Здесь могла быть ваша афиша

18.05.2016

Ксения ВОРОТЫНЦЕВА

В ЦВЗ «Манеж» представили проект «История советского кино в киноплакате. 1919–1991». Когда-то афиши и постеры, нарисованные художниками, а затем отпечатанные в типографии, украшали каждый кинотеатр: их присылали вместе с копиями фильмов. После заката СССР обычай тихо сошел на нет. 

Старые экземпляры теперь увидишь редко: свою роль, как ни странно, сыграли огромные тиражи. Немногим приходило в голову коллекционировать то, что считали массовой продукцией. Относились к постерам несерьезно — как к расходному материалу. Нынешняя выставка, состоящая из более 300 экспонатов, реабилитирует «низкий» жанр. Подготовленная Государственным музейно-выставочным центром «РОСИЗО» и Московским музеем дизайна, она приурочена к Году российского кино.

Для начала организаторы показали, как создавался плакат. Основную экспозицию предваряют работы Василия Островского, предоставленные его дочерью Елизаветой. Здесь, например, можно увидеть гуашевые эскизы к фильму «Я купил папу» — истории о мальчике, которого растит мать-одиночка. На одном из листов четырехлетний Димка лопает мороженое, сидя на плечах чужого отца (случайно встреченного в зоомагазине). На другом — идет рядом с ним, держа перед собой клетку с белкой. Выбранный вариант нередко подвергался редактуре. Скажем, на постере к «Сказке о потерянном времени» видны типографские правки. Прямо на маятнике, «разрезающем» лист по диагонали, строгой рукой выведено: «Поставить жанровое определение».

Следующие залы посвящены эволюции плаката, крепко спаянного со становлением советского кино. В 1920-е в искусстве царил дух авангарда. Безусловными звездами считались братья Стенберги: их работы отличали юмор, лаконичность, смелый монтаж («Девушка с коробкой»). Интересная особенность тех лет — популярность афиш: листов с обозначением времени и места показа. В 1930–50-е эстетика поменялась. Тон на экране (как и в живописи) задавал соцреализм. Кино обрело звук, а постеры — детальное, реалистичное изображение: они расцвечивали «картинку» для зрителя, который, в основном, довольствовался черно-белыми фильмами. В центре внимания — ленты Григория Александрова. Например, Александр Зеленский экспериментировал с образом кинодивы Любови Орловой: изображал ее то с голубыми («Волга, Волга»), то с ярко-зелеными глазами («Цирк»).

1960-е — новая веха: художники увлекаются самовыражением. Приемы навеяны кинематографом, испытавшим влияние «новой волны» и итальянского неореализма. Один из лучших авторов той поры — Мирон Лукьянов: ему одинаково легко давался и современный стиль («Берегись автомобиля», «Три плюс два»), и аллюзии на древнерусское искусство («Андрей Рублев»). 

Финал экспозиции соотносится с последними годами Советского Союза, когда кино все больше погружалось в депрессию, мастера создавали не плакаты, а целые картины — тоже, порой, не слишком оптимистичные. Тоской и безысходностью наполнена, например, работа Михаила Ермолова («Запретная зона»). Сюрреалистические парящие в воздухе машины отсылают к смерчу, обрушившемуся на дачный поселок по задумке режиссера Николая Губенко. Впрочем, период «разброда и шатания» тоже будет интересен зрителям: в конце концов, это уже история. А окончательному погружению в советскую эпоху поможет нарезка фильмов, которую показывают на специальном экране. Приятного просмотра!


Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть