Глава Роскультцентра Марина Абрамова: «Творческие индустрии только начинают обретать статус полноправного сектора экономики»

Елена СЕРДЕЧНОВА

19.04.2021

ROSKULTTSENTER.jpg


Творчество всегда являлось важнейшей составляющей человеческой деятельности. Но очень скоро оно может стать и базисом для экономического развития. Не случайно 2021 год ООН объявила Международным годом креативной экономики в целях устойчивого развития. Глава Роскультцентра и директор Российской креативной недели Марина Абрамова рассказала «Культуре» о состоянии креативных индустрий в России.

— Можно ли сказать, что с вашим назначением Роскультцентр стал отвечать за развитие креативных индустрий в России?

— Думаю, правильнее сказать, что Роскультцентр можно отнести к числу организаций, которые занимаются системным развитием креативных индустрий. Важно пояснить, почему мы, подведомственная организация Росмолодежи, занимаемся этим вопросом. В креативных индустриях работают в основном молодые люди 24–37 лет, это ядро нашей целевой аудитории. В Роскультцентре по-прежнему остается большой набор проектов: Национальные премии в области кино и литературы, молодежные конкурсы в сфере урбанистики и архитектуры, музыкальные проекты. Но в этом году наше внимание было также сосредоточено на системной институциональной работе. Мы выявляли системные проблемы, хотели понять, с какими барьерами сталкиваются молодые креативные отрасли, разрабатывали концепции развития креативных индустрий, погрузились в работу над законопроектами. И есть уже первые результаты. Например, Ханты-Мансийский автономный округ очень активно развивает креативную повестку и первым в России принял закон о креативных индустриях. Десятки других субъектов в активной работе, мы на связи и осуществляем системную поддержку. Начинаем с анализа аудитории, чтобы идентифицировать ее и найти уникальные преимущества креативного потенциала в конкретном регионе.

— Что вы имеете в виду?

— У нас пока еще отсутствуют нормативные документы, не закреплено само понятие креативных индустрий, но на федеральном уровне уже начинают появляться документы, которые могут сформулировать и регулировать эту сферу. Роскультцентр старается способствовать этим процессам и предлагает возможные алгоритмы: провести анализ аудитории в регионе, разработать и принять закон о креативных индустриях, разработать и принять концепцию развития креативных индустрий на 3–5 лет, выявить и убрать основные барьеры, выявить точки органического роста. Зачем создавать что-то искусственное в наших кабинетах, если можно выявить и поддержать то, что уже работает? Только вооружившись этими знаниями, можно креативить, создавать мероприятия, которые реально нужны в конкретном регионе. Но эта работа требует времени.

— Расскажите, пожалуйста, о главном достижении Роскультцентра.

— Конечно, это проведение первой Российской креативной недели, где мы, люди из креативных отраслей, смогли быть вместе — все 14 отраслей. Креативная неделя стала событием федерального и международного масштаба, к нам пришли более 250 000 человек, онлайн-участниками стали более 5 млн человек. Было очень приятно, что ее активно освещали СМИ и в России, и за рубежом — о нас заговорили Bloomberg, Interni Magazine, Dezeen Guide и другие.

Таким успешным показателям мы, безусловно, обязаны и нашему основному партнеру — Фонду «Инносоциум», коллегам и соорганизаторам из Российского книжного союза, а также Минпромторгу России, «Национальной медиа группе» и многим другим. Событие состоялось при поддержке Фонда президентских грантов. Нас очень поддержали звездные кураторы: Теодор Курентзис, Владимир Познер, генеральный директор медиахолдинга «Национальная медиа группа» Ольга Паскина, руководитель игрового медийного проекта PlayerOne от Mail.ru Group Антон Городецкий, образовательный трек курировала генеральный директор фонда V-A-C Тереза Мавика, а за дизайн отвечал директор Belgrade Design Week Йован Йеловац — нас окружали большие профессионалы. Каждый из кураторов привнес свой большой вклад, не перестаю сердечно благодарить коллег за эту работу. В общей сложности в работе форума-фестиваля приняли участие более 700 спикеров, за неделю прошло более 1000 мероприятий по всей стране.

Еще хотелось бы подчеркнуть поддержку со стороны Администрации президента, их искреннюю включенность. Одним из ключевых результатов Российской креативной недели стала инициатива Сергея Владиленовича Кириенко о создании межведомственной рабочей группы при Администрации президента и Правительстве Российской Федерации. В ближайшее время начнем собираться с лидерами отраслей, чтобы правильно сформулировать проблемы и найти возможные решения для преодоления барьеров, мешающих развитию в этих индустриях.

— Какие проблемы в ближайшее время может решить эта рабочая группа?

— В рамках Российской креативной недели кураторы от индустрий внесли 80 различных предложений, которые затем рассмотрели в Администрации президента и профильных ведомствах. Оргкомитет возглавлял начальник Управления президента РФ по общественным проектам Сергей Геннадьевич Новиков. Сейчас проводим анализ, ищем грамотные решения с министерствами, чтобы эти барьеры преодолеть. Думаю, что результата ждать недолго, для этого и была создана первая межведомственная рабочая группа по креативным индустриям. Сегодня мы уже приступили к подготовке второй Российской креативной недели 2021 года, которая — предварительно — должна состояться в начале июля. Важно, чтобы диалог между властью, бизнесом и молодыми специалистами продолжался в течение всего года.

— Насколько я знаю, в разных странах в креативную экономику входят различные индустрии. Почему в России выбрали именно эти 14 отраслей?

— Россия на пути к созданию фиксированного реестра творческих индустрий. Российская креативная неделя должна была прояснить понятие «креативные индустрии» и их значение в разрезе всей экономики страны. Так как 2021 год был объявлен ООН Годом креативной экономики в целях устойчивого развития, было решено применять международную классификацию ООН, которая включает в это понятие 14 направлений. Думаю, что в ходе общей работы мы со временем придем к своей российской классификации.

— А статистика что говорит?

— Ситуация меняется, и за текущий год в вопросах поддержки креативных индустрий произошел серьезный и положительный сдвиг, но вопрос с аналитикой пока открыт, так как у нас еще формируется статистический подход и вырабатывается единая методология подсчета ключевых показателей креативных отраслей. По этой причине сейчас проблематично определить объективно долю креативной экономики в ВВП страны. Все считают по-разному, поэтому в цифрах существует путаница. Кто-то будет говорить, что доля креативных индустрий не больше, чем 0,6% ВВП, кто-то считает, что она существенно выше. Мы уже приступили к проработке этой задачи и ведем переговоры с крупнейшими аналитическими компаниями, чтобы прийти к общему пониманию критериев оценки креативной экономики в РФ.

— Я знаю, что Роскультцентр проводил исследование, целью которого было выяснить, чего же не хватает рынку креативных индустрий.

— Мы проводили эти исследования, разрабатывая проекты Роскультцентра. Для этого мы опросили около 7000 молодых представителей креативных индустрий по всей стране. Среди выявленных проблем в лидеры выбились две — это сложность получения финансирования и нехватка управленческих компетенций, бизнес-навыков для продвижения проектов и грамотного управления ими. То есть у людей много классных, креативных кейсов, но как их продвинуть, «упаковать», как создать бизнес-план, они, к сожалению, не знают. Не у всех есть возможность проходить платные бизнес-курсы. Мы попробовали быстро среагировать, запустили с партнерами проект ArtTeam, а следом еще один образовательный проект в музыкальной сфере «Академия звука» — они дают возможность бесплатно получить новые навыки, в том числе управленческие.

— Если радикально не хватает инвестиций в креативную экономику, то, может быть, стоит создать специальный фонд на основе государственных институций?

— Вопрос не в фонде, не в организациях, а в необходимых новых подходах. Например, в особой финансовой поддержке нуждаются именно экспериментаторы. Очень сложно получить грант или субсидию на проект, связанный с экспериментом. В грантовой документации, например, прописывается конкретный результат, который ты ожидаешь получить. А если ты не знаешь, какой результат получишь на выходе? Креативные индустрии работают прежде всего с экспериментом. Мы об этом говорили в рамках Российской креативной недели, и надеюсь, что какое-то решение появится. Развитие креативных индустрий становится важнейшим конкурентным преимуществом каждой страны, и наша оперативность в данном вопросе очень важна. Если говорить про международный опыт — во многих странах уже есть государственные программы в этой области. В Норвегии — программа финансирования творческой экономики Innovation Norway, в Финляндии — стратегия разработки для предпринимательства в секторе творческих индустрий, Дания сфокусировалась на творческом образовании.

— В одном из интервью вы говорили, что сейчас изучаете опыт Китая, потому что у них большой процент креативной индустрии в ВВП. Какие у них «фишки»?

—В Китае, например, очень интересная модель поддержки как раз экспериментальных стартапов, о которых мы с вами только что говорили. Речь идет о проектах с использованием искусственного интеллекта, IT-отрасль является частью креативной экономики.

— IT, я так понимаю, и у нас самый успешный сектор креативной экономики?

— Да, IT — самый потенциально интересный, потому что этот сегмент пронизывает все отрасли. Сейчас без IT невозможно книгоиздание, мы также не можем рассматривать развитие дизайна и кино без этой сферы. В этом и заключалась логика создания Российской креативной недели: впервые все 14 отраслей были представлены и взаимодействовали в одном месте. Основная сила — в коллаборациях между отраслями, сегодня наиболее успешный продукт — это всегда синтетический продукт, межотраслевой. Наши отрасли были поделены и управляются отдельными ведомствами, у которых четкие границы. Часто это межотраслевое взаимодействие очень тяжело реализуется, и мы надеемся, что наши площадки и проекты — это хорошая база и платформа для дальнейшего синтеза индустрий.

— Большой потенциал у отечественной креативной экономики?

— Колоссальный. Как сказал Сергей Владиленович Кириенко на Российской креативной неделе: «Россияне всегда сильны находчивостью, импровизацией, непредсказуемостью». Мы анализировали креативный бизнес, чаще всего это малый бизнес, даже микробизнес. Например, компания, которая может состоять из двух-трех талантливых дизайнеров, которые живут где-нибудь в небольшом городе, при этом обслуживая заказы по всему миру. И во время подготовки к Российской креативной неделе мы познакомились со многими представителями индустрий, которые неизвестны в нашей стране, но при этом успешно сотрудничают с ведущими зарубежными брендами. Проблемы с патентованием и авторским правом на законодательном уровне вынуждают представителей креативных индустрий продвигать свой продукт и разработки за рубежом. Преодоление подобных барьеров изменит картину и существенно поможет в раскрытии потенциала отечественной креативной экономики.

— Развитие творческой экономики может изменить структуру занятости?

— Конечно, образуются сотни новых бизнесов и новые профессии. Совместно с нашими партнерами по итогам Российской креативной недели мы составили «Карту будущих профессий в креативных индустриях», в которую включили 90 новых специальностей в 14 отраслях креативных индустрий. Это наш новый мир, стремительно наступающее будущее уже сегодня.

— Пример можете привести?

— Многие профессии де-факто уже существуют, но из-за отсутствия ОКВЭД (общероссийский классификатор видов экономической деятельности. — «Культура») люди не могут так называться официально. Необходимо это формализовать — ведь если нет профессии, значит, на нее и не учат, значит, наши специалисты на рынке могут оказаться менее конкурентоспособными. Развитие креативной индустрии создает новые рабочие места, которые отвечают запросу рынка. К тому же в силу своей специфики креативные индустрии привлекательны для молодежи: сегодня занятость в креативной индустрии уже превышает показатели занятости в реальном секторе среди молодого поколения.

— Марина Николаевна, когда вы говорили про интересы бизнеса, что запросы меняются, меняются профессии, — это логично. С другой стороны, в одном интервью я прочитала, что вы называете современное государство в эпоху «индустрии 4.0» социальным. Нет ли в этом противоречия?

— Идеальное современное социальное государство, которое строится в эпоху «индустрии 4.0», не может не опираться на ценность каждого человека и его творчество, оно цифровое и в то же время про конкретного человека. Поэтому необходимо создавать условия, в которых любая личность сможет творчески развиваться и генерировать свой уникальный креативный продукт. В этом заключается успех, а не противоречие. Современное социальное государство основывается на внимании к человеку, на развитии человеческого капитала и на его свободном творческом развитии — и все это составляющие успешной креативной экономики.

— Самый успешный сегмент, самый развивающийся — это IT, и мы живем в эпоху цифровизации. Приносит ли она новые вызовы?

— Вызов для меня, как для конкретного человека, это вопрос новой этики в IT-разработках.

— А что это значит — новая этика? Очень интересно.

— Эпоха Гутенберга наделала в свое время много шума и навсегда изменила структуру общества. Оборот информации вышел за пределы отдельных групп людей, охватил массы, и тогда казалось, что мир никогда не будет прежним. И вот сейчас благодаря технологиям эта эпоха безвозвратно ушла, наступила совсем другая эра — эра глобальной цифровизации. Современное поколение живет уже в совершенно новой реальности. Это очевидно, закономерно и вполне естественно. Но мы пока не выработали законы, по которым живем в этом мире, — их я и называю «новой этикой». Не определили, где барьер между комфортом, безопасностью, которые дают цифровые решения, и где нарушение границ моей жизни. Но мы уже знаем, что цифровые следы легко прослеживаются. В нашем детстве не было «ВКонтакте» и «Фейсбука», мы туда ничего не выкладывали, слава Богу, у меня было неудовлетворительное поведение в школе, хотя училась очень хорошо! А современные дети попадают под цифровой контроль с момента рождения. Они должны понимать, что такое цифровая гигиена и как не навредить самому себе, иначе потом не возьмут на работу. В ближайшее время нам необходимо будет подумать о новых законах жизни, по которым мы будем существовать в цифровом и, надеюсь, счастливом будущем.

— Какие у общества есть инструменты влияния, например, на «Фейсбук»?

— Ух, далеко ушли от творчества, но, по-моему, «Фейсбук» уже представил членов независимого надзорного совета по спорному контенту. Решение о создании Фонда общественных интересов в прошлом году принял «Яндекс». Это уже новый шаг. Общество может контролировать такого рода компании, но для этого оно должно быть активно и интеллектуально подковано. Проблема в том, что очень часто мы сами бездействуем. Я думаю, что всегда нужно идти эволюционным путем, не критиковать и бастовать, а предлагать решения, вступать в активный диалог и работать, если можешь что-то предложить и сделать. Это всегда приносит результаты.

— Последняя тема, которую хотела затронуть, поскольку вы много лет работали в издательстве, разрабатывали Национальную программу поддержки и развития чтения. Будет ли Роскультцентр поддерживать чтение и отечественную литературу?

— Да, конечно, мы продолжаем партнерство с книжной отраслью. Например, Национальная премия для молодых авторов, пишущих на русском языке. В этом году мы получили около двух тысяч заявок на участие. Победители смогут издать свои авторские произведения в печатном и электронном виде благодаря таким нашим партнерам, как «Эксмо-АСТ» и ЛитРес. Для нас очень важно поддерживать интерес к чтению, в том числе потому, что это важный инструмент для развития интеллектуального потенциала. Например, #ЮФ — инициатива, направленная на популяризацию чтения среди молодой аудитории. И мы уже видим потрясающие результаты за этот год. Литература и вопросы чтения — это не только отрасль, которая входит в креативную индустрию, это еще и какая-то очень фундаментальная сфера. Наиважнейшая для развития интеллектуального капитала, как модно сейчас говорить. Вопрос про книги — мой любимый, мы можем об этом говорить очень долго, но это в следующий раз.

КРЕАТИВНЫЕ ИНДУСТРИИ

Кино, дизайн, новые медиа, искусство, компьютерная графика, IT, разработка компьютерных игр, мода, издательское дело и журналистика, музыка и саунд-дизайн, маркетинг и коммуникации, образование в креативных индустриях, архитектура и урбанистика, телевидение.

ФГБУ «Роскультцентр» — подведомственное учреждение Росмолодежи, основной целью деятельности которого является формирование молодежного профессионального сообщества — кадрового резерва страны в сфере креативных индустрий, а также создание возможностей для развития молодежи, в том числе посредством обучения профильным навыкам. Для ее достижения Роскультцентр организовывает и реализует мероприятия, направленные на выявление, поддержку и развитие творческой молодежи, а также на повышение профессиональной компетенции занятых в сфере креативных индустрий и реализацию ими культурных проектов.

Материал опубликован в № 12 печатной версии газеты «Культура» от 24 декабря 2020 года в рамках темы номера «Экономика культуры: как культура превращается в индустрию?».

Фото на анонсе: Александр Авилов / АГН «Москва»