Игорь Угольников, продюсер фильма «Подольские курсанты»: «Целиком принимаю ответственность за каждую картину — это моя боль и моя жизнь»

Алексей КОЛЕНСКИЙ

10.11.2020


Ilinskiy-rubezh-3464306.jpg

На экранах — масштабная историческая драма «Подольские курсанты» — монумент защитникам Отечества, отстоявшим Москву в самые трудные дни октября 1941 года. «Культура» пообщалась с создателем ленты, продюсером Игорем Угольниковым.

— Выпуская патриотический блокбастер во время пандемии, вы сильно рискуете...

— Да, но он оправдан — нам было важно выйти на экраны в Год Победы, и мы не зазываем людей в кинотеатры, а приглашаем прийти в кино и поработать душой. Сравнить свой испуг с переживаниями тех пацанов и спросить себя: «Почему я должен бояться? Делай что должно, и будь что будет!» Думаю, фильм этого стоит, и у него будет такая же долгая жизнь, как и у нашей «Брестской крепости» 2010 года.

— В самом деле, в отличие от военных картин прошлых лет, ее и «Подольских курсантов» можно рекомендовать для семейного просмотра.

— Так и рассчитывали, не случайно нам присвоена категория «12+».

— Готовясь к съемкам, вы плотно работали с архивными документами. Помогли ли они в создании сценария?

— Подвиг подольских курсантов не был засекречен и подвергнут умолчанию, но должного признания не получил. Почему? Жуков признавал в мемуарах, что 6–13 октября 41-го были самыми тяжелыми на всем протяжении войны. Из-за ошибок нашего командования немцы прорвали фронт и шли на столицу двадцатикилометровой автоколонной, не встречавшей организованного сопротивления. В дневниках и письмах сообщали, что отпразднуют Октоберфест на Красной площади. Закрыть подступы к столице было практически нечем. Решение отправить в окопы будущих командиров Красной Армии, ее элиту, стало криком отчаяния, но именно подольские курсанты отстояли Москву. 14-го числа выпал первый снег, прозвучал первый залп «Катюш», подоспели сибирские полки, а 16-го оставшиеся в строю ребята дали последний бой. Из трех с половиной тысяч за 12 дней сражений две с половиной тысячи навсегда остались на Ильинском рубеже. Полный список павших до сих пор засекречен. Трудно поверить, но в доте, где героически погиб наш герой, лейтенант Афанасий Алешкин, до недавнего времени располагался общественный туалет.

Его последний бой подробно зафиксирован в документах вермахта — немцы были просто ошарашены тем, как за сорок минут мальчишки расколошматили танковую колонну, пытавшуюся обойти их укрепления. По всем правилам военной науки курсанты-артиллеристы подбили первую и последнюю машины, а затем ударили в центр, лишив наступающих тактической инициативы. Уничтожили 14 танков; немцы детально запротоколировали картину сражения, кто и откуда стрелял, по этой схеме мы воссоздали ее в финальном эпизоде «Подольских курсантов».

— Предшествовавшие сражения в фильме так же соответствуют исторической действительности?

— Да, по материалам архива Минобороны и исследованиям поисковиков народного кинопроекта «Ильинский рубеж». Первый удар приняли 400 курсантов, влившихся в диверсионный отряд капитана Старчака — четыре дня они сдерживали немцев, чтобы их товарищи с ополченцами успели достроить укрепления. Не случайно в международный прокат наш фильм вышел под заголовком The Last Frontier; рабочее название картины — «Они сражались за Москву» возникло потому, что мы стремились к недосягаемой высоте — «Они сражались за Родину» Сергея Федоровича Бондарчука. Но я остановил свой выбор на «Подольских курсантах»: хочу, чтобы эти слова вошли в наше сознание как дань памяти героям, не пустившим немцев в Москву, подобно Дому Павлова, ставшему символом защитников Сталинграда.

— Впечатляющая натура позволяет создать эффект присутствия внутри боя. Где проходили съемки?

— В Калужской области. На бывшем аэродроме ДОСААФ близ Медыни мы выстроили полную масштабную копию с рекой, мостом, дотами, избами, танками, пушками и самолетами — все, как было в 41-м году. Создали передовой рубеж и вторую линию обороны, где стояли лучшие бойцы, принявшие удар прорвавшихся гитлеровцев. Сейчас это комплекс студии «Военфильм» и продолжает работать как натурная площадка снимающихся батальных картин.

— Особых комплиментов заслуживают художники и гримеры, обилие достоверных деталей — вплоть до пуговиц и неприметной тонировки современных лиц.

— Мы добивались абсолютной достоверности, все — от моделей танков до грязи под ногтями — должно было работать на эмоциональность сюжета. Не стремясь никого шокировать, крайне аккуратно обходились с кровью — внешние эффекты должны были не отвлекать от истории, а способствовать погружению в переживания героев, вырванных из мирной жизни на передний край обороны.

— Военные фильмы продюсера Угольникова отличаются узнаваемой масштабной стилистикой. Можно ли говорить, что вы работаете над ними как полноправный соавтор?

— Традиционно считается, что каждый фильм принадлежит такому-то режиссеру. Начиная с «Брестской крепости» и «Батальона», я приглашаю постановщиков, принимающих поставленные мной задачи. Согласно договоренности, всю подготовку — от создания сценария и раскадровки до монтажа и постпродакшена — оставляю за собой. Очень люблю собирать картину, ценю это время и возможность отточить компьютерную графику. Требовательно отношусь ко всем членам съемочной группы и целиком принимаю ответственность за каждую картину — и перед собой, и перед зрителями. Это моя боль и моя жизнь.

— Как изменил лично вас десятилетний опыт работы над военными фильмами?

— Прежде всего, стало жалко тратить время и финансы на разную ерунду; в юности нравилось смешить людей, но сейчас мне живется сильно невесело. Время от времени снимаюсь в комедиях, чтобы выдохнуть, но главное — готовлюсь к съемкам фильма «Народное ополчение», в нем одной из сюжетных линий станет история моего дедушки, числившегося пропавшим без вести. В архивах наша фамилия была изменена на одну букву, по последнему письму бабушке поняли, где примерно находился ее муж, и по архивам Министерства обороны отыскали его могилу. Благодаря работе над «Подольскими курсантами» мне удалось восстановить обстоятельства его смерти до последнего часа.

Дедушка работал радиоинженером, добровольцем ушел на фронт, в Первую дивизию народного ополчения и строил тот самый Ильинский рубеж. Был ранен в бедро осколками мины. Выходя из окружения, его часть прошла 15 километров до деревни Глотовка. Раненые не могли идти дальше и были оставлены у местных жителей под расписку. Войдя в село, немцы заставили их выкопать яму и расстреляли в ней 140 бойцов, в том числе моего деда. Свидетельница тех событий рассказывала, что двое суток братская могила «дышала». Мы отыскали это глухое место, подняли останки погибших и воздвигли каменную стелу.

— Каждая премьера военного кино спотыкается о детский вопрос: папа, твое поколение предало страну, за которую погибали деды, кто ты такой, чтобы учить меня любви к Родине? Как нам преодолеть комплекс жертв 90-х?

— Если бы я знал ответ на ваш вопрос, наверное, стал бы президентом страны. Нужно просто признать: «Да, мы прозевали развал Советского Союза и не можем изменить многих вещей, которые творятся прямо сейчас... Но ты все сумеешь, сынок, — так, как подольские курсанты!» И подкрепить слова, стукнув кулаком о его кулак.

«Подольские курсанты». Россия, 2020
Режиссер Вадим Шмелев
В ролях: Артем Губин, Игорь Юдин, Любовь Константинова, Алексей Бардуков, Евгений Дятлов, Сергей Безруков, Роман Мадянов, Гурам Баблишвили, Екатерина Редникова, Дарья Урсуляк, Даниил Спиваковский, Сергей Бондарчук, Василий Мищенко
12+
В прокате с 4 ноября

Фото на анонсе: АГН «Москва»