Григорий Служитель: сказки с доставкой на дом

Елена ФЕДОРЕНКО

08.04.2020

Григорий Служитель. Фото предоставлено СТИ.

Культурный проект «Сказки на дому» стал одним из первых среди «домашних» проектов, помогающих нам переждать карантин.

Идея конкретна: ежедневно известные актеры, музыканты, писатели читают любимые сказки в прямом эфире в Instagram. Чтобы заточенным в квартирах людям стало не так одиноко и грустно. Проект придумал музыкант Василий Зоркий. Пригласил своих друзей. Один из них — Григорий Служитель, артист Студии театрального искусства Сергея Женовача и писатель. Его дебютный роман «Дни Савелия» стал бестселлером, а впоследствии и лауреатом «Ясной Поляны», «Большой книги», а также победителем премии OZON «Особый почерк». Григорий рассказал «Культуре» о «Сказках», художественном чтении, коте-фантазере и дал советы, как пережить вынужденную изоляцию. 

— Как вы попали в «Сказки на дому»?

— Позвонил мне Вася Зоркий и спросил, не хочу ли я принять участие в проекте. Я два раза не думал и с удовольствием согласился. Ситуация непростая: наш театр, как и все другие, закрыт и когда откроется — непонятно. Так что я очень рад, что присоединился к этой истории. 

— С Василием вас объединяет музыка?

— Мы знакомы много лет, давно сложились добрые отношения. Вася был другом нашего курса в ГИТИСе, потом мы часто вместе выступали, пели. Он занимается не только музыкой, но и продюсирует разные проекты, иногда приглашает меня —то в качестве ведущего, то на озвучание. Так что мы периодически сотрудничаем. 

— Вы сами решаете, какую сказку прочитать?

— Все актеры читают то, что им близко. Первой сказкой стал «Калиф-аист» Вильгельма Гауфа. Я ее очень люблю и уже несколько лет назад читал в рамках проекта «На Стрелке», который опять же придумал Вася несколько лет назад. «Русалочку» Андерсена выбрал для второй встречи, но она была уже «забита». Тогда обратил внимание на сказку «Волшебное кольцо» Андрея Платонова — она мне очень нравится, и ее еще никто не «занял». 

— Представляли, для кого читаете? Для детей, запертых карантином в четырех стенах, или их родителей, невольно оказавшихся домоседами?

— Думал, конечно, о том, какой выбрать стиль общения. Стараюсь рассчитывать на семейных круг, чтобы заинтересовать и подключить всех — и больших, и маленьких. Знаете, я поначалу предполагал, что это будет узкая история, связанная с компанией наших друзей в Facebook или страничками в Instagram. Резонанс оказался колоссальным — слушают сказки дети и взрослые, люди разных социальных уровней, во всех уголках мира. Моя подруга вчера звонила со словами благодарности из Бельгии. Точно знаю, что немало публики в Америке. Аудитория так широка, что ее даже классифицировать трудно. Люди готовы слушать сказки часами. 

— Необычный формат ближе к живому театру или художественному чтению?

— Я не очень верю в отдельный вид искусства под названием «художественное слово». Для меня это чтение — целый спектакль, и неважно, на сцене ты находишься или дома с книжкой. Многим кажется, что совсем несложно сесть да прочитать. На самом деле трудно, потому и чтецов хороших мало. Даже классные артисты не всегда справляются. Мои ориентиры — Сергей Юрский и Ростислав Плятт. Часто пересматриваю записи их выступлений, они собраны на Youtube. Я этот жанр люблю, а предложения почитать воспринимаю как еще один повод для творчества, что очень важно: если сам не получаешь удовольствия, то и слушатель его не получит. Сейчас, в отсутствие практики на сцене, «Сказки на дому» еще и определенный тренинг, свой собственный ежевечерний театр. 

— Сегодня проект помогает пережить грусть изоляции, а будет ли он иметь продолжение?

— Думаю, что карантином он не ограничится, выйдет на какой-то другой уровень, потому что людям это нравится. Никто не ожидал такой востребованности. За несколько дней подписчиков стало более 50 тысяч, и их количество растет. Конкретно на ваш вопрос мне трудно ответить, потому что я не организатор, имею к этому отношение только как чтец.

— Чем еще занимаете карантинное время?

— У меня сейчас жизнь во многом связана с литературой, пишу эссе, рассказы. Зря время не теряю, провожу его плодотворно: читаю, периодически даю какие-то концерты в Instagram, пою и играю на гитаре. То есть и швец, и жнец, и на дуде игрец.

— После путешествий мечтательного Савелия читатели ждут от вас новой книги, а вы переключились на эссе?

— Конечно, не собираюсь останавливаться на одной книге, но пока планы не озвучиваю. По предложениям некоторых интернет-ресурсов и журналов пишу на актуальные темы. Чем планета живет сегодня? Коронавирусом. Тому, что происходит с нами в изоляции, как люди реагируют на ситуацию — эмоционально, психологически, социально, — посвящены мои короткие заметки. Это не рассказы, скорее эссе или зарисовки, и я стараюсь их делать по возможности художественными. 

— То есть карантин не выбил из колеи?

— Скучаю по театру, по многолетнему режиму: я привык 3-4 раза в неделю выходить на сцену. Но что поделаешь? Приходится отказываться от привычек, в том числе от бега, который очень люблю. Хотя я поддерживаю все инициативы, они совершенно справедливые и правильные, но без бега мне трудно. Конечно, хочется, чтобы угроза коронавируса поскорее прошла. Для актеров изоляция — трагедия, просто кошмар, полетело все — съемки, репетиции, спектакли, концерты. Для многих моих коллег по театральному делу наступили тяжелые время, и не только в смысле финансовой неопределенности, они почувствовали себя ненужными. Писателям легче, их работа — это сконцентрированное одиночество, они приблизительно в таком режиме и живут. 

— И все же, есть ли рифма у профессий актера и писателя?

— В моем случае занятие литературой — не эскапизм. От театра я не убегал и рад, что уже много лет работаю в замечательном коллективе. Конечно, профессии разные — по инструментарию, выразительным средствам, но, думаю, что все виды искусства по одним и тем же законам строятся. Рифмой я назвал бы артистизм. Он не какое-то сугубо актерское свойство и присущ художникам, музыкантам, всем, кто связан с творчеством. Момент артистизма для меня был важен, когда работал над книжкой. Я выходил на сцену и отдавался театру полностью, а потом старался от него дистанцироваться и смотрел в другую сторону. 

— Книга о Савелии выходила на финишную прямую в горячую предпремьерную пору подготовки спектакля «Мастер и Маргарита», в котором вы заняты. Неужели эти процессы не влияли друг на друга?

— Вы на мистическую связь намекаете? Нет, одно на другое никак не влияло. Хотя в книжке театр я упоминаю, и с любовью: один фрагмент как раз связан с репетициями спектакля, когда приезжает курьер, а ему навстречу выходит какой-то дядька, собственно, я…

— В костюме Коровьева  «странный мужчина c рыжей бородой и в прожженной больничной форме: недоставало рукава, грудь была в обгорелых дырках. Из белой шапочки торчал клок рыжих волос».

— Такой маленький эпизод. Театром я занимаюсь практически с 12 лет, и в часы, когда писал, от него немного отворачивался. Мне хотелось в литературе быть демиургом, извините за банальное определение, но это правда — желал чувствовать себя хозяином ситуации. У Булгакова кот тоже двойственное существо, и меня часто спрашивают про связь Бегемота и Савелия. Они у меня не в одном ряду. Котов в литературе много, я, честно говоря, половины просто не знал, приступая к книге. Иначе подумал бы, браться ли. 

— Как хорошо, что не знали.

— Да, невежество сослужило добрую службу в моем случае. Хотя с Мурром был знаком — обожаю Гофмана. Читал приключения и других котов и кошек, но в целом даже не догадывался, что их столько. 

— Роман о Савелии популярен. Кто ваши читатели?

— Для любого театра большое счастье иметь своего зрителя. Не случайного человека, который приехал в столицу на пару дней и зашел посмотреть на московских звезд. Своя публика — это люди, которые знают эстетику театра и понимают, куда приходят. Аудитория формируется постепенно, информация переходит из уст в уста, никакая реклама так не работает, как сарафанное радио. У нас, в Студии театрального искусства Сергея Женовача, свои зрители есть. 
Похожие процессы происходят и в мире литературы. Я рад, что мне помог Евгений Германович Водолазкин, и счастлив, что книга подготовлена в издательстве Елены Шубиной, у этой редакции есть свой читательский круг. На данный момент могу сказать, и это не самонадеянность, что и у меня появился свой читатель. Знаю людей, которые книжку любят и перечитывают, почти каждый день получаю отзывы. В антрактах или после спектаклей часто просят подписать книгу. Такие встречи — удовольствие и радость. Когда говорят, что писатель ни для кого не пишет, это неправда. Не знаю, как точнее сформулировать, но наши зрители и мои читатели — люди, которые интенсивнее других проживают культуру. Городская интеллигенция, да и моя книжка — городская… 

— Не просто городская, а московская  можно гулять по маршрутам Савелия. Покровка, Таганка, Немецкая слобода, район Яузы  топонимика подробна и конкретна. 

— Об этом нередко говорят, и я рад, что мой город любим.

— Чем советуете заняться на карантине?

— Возможностей множество. Главное — не паниковать и не нервничать. В одном Youtube столько спектаклей, фильмов, онлайн-выставок из знаменитых музеев мира. Я в Instagram гуляю по Эрмитажу, это безумно интересно. После виртуальной экскурсии можно сходить на онлайн-концерт. Есть литература высокого класса, от которой получаешь огромное удовольствие. Могу посоветовать Диккенса — он из тех авторов, которые сейчас актуальны, поможет и успокоит. Прекрасное время для хобби, а если его не существует, то свободные часы стоит потратить на придумывание той отдушины, которой интересно заниматься наедине с собой. Выпал период, когда можно углубиться в культуру, остановиться и подумать, где ты, кто ты, что происходит с тобой и твоей жизнью. Выдохнуть, и когда карантин закончится — идти дальше обновленным.    

Фото на анонсе: Александр Иванишин