Шедевры вместо процентов: российское кино ждет перемен

Алексей КОЛЕНСКИЙ

15.04.2020

ALEXANDER_AVILOV-AGN-MOSCOW-1.jpg

Как и куда должен развиваться отечественный кинематограф? Назначение Ольги Любимовой на пост министра культуры в начале года вызвало воодушевление профессионалов. По просьбе «Культуры» кинодеятели озвучили свои пожелания министру.

Сегодня российская кинематография зачастую производит унылое провинциально-балаганное впечатление: вместо смыслов — банальные трюки, эмоции подменяют кривлянием, жанровую работу — наивными штампами, а реалистический взгляд на мир — инфантильными фантазмами. Мастера экрана конкурируют за место в прокатной сетке и все реже меряются художественными достижениями. Можно ли «поднапрячься» и выйти за рамки существующей модели? Гнаться не только за «процентами зрителей», увидевших отечественные фильмы, но и за качеством? Подняться до лучших образцов советского кино? Не давать деньги тем, кто снимает откровенную халтуру, даже «по дружбе»?

Вадим АБДРАШИТОВ, режиссер:

— Ольга — человек опытный, знает театр, телевидение и кинематограф изнутри. Последний состоит из двух составляющих: производство экранной продукции, и киноискусство как таковое, а оно у нас скукоживается как шагреневая кожа. Министерство культуры должно культивировать и поддерживать появление экспериментальных картин, развивающих киноязык. Искусство не может быть продюсерским бизнесом, оно подразумевает первенство автора. В советские времена это не обсуждалось, и наши картины ценили во всем мире, и сегодня нужно уходить от уравниловки, обсуждать конкретные авторские проекты, а не продюсерские фантазии.

Кино финансируют Фонд кино и министерство. Это даже не двоевластие, а какая-то странная тавтология. Мы утратили позитивный опыт централизованного управления кинопроцессом Государственного комитета по кинематографии, работы единого административно-редакторского аппарата. Что взамен? Отрасль явно вырождается без системной редактуры — я имею в виду не цензуру, а заинтересованных помощников, советчиков, способных поддержать творческую работу. Художник и продюсер имеют право на ошибку, а редактор отвечает за нее профессиональной репутацией.

Сергей УРСУЛЯК, режиссер:

— С каждым новым человеком во власти связываются надежды вне зависимости от оценки предшественника. Культура — отрасль, в которой по определению не может быть все хорошо. Но я верю в генетику, у Любимовой прекрасный отец и домашнее воспитание, приносящее очевидные плоды. Сегодня с именем Ольги Борисовны связывают определенные ожидания, а уже через месяц могут пойти обсуждения и осуждение. Министр культуры — расстрельная должность, особенно для женщины, ведь на культуру денег вечно не хватает, приходится кому-то оказывать предпочтение, а кого-то ущемлять. У нас огромное количество отраслевых проблем, но я скажу от себя: сейчас очень тяжко живется моему родному театру, «Сатирикону». Хочу, чтобы министерство ему помогло.

Евгений ГРИГОРЬЕВ, режиссер:

— Ольга два года руководила департаментом. Для нашей огромной страны и неповоротливой бюрократической машины это очень небольшой срок, но она сумела усовершенствовать деятельность министерства. Недавно я участвовал в питчинге игровых проектов, было очень приятно оказаться на четвертом месте по сумме экспертных голосов. Также Любимова допустила на конкурс фильмы, ранее помещенные в резерв, многие уже считали их похороненными. До этого я питчинговал в неигровых конкурсах — нервно ждал их даты, в спешном порядке собирал обеспечительные заявки инвесторов, а многие не успевали. Любимова развела питчинги на несколько этапов, и сразу стало легче дышать. Она пошла навстречу Гильдии документалистов в разработке комплексного документа — дорожной карты развития отрасли. Выяснили: в большинстве пунктов наше видение повышения эффективности расходования бюджетных средств совпадает.

Я знаю систему господдержки кино разных стран и смею утверждать, что наша — лучшая. Везде, в явной или скрытой форме, присутствует цензура, госзаказ. У нас их нет. Проблема индустрии в утрате материальных объектов, отсутствующей стратегии импортозамещения. Мы снимаем, монтируем и озвучиваем на непомерно дорогом западном оборудовании, без господдержки хозяйствовать не умеем, с ее помощью открываем 700 залов, а в Китае к 2020 году их стало триста тысяч! Не решены инфраструктурные, промышленные и организационные проблемы. Пока американские прокатчики ставят условия директорам независимых кинотеатров: хочешь «Лигу справедливости» — крути ее 10 раз в день. Сколько камней прилетело в Мединского за незначительные ограничения этого произвола!

Цензуру в любом виде я считаю неприемлемой, а у нас ее нет. Это великое достижение. Я вынашиваю идею, прихожу с ней к государству, оно внимательно присматривается и не диктует мне: а сними-ка ты лучше про экологию...

Со свободой нам повезло, это Ольге Любимовой не повезло с нами. Ее работу может облегчить маленькая вещь. Кинематографистам и всем деятелям культуры нужно всего лишь ответить на простой вопрос: что они готовы сделать для общества за государственные деньги? И ответить на него внятной заявкой и творческой работой. Единственное пожелание к Минкульту — давать снимать меньше, да лучше и поддерживать открытый диалог с кинематографистами.

Юрий МОСКВИН, генеральный продюсер анимационной студии Wizart Animation:

— Мы знаем Ольгу Борисовну как опытного человека, радеющего за кино. В последние годы для отечественной анимации было сделано много позитивного. Нашу отрасль приравняли к сфере IT, это позволило снизить налоговое бремя. Мы пробивали эту инициативу лет шесть. В декабре нам объявили введение рибейтов, они также помогут развитию анимации. Российский экспортный центр получил дополнительное финансирование на международное продвижение российских картин. В прошлом году подчиняющийся министерству Фонд кино объявил дополнительный конкурс заявок и выделил миллиард рублей на семейное кино. Тогда же впервые министерство участвовало в организации Международного форума Key Buyers Event. Посетив Россию, западные компании не встретили разгуливающих по улицам медведей. Поверьте, для многих это был эстетический шок — на Западе от нас постоянно ждут какого-то подвоха и бывают приятно удивлены. До успеха «Маши и медведя» на нас смотрели как на клоунов, удивлялись: неужели в России есть анимация? Вправду ли «Снежную королеву» сделали тут? Сейчас мы ищем совместные проекты с американскими компаниями. В Европе не найти ни одного фильма, сделанного без копродукции, каждая страна «подтаскивает» свой инвестфонд.

Что можно сделать? Я не вижу отечественной аналитики, исследующей зарубежные сборы российских фильмов. Говорят: наше кино нерентабельно, оно не приносит денег. При этом замалчиваются данные об успехах в мировом прокате. Это странно и непрофессионально. Мы вышли на западный рынок в другое время, с другими задачами, другой монетизацией, и международные инвесторы должны знать: с нами можно работать и зарабатывать.

Олег ИВАНОВ, директор Центра исследования культурной среды МГУ имени Ломоносова:

— Ключевая проблема отечественной культуры состоит в слабой оптике. Профильное министерство лишь реагирует на текущие события, не определяет событийную повестку и процессы культурного развития. Это связано с объективной проблемой — бурно развивающейся цифровой средой, формирующей образ жизни и поведение людей. Мы не успеваем обдумать происходящее, а уже происходит что-то новое, существуем в режиме догоняющего, а система управления — отстающего... В последнее время ведомство стало реализовывать очень полезные для общества проекты, и в предшествующие периоды развития они приносили бы удивительные плоды, а сейчас остаются недооцененными.

Например, система электронного контроля продажи кинобилетов (ЕАИС) дает представление о точном количестве зрителей каждого фильма. Но это, может быть, пять процентов от всего количества просмотров контента. Мединский прекрасно понимал проблему и инициировал распространение ЕАИС на легальные интернет-платформы и телерейтинги, но и этого уже недостаточно.

Система пока не мониторит посещаемость театров, цирков, музеев, филармоний, фестивалей, книжных магазинов, коммерческих концертов, народных ярмарок. Технически это не столь сложно сделать, но в сложившихся обстоятельствах ведомство будет концентрироваться лишь на сферах, получающих господдержку, и не увидит живую жизнь культуры.

Принятые в 2014 году «Основы государственной культурной политики» утвердили широкое понимание культуры, ориентировали министерство на выход за пределы опеки бюджетно финансируемых учреждений. Это значит — оно должно научиться взаимодействовать с экспертным сообществом и научиться использовать его наработки в общественно значимых целях.

Но, кроме близорукой оптики, существует острый дефицит метрики — методов измерения качественных показателей, мотивов и полученных эффектов. Цифровая среда наполнена этой информацией, остается лишь добыть ее. Портал «Культура.РФ», при всем уважении, не выполняет миссию министерства в цифровой среде. Сегодня мало создать сайт; фактически его запуск изолирует авторов из сообщества. Требуется простроить глубокие коммуникации с помощью всего спектра мессенджеров, а еще лучше —запустить доброжелательную прозрачную социальную сеть, позволяющую проводить необходимые замеры и определять повестку.

Нам необходимо усиление и расширение оптики, развитие рефлексии (метрики) и социальных коммуникаций, планирование, реализация востребованных проектов. Так будут достигнуты поставленные майским указом цели о повышении качества жизни через развитие культурной среды. Речь не о возрождении сельских клубов, а о наполнении учреждений культуры жизнью. Как сказал композитор Густав Малер: традиция — это передача огня, а не пепла.

Фото Софья Сандурнская и Александр Авилов АГН «Москва»

Материал был опубликован в печатной версии газеты «Культура» №1 (30.01.2020)