Художницы России: от принцессы до баронессы с кисточкой

Ксения ВОРОТЫНЦЕВА

08.09.2020

07-BASHKIRTSEVA-1.jpg

XX век подарил России и миру немало талантливых русских художниц, среди которых Зинаида Серебрякова, Ольга Розанова, Наталия Гончарова, Варвара Степанова, Вера Мухина. Освоение женщинами творческих профессий в предшествующие столетия шло весьма непросто: слишком долго увлечение, к примеру, живописью и рисунком воспринималось как блажь, экзотическое хобби, доступное лишь представительницам высших классов.

Одной из первых отечественных художниц считается жена императора Павла I Мария Федоровна, урожденная София Мария Доротея Августа Луиза, принцесса Вюртембергская. Она была не очень счастлива в браке, супруги довольно быстро остыли друг к другу. Изящные искусства были для женщины своего рода отдушиной. Мария Федоровна освоила токарное дело, создавала камеи из яшмы и агата, а также миниатюры. Брала уроки у одного из лучших медальеров того времени Карла Леберехта. Писала портреты своих детей. В 1820-м получила диплом на звание члена Берлинской академии художеств.

Изобразительным творчеством увлекались и другие представительницы российской императорской семьи. Одной из наиболее одаренных считалась другая Мария Федоровна — жена Александра III (датская принцесса Мария София Фредерика Дагмар). Ее наставником был знаменитый маринист Алексей Боголюбов, а первой учительницей — мать, датская королева Луиза. «Душка Минни», как называл ее супруг, не только писала жанровые картины и натюрморты, но и покровительствовала искусствам: вместе с мужем-императором собрала коллекцию картин.

Также интересовалась живописью сестра Николая II Ольга Александровна (Куликовская-Романова). Одним из ее преподавателей был Владимир Маковский. Великая княгиня создавала натюрморты, жанровые картины, расписывала сервизы. Прославилась и как меценат: устраивала благотворительные выставки, где вместе с ее работами экспонировались произведения молодых мастеров. В эмиграции художественные таланты приносили Ольге Александровне доход, ее картины демонстрировались на выставках в Дании и Великобритании. Покупателями становились члены европейских королевских домов.

Мало-помалу появлялись в России и профессиональные художницы. Например, Александра Венецианова, дочь известнейшего «крестьянского» живописца. Она посещала художественную школу, которую ее отец открыл в деревне Сафонково. Писала натюрморты, портреты, а также жанровые вещи (в Тверской картинной галерее хранится, в частности, ее картина «Почтовая станция»).

В художественной среде воспитывалась и Елена Поленова, сестра великого мастера. Ее первым педагогом стала мать, художница-любительница Мария Алексеевна, а главным наставником — Павел Чистяков, воспитавший плеяду выдающихся живописцев, от Репина до Врубеля. К Поленовым Павел Петрович попал (в 1859 году) еще студентом и занимался практически со всеми детьми славного семейства.

Елена Поленова училась также у Ивана Крамского — в Рисовальной школе Общества поощрения художеств. В историю вошла как деятельная участница «абрамцевского кружка», содружества художников, музыкантов, театральных деятелей, собиравшихся в легендарном поместье Мамонтовых. В Абрамцеве Поленова не только писала пейзажи, но и участвовала в бурной творческой жизни сообщества, шила театральные костюмы, а заодно коллекционировала предметы старины, записывала народные сказания. Эти увлечения вылились в идею возрождения народных промыслов. В 1885 году художница вместе с женой Саввы Мамонтова Елизаветой Григорьевной открыла мастерские, в которых крестьяне могли обучаться традиционным ремеслам. Сама Елена Дмитриевна руководила столярно-резчицкой мастерской, создавала эскизы предметов интерьера в русском стиле. Абрамцевская мебель вошла в моду, ею обставляли богатые дома, в Москве в связи с этим открылся специальный магазин. В декоративно-прикладном искусстве — от мебели и керамики до росписи по фарфору — таланты Елены Поленовой раскрылись в полной мере. Также она создавала иллюстрации к детским сказкам, ее работами восхищался Иван Билибин.

Широко прославилась в России и за рубежом Елизавета Бём (в девичестве Эндаурова), которая прошла обучение в Рисовальной школе Общества поощрения художеств, окончив это прославленное заведение с серебряной медалью. Успешно работала в технике силуэта. Репин признавался: «Ее «черненьких» я люблю больше многих-многих беленьких». Елизавета Меркурьевна рисовала акварелью, иллюстрировала детские журналы «Малютка» и «Игрушечка», оформляла басни Крылова, книги Лескова, Тургенева. И никогда не забывала о своем призвании: «Установилось мнение, что с замужеством женщина всегда или большей частью кончает свои занятия искусством, все равно, музыка это или живопись или что другое, не находя для этого достаточно времени. Вспоминаю при этом слова нашего великого писателя Л.Н. Толстого, который говорил, что у кого есть призвание действительное, то для этого найдется время, как находишь его для того, чтобы пить и есть. И это совершенная истина; чувствую это по опыту. Любя всей душой свое занятие, я и по выходе замуж и после того, как родила ребенка, все так же, если еще не более, занимаюсь любимым делом».

Славу ей принесли открытки — милые, трогательные, с изображениями детей, нередко в национальных костюмах. Но главным делом жизни стала для нее «Азбука», над иллюстрациями к которой Бём работала в последние годы, несмотря на проблемы со зрением.

Другая известная художница XIX века Мария Башкирцева прославилась как очень экстравагантная фигура. Прожившая лишь 25 лет и умершая в 1884 году от чахотки, она переписывалась с Ги де Мопассаном, оставила подробные дневники, которые вела с 12 лет. Именно те записи сделали ее знаменитой, 105 тетрадей перевели на многие языки. Поклонницей Башкирцевой была Марина Цветаева. Мария Константиновна создала более 150 картин и 200 рисунков. Одной из наиболее известных вещей является весьма выразительный «Автопортрет с палитрой» (1880).

Анна Голубкина стала скульптором, когда профессия еще считалась не женской. Уроженка Зарайска являлась воспитанницей Московского училища живописи, ваяния и зодчества, позже поступила в столичную Академию художеств, обучалась в Париже. В 1897 году, во время второй поездки во Францию, познакомилась с Огюстом Роденом. Эта встреча во многом предопределила ее судьбу. Голубкина создавала по-роденовски текучие, но при этом совершенно оригинальные произведения, например, портрет Льва Толстого, скульптуру «Березка» — гимн юности и красоте. Советская власть не оценила талант художницы, на несколько десятилетий наследие Анны Голубкиной оказалось забыто.

Две другие известные уроженки Российской империи — Маревна (Мария Воробьева-Стебельская) и Тамара де Лемпицка (Мария Гурвич-Гурская) — прославились уже в эмиграции. Родившаяся в Чувашии, обучавшаяся в Строгановском училище Маревна уехала в Париж еще до революции, в 1912-м. На родину так и не вернулась, влилась в интернациональную плеяду художников, общалась с Пикассо и Сутиным, крутила роман с Диего Риверой, от которого родила дочь. Писала портреты современников — от Модильяни до Шагала, работала на стыке пуантилизма и кубизма. Впоследствии выпустила воспоминания «Моя жизнь с художниками Улья», посвященные бурной молодости.

Тамара де Лемпицка жила в Москве и Петербурге. В 1916-м вышла замуж за Фаддея Лемпицкого, через три года бежала вместе с ним и дочерью во Францию. За мольберт встала, надеясь заработать на жизнь, взяла приставку «де» и вскоре обрела известность не только как художница, но и как светская львица. Подружилась с Жаном Кокто и Андре Жидом, работала в стилистике модного тогда ар-деко. Одним из самых знаменитых ее творений стал «Автопортрет в зеленом Бугатти (1925)». Кроме того, создала множество ню (Тамара слыла страстной натурой, ей приписывали огромное количество романов). Она воплощала собой новый тип художника, не просто умелого мастера — знаменитости, настоящей звезды. Ее называли «баронессой с кисточкой», а сама Лемпицка заявляла: «Я люблю выходить вечером и слушать, как красивый человек говорит мне, насколько красивая я или насколько я большой художник».

Материал опубликован в мартовском номере журнала Никиты Михалкова "Свой"