На экраны вышел главный претендент на «Оскар» — фильм «1917»

Алексей КОЛЕНСКИЙ

31.01.2020

Академики оказались в трудной ситуации: явным фаворитом в течение полугода считался «Джокер» Тодда Филлипса.

Гарантией присуждения статуэток кинокартине «1917» служит выбор ее как лучшего фильма Голливудской ассоциацией иностранной прессы «Золотой глобус», чье мнение обыкновенно совпадает с решением Национальной американской кинопремии.

Дядюшка «Оскар» старательно имитирует биполярное расстройство. С одной стороны, все еще мнит себя респектабельным папашей, блюдущим большой стиль. Другая его половинка стремится к шаловливому «разнообразию». Который год подряд здесь соревнуются не художественные достижения, а визуализированные концепты на заданную «разнообразную» тему. 

В 2017-м удача улыбнулась нищему афроподростку, оказавшемуся счастливым обладателем нетрадиционной ориентации и бережно пронесшего «Лунный свет» режиссера Барри Дженкинса сквозь все невзгоды. В следующем году «Лучшим фильмом» сочли сюрреалистический фантазм «Форма воды» Гильермо дель Торо о бурном романе невзрачной медсестры со склизким человеком-амфибией, узником тайной военной лаборатории. В 2019-м счастье быть понятым выпало «Зеленой книге» Питера Фаррелли, воспевшей крепкую дружбу рядового белого неудачника и гомосексуального афропианиста-виртуоза. С ними соревновались разнообразные экзерсисы на ту же тему, отмеченные за лучшую режиссуру: «Ла-Ла Ленд» Дэмьена Шазелла, «Рома» Альфонсо Куарона. 

Ныне академики оказались в трудной ситуации: явным фаворитом в течение полугода считался «Джокер» Тодда Филлипса. С особенностями у парня все обстояло как нельзя лучше, но серьезный промах в том, что этот белый, гетеросексуальный кататонический шизофреник олицетворял угнетаемое большинство традиционалистов. Тем не менее игра Хоакина Феникса, проданная публике в качестве буйного революционного протеста, не останется без наград. И все же экспериментальную ленту потребовалось уравновесить чем-то респектабельным. На помощь академикам подоспел автор «Красоты по-американски» и «Координат «Скайфолл» Сэм Мендес, удостоенный 10 номинаций, включая «Лучший фильм» и «Лучший режиссер», за эпическую военную драму «1917».

Название ленты расшифровывают первые титры: «6 апреля 1917 года». Каждый американский школьник знает, что это дата вступления США в Первую мировую войну. Дальнейшее не имеет к заголовку отношения: в сюжете нет ни одного американца. С точки зрения идеологии «родины свободы», в этом факте и состоит главная европейская проблема: без вмешательства заокеанских кузенов кровожадный Старый Свет так и продолжал бы уничтожать себя сам. 

Лента Мендеса рассказывает нам «как это было», оставляя за кадром осмысленное «что». Реконструировав окопный ад, режиссер тщательно детализировал фактуру событий и упаковал их в десяток эпических тревеллингов. 

Младшие капралы Блейк (Дин-Чарльз Чепмен) и Скофилд (Джордж Маккэй) получают приказ отправиться на разведку. По данным командира, враг отошел с переднего рубежа к линии Гинденбурга и приготовил ловушку тысяче шестистам английским бойцам, прорвавшимся вперед и готовящим на него атаку. Смельчакам следует передать пакет, запрещающий их самоубийственную авантюру. Впрочем, никто не верит, что посланцы сумеют пробиться к своим. 

Сюжет вдохновили рассказы деда Мендеса, но внук долго не мог понять: «Как рассказать историю путешествия в ходе этой войны, которая была настолько статичной. Куда ее впихнуть?» В итоге Сэм стал соавтором сценария и превратил его в умозрительную пятиактную партитуру странствия по кругам ада. Героям предстоит сразиться со стихиями нафаршированной трупами и минами ничейной земли, смертоносного воздуха, огня и воды, а в финале коснуться инобытия мирного мира.
Поэтика приключений напоминает слоеный пирог. Сюжетная корочка позаимствована у Спилберга, воспевшего американскую армию, самозабвенно «спасающую рядового Райана». Здесь же пара самоотверженных британских капралов призвана спасти батальон. Эстетическая начинка одиссеи куда любопытнее. «Окопная правда» заимствована у «Троп славы» Кубрика, а психопатология — из его же «Страха и вожделения». Рефлексию героев о скорбной солдатской доле озвучивают цитаты из Евангелия, Шекспира, Теннисона и Блейка. Атмосферное панорамирование одолжено у оскароносного «Выжившего» Иньярриту. Иллюзию непрерывности событий задает выверенная дистанция между непрестанно движущимися персонажами и камерой Роджера Дикинса, решившегося перещеголять охотившегося на иньярритовского «Бердмена» коллегу, Эммануэля Любецки.  

По совокупности технических удач манерное чистописание Мендеса тянет на позолоченную статуэтку. Куда важнее, как отнесутся к ленте помешанные на толерантности академики — в картине нет ни единого военного, соответствующего идеалам «разнообразия», зато есть нехитрая мысль: именно эти «нормальные» мужики и утопили Европу в крови. Все было бы совсем худо, если бы распавшуюся связь эпох не восстанавливала пара недалеких простаков — типичных форрестов-гампов — в силу простодушия и чистосердечности оказавшихся в нужное время в нужном месте. Вычитают ли нехитрую мораль разнообразные дядюшкины племянники? Запасаемся попкорном: «Оскар» покажет.

«1917»
Великобритания, США, 2019
Режиссер: Сэм Мендес
В ролях: Дин-Чарльз Чепмен, Джордж Маккэй, Марк Стронг, Колин Фёрт, Эндрю Скотт, Бенедикт Камбербэтч, Ричард Мэдден, Клэр Дюбюрк
16+
В прокате с 30 января
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже