, как «Женский портрет» (1918–1919). Появление ее и ей подобных, изображающих обезглавленных женщин в гарроте (устройстве для казни через удушение), в творчестве художника стало отголоском жестоких сюжетов Гражданской войны».

Фото: Евгения ЛогвиноваСхожую природу, очевидно, имеет и прием с помещением голов прекрасных дам в «дома-клетки», символизирующий у Тышлера ограничение свободы его героинь («Женский портрет», 1934; «Набат», 1967). В одной из поздних работ художника «Архитектура №7» (1976) женщина, закованная в «единый архитектурный образ», явно не в силах сопротивляться бесцеремонному вторжению карабкающихся по ней путти. Сам художник расценивал свой прием как новаторство: «Я как бы даю не увиденное еще никем. Например, образ ожившей архитектуры, образ слитного с человеком натюрморта».

Один из главных акцентов выставки сделан на цикле работ на тему Гражданской войны, к ней мастер возвращался на протяжении всей жизни. Это и самостоятельные композиции, и иллюстрации к поэмам Багрицкого и Сельвинского. Став в 1919 году красноармейцем, Тышлер служил при управлении Южного фронта, делал плакаты для «Окон РОСТА», иллюстрировал первые буквари на идиш, калмыцком, мордовском, татарском языках. Хотя стрелять художнику и не довелось, это время оставило неизгладимый отпечаток в его памяти, он «увидел разоренные города и села, мертвые поля, рвы смерти, улицы после расстрелов и погромов, ужасы войны».

В 1920 году после демобилизации Тышлер вернулся в родной Мелитополь — Медовый город на реке Молочной. Вместе с писателем Максом Поляновским организовал мелитопольские «Окна РОСТА». Пять листов из серии «Агитпоезд (Театр Гражданской войны)» (1969) будут связаны с этим эпизодом биографии Тышлера. В одном из них («Агитпоезд №4») художник, вероятно, воспроизвел свои собственные изображения, украшавшие когда-то вагоны поезда-агитатора. В других рисунках серии изобразил драматическое действо, сопровождаемое игрой тапера. «До сих пор я живу детскими и юношескими воспоминаниями. На меня очень подействовали народные театры, балаганы, народные праздники и представления», — утверждал он.

Еще в середине 1920-х Тышлер сделал ряд рисунков «Махновщина». В 1930-е Тышлер развивает эту тему в своей живописи. Примечательно, что в его работах нет ни батальных, ни жанровых сцен в общепринятом смысле слова. Флора Сыркина, одна из жен Тышлера, отмечает, что эти «произведения художника близки к легенде, песне, балладе». В картинах «Юные красноармейцы читают газету» (1936), «Колчаковский фронт. Иисусовы полки», «Смерть командира» (обе 1937), «Махно перед бандой» (1939) образы героев представлены в свойственной автору театрально-декоративной манере.  

Фото: Евгения Логвинова

Тема революционного романтизма и Гражданской войны на Украине была близка Тышлеру. Он создал иллюстрации к поэмам Сельвинского «Улялаевщина» и Багрицкого «Дума про Опанаса». На выставке представлен рисунок, изображающий встречу Опанаса с батькой Махно («Махно», 1937). Неоднозначный образ революционного анархиста неоднократно привлекал художника, несмотря на трагическую гибель одного из старших братьев от рук махновцев.

С самого начала творческого пути Тышлер находился в гуще событий, среди известных деятелей искусства и литературы: встречался с Маяковским, Есениным, Хлебниковым, Осмёркиным, Лентуловым, Кончаловским, Альтманом. Со второй половины 1920-х работал с выдающимися актерами и режиссерами, в том числе с Михоэлсом, Мейерхольдом и Таировым. Среди оформленных им спектаклей — трагедии Шекспира, советские оперы, пьесы о современной деревне и Великой Отечественной войне. Главным интересом Александра Тышлера всегда оставался театр, тема подмостков пронизывала все его творчество: «На протяжении многих лет я работал в театре. И естественно, что театр оказывает на меня влияние, что бы я ни делал. Театральность есть в теме и решении каждого холста, каждого рисунка и скульптуры».


Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть