Куда исчезло наследство Баталова: расследование «Культуры»

Елена СЕРДЕЧНОВА

30.09.2020

BATALOV-2.jpg


Наш корреспондент попытался разобраться, что происходит с наследством легендарного актера

В сентябре разразился громкий скандал: вдова Алексея Баталова Гитана Леонтенко заявила о том, что ее дочь Марию Баталову — наследницу народного артиста СССР — обманным путем лишили квартир и денежных средств. 18 сентября Следственный комитет возбудил дело о мошенничестве. «Культура» поговорила со сторонами конфликта и узнала о новом повороте в этой запутанной истории.

Немного предыстории

Алексей Баталов умер 15 июня 2017 года. Похороны организовала вице-президент Гильдии актеров кино актриса Наталья Дрожжина и ее муж — юрист, меценат Михаил Цивин. Через полгода после смерти актера вдова подписала генеральную доверенность на имя г-жи Дрожжиной. Летом 2020 года Мария Баталова и Гитана Леонтенко узнали о том, что доля Марии в квартире, в которой они проживают, еще одна квартира и мастерская Баталова еще с сентября 2019 года ей не принадлежат. По договору пожизненного содержания с иждивением хозяйкой квартиры стала г-жа Дрожжина. Также со счетов семьи артиста исчезли деньги, в том числе сумма в размере 107 000 долларов. Сразу после этого Гитана Аркадьевна обратилась к юристу и отозвала генеральную доверенность. В сентябре конфликт вышел в медийную плоскость.

Друзья семьи?

У любой истории есть начало. Наверное, в этой все началось с появления у семьи Баталовых новых знакомых — четы Цивина и Дрожжиной. При этом версии сторон о знакомстве расходятся. Юрист и меценат Михаил Цивин сообщил «Культуре», что он с супругой дружил с семьей актера и с самим Баталовым не один десяток лет и что именно ему и его супруге Алексей Баталов перед смертью поручил заботиться о своей дочери — умнице и красавице, но, к сожалению, имеющий диагноз ДЦП.

А вот вдова великого актера, цирковая артистка Гитана Леонтенко рассказала «Культуре», что такого продолжительного знакомства не было.

— Не было никаких десятков лет дружбы. Михаил Цивин и Наталья Дрожжина появились у нас в семье, когда Леша заболел. В дом они вошли после похорон, когда я была в глубоком горе, — делится она.

Не подтверждает версию супругов и крестница Баталова Варвара, которая практически выросла в семье актера.

— Цивин и Дрожжина рассказывают, что они вхожи в семью давно. Но на самом деле они появились где-то за год до того, как Алексей Владимирович сломал шейку бедра. Начали обхаживать Гитану Аркадьевну. А вот сам Баталов их не воспринимал. Моя мама как-то спросила: «Алеша, а кто это?». Он сказал: «Никто», — рассказывает «Культуре» Варвара. — Гитана же не смогла разобраться в них. Когда Алексей Владимирович уже уходил и лежал в больнице, с ним сидел Владимир Иванов. И Володя мне сказал: «Варь, когда ты приезжаешь, Цивин всегда очень напрягается, спрашивает: «А кто это такая?», просит не оставлять тебя одну в палате, а то вдруг «она что-нибудь подпишет».

Варвара говорит, что она не могла понять, что она должна подписать, спрашивала у помощника, что он имеет в виду, но ясность наступила только сейчас. Цивин боялся, что их опередят и квартиры «уйдут».

Судя по всему, опасался этого и сам Алексей Баталов.

— К великому сожалению, оказался прав, — говорит изданию министр культуры России Ольга Любимова. — Безусловно, мы в курсе ситуации о мошеннических действиях с недвижимостью его семьи. И делаем все возможное, чтоб помочь вдове и дочери поскорее разрешить проблему, — делится она. — Мы находимся в постоянном контакте с коллегами и знаем, что 18 сентября 2020 года по поручению Председателя СК России Александра Бастрыкина следственными органами Главного следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по городу Москве возбуждено уголовное дело по ч. 4 ст. 159 УК РФ (мошенничество). И благодарны следствию за оперативную работу. Уверена, следственным путем будут тщательно проверены и всесторонне изучены все обстоятельства и иные факты, изложенные потерпевшими.

Новый поворот

Крестница Баталова Варвара в разговоре с «Культурой» утверждает, что ей уже угрожают.

— Мне уже звонили люди от Дрожжиной с угрозами. Позвонила общая с ней приятельница, сказала «тебе в это лезть не нужно, если бы ты мне сразу сообщила, что ты в это дело полезла, я бы тебя предостерегла, но теперь не буду». Я спросила: «Ты мне угрожаешь?» Она ответила, что просто предупредила, но разговор вышел очень неприятный, — говорит собеседница.

Михаил Цивин отрицает факт угроз, ссылаясь на то, что Варвару видел только на фотографиях, а телефона ее не знает. Но эскалации конфликта это нисколько не мешает. Некоторое время назад Варваре, по ее словам, позвонила знакомая и сообщила, что Наталья Дрожжина якобы распускает слухи о том, что ее мама — партнерша Алексея Владимировича по сцене на протяжении 35 лет — хочет отобрать его наследство.

— При этом мама живет в Австрии. Я тогда не могла понять, зачем им это нужно. А теперь поняла. Они искали козла отпущения, того, чье имя укажут в обращении в МВД. Летом же Цивин и Дрожжина написали письмо, адресованное министру внутренних дел Владимиру Колокольцеву. В нем они обвинили (знакомых Гитаны Леонтенко,  — «Культура») Татьяну Воронову и ее свекровь Марианну в противоправных действиях, — рассказывает крестница.

По ее мнению, Воронова насолила им ровно одним. Посмотрев на «гробовщиков» — так прозвал Цивина и Дрожжину режиссер Юрий Шерлинг, — посоветовала Алексею Владимировичу обратиться к юристу.

Варвара считает, что именно семья Цивина и Дрожжиной поссорили Гитану со многими старыми друзьями, спонсорами, в частности с Мариной Николаевой, прекрасной женщиной, которая им помогала.

Крестница Баталова вспоминает и еще одну некрасивую историю, произошедшую еще при жизни актера.

— Несколько лет назад прошла легенда, что Алексею Владимировичу негде жить. Для помощи актеру стали организовывать благотворительный концерт, а вырученные деньги должны были отправиться больному мальчику, который вдруг откуда-то появился. Потом выяснилось, что средства собирал именно Цивин, — говорит крестница артиста. — Алексей Владимирович мне позвонил и сказал: «Я тебя прошу, где угодно, в Фейсбуке, у Малахова, развей, пожалуйста, этот ужас. Что якобы для меня собирают деньги. Я в жизни никогда ничего ни у кого не просил», — говорит Варвара.

По ее словам, в театральных кругах «знают цену этой супружеской паре», у которой, по слухам, семь квартир в Москве.

— Михаил Цивин и Наталья Дрожжина еще в начале двухтысячных пытались оттяпать квартиру у актрисы театра «Современник» Натальи Каташевой, но не вышло. В 2013 году — у одинокой дочери актрисы Харитоновой пытались выманить квартиру. Даже у Бориса Корчевникова есть сюжет об этом. И таких вот случаев по Москве несколько.

Г-н Цивин в беседе с «Культурой» заверил, что Наталья Дрожжина ни у одного актера ничего не взяла: все квартиры получены ею от их родственников.

— И у этой семьи мы ничего не взяли, мы их не обманывали, наоборот — все, что мы для них делали, было только во благо. Мы летали с Машей в Венецию, исполняя завещание Алексея Баталова, мы создали фонд «Благор», среди учредителей которого Мария Баталова, а генеральным директором компании является Гитана Леонтенко, — сообщил он.

Было ваше — стало наше

Так что же произошло в сентябре 2019 года, когда права на недвижимость — треть квартиры в Доме на набережной, квартира на Самотечной улице, мастерская Алексея Баталова перешли из собственности Марии Баталовой в собственность Натальи Дрожжиной?

Михаил Цивин рассказывает «Культуре», что договор пожизненного содержания с иждивением, который зафиксировал переход права собственности от Марии Баталовой к Наталье Дрожжиной, заключили исключительно по просьбе Гитаны Аркадьевны.

— Это было сделано по просьбе вдовы, чтобы квартирами не завладели родственники — прежде всего сводная сестра Надежда Алексеевна (старшая дочь Алексея Баталова от первого брака — «Культура»). Три договора пожизненной ренты подписывала за Марию Алексеевну ее мама — Гитана Леонтенко. Договор этот заверен нотариусом, а значит, оформлялся в его присутствии. Он проверил дееспособность рентополучателя, разъяснил ему все пункты договора, — говорит собеседник «Культуры». — Эти документы были подписаны в сентябре 2019 года, зарегистрированы лишь через 3 месяца, в эти три месяца Дрожжина завещала все свое имущество Марии Баталовой.

По словам г-на Цивина, причиной оформления генеральной доверенности на Дрожжину стала та самая просьба Алексея Баталова позаботиться о его жене и больной дочери. Этот документ требовался, в частности, для оплаты ЖКХ, установки памятника на кладбище и мемориальной доски на доме.

Однако вдова Гитана Леонтенко не согласна с такой версией. По ее словам, договора пожизненного проживания с иждивением Мария не подписывала, а генеральная доверенность использовалась не только для установки памятника, но и для того, чтобы снять деньги со счетов и изъять ценные вещи из банковской ячейки.

— Я и Маша ничего не подписывали, нотариуса никакого не было. При том, что опыт с документами у нас был, всегда подпись дочери заверяли, тут — никого не было, — волнуется Гитана Аркадьевна. — Я не знала, что квартиры Машины были переведены в собственность Дрожжиной. Когда я услышала, что она рассуждает о том, что над Машей надо оформить опеку, я сразу обратилась к юристу. Сперва нам надо было восстановить документы, в том числе на квартиры. Потому что под предлогом хранения во время ремонта их увезли из квартиры Цивин и Дрожжина. Они прятали документы от меня, говорили: «Зачем вам они?»

Леонтенко уверяет, что и генеральную доверенность сознательно не давала, просто время от времени ей приносили кипу документов на подпись, часто для нее открывали лишь нижнюю строчку, целиком документ она не видела. Но так или иначе генеральная доверенность на Дрожжину была отозвана.

Юрист Татьяна Кириенко — именно она выяснила, что Мария Баталова лишилась квартир, —сообщила «Культуре»: 

— Меня позвали восстановить правоустанавливающие документы на квартиры в связи с тем, что Цивин и Дрожжина вывезли всю документацию и не отдавали ее Гитане Аркадьевне. По выпискам из реестра стало видно, что Мария Алексеевна уже не является собственником. Стали выяснять основания перехода права собственности — выяснили, что это нотариальный договор, по которому собственником стала Наталья Дрожжина, — рассказывает юрист. — Я спросила у Гитаны Аркадьевны, подписывала ли та договор, она ответила — нет.

Татьяна говорит, что сначала не поверила Леонтенко. Потому что для нотариуса такое нарушение чревато отзывом лицензии. Однако, когда они приехали к нему, юрист убедилась, что нотариус первый раз видит Гитану Аркадьевну.

— Они при мне познакомились, и нотариус не мог понять, кто есть кто. Хотя были заключены уже три договора (на них стоит также подпись и Леонтенко) и выписана генеральная доверенность. Сейчас нотариус утверждает, что он выезжал на дом, где удостоверил переход права собственности. — говорит Кириенко. — Когда я, уже имея генеральную доверенность, пришла в эту нотариальную контору и попросила дубликат договоров пожизненного содержания, то мне отказались их выдавать, посоветовав обратиться в суд. Это нарушение закона, поэтому мне пришлось обратиться с жалобой в Нотариальную палату. Стало ясно, что нотариус пытается что-то скрыть.

Копии договоров пожизненного содержания юрист все-таки смогла получить, но на них от руки была сделана приписка, что якобы эти договоры были удостоверены на дому. А вот адрес выезда не был указан, что является грубейшим нарушением закона.

Право или лево?

Г-жа Кириенко надеется, что следствие, которое сейчас ведется, выяснит причину, почему при заключении договора не было нотариуса. Также для юриста удивительно, что не возбуждено уголовное дело в отношении Цивина и Дрожжиной, хотя все квартиры переведены в собственность Натальи Георгиевны, нотариус — не выезжал, с расчетного счета деньги сняла Дрожжина. Но на сегодняшний момент следствие не может установить лица, которыми было совершено мошенничество.

Статья, по которой возбуждено уголовное дело, предусматривает наказание до 10 лет лишения свободы за мошенничество, совершенное организованной группой либо в особо крупном размере или повлекшее лишение права гражданина на жилое помещение.

Также сейчас проводятся следственные действия — каким образом и сколько было снято денежных средств с банковских счетов, кто вынул ценности и документы из банковской ячейки. Будут проанализированы правоустанавливающие документы на объекты недвижимости и изъяты копии нотариальных документов.

Гитана Леонтенко говорит, что они не жаждут крови, просто хотят, чтобы Дрожжина вернула квартиры, которые переоформила на себя, денежные средства, снятые со счетов, и наличные средства.

Другая сторона готова вернуть имущество, но первой дочери Баталова. Михаил Цивин говорит «Культуре», что Наталья Георгиевна письменно предложила Надежде Алексеевне получить эту недвижимость.

— Лишь бы кому она не хочет ее передавать, мы не уверены в том, что вокруг Марии Алексеевны находятся порядочные люди. А Надежда Алексеевна готова принять это наследство, потому что очень нуждается, — делится он.

Вдова актера категорически не согласна с такой постановкой вопроса и требует восстановить права дочери на недвижимость.

— Нет, конечно, мы на это не согласны. Поймите, кто они такие, чтобы украсть у Маши квартиры и решать, вернуть ей или нет. Маша — умный взрослый человек. Они ее обманули и теперь решают, кому они будут возвращать. С чего? Если они не вернут квартиры, не вернут деньги, мы подадим в суд. Мы Надю очень любим, но эти квартиры — наши, квартиры Маши. Они мошенники. Прошу вас, спасите Машку!

Сейчас Гитана Аркадьевна и Мария Баталова ждут выдачи постановления о признании их потерпевшими. Удивительно, но до сих пор они его не получили, хотя по закону такой документ выдается немедленно с момента возбуждения уголовного дела.

— На сегодняшний день мы зарегистрировали письменное ходатайство о признании их потерпевшими и ждем разъяснений СК, — резюмирует Татьяна Кириенко.

Фото на анонсе: www.avatars.mds.yandex.net.