ВХУТЕМАСу — 100: праздник, отложенный из-за эпидемии

Ксения ВОРОТЫНЦЕВА

26.02.2021

А.А. Веснин. Проект оформления здания ВХУТЕМАСа к 10 годовщине Октябрьской революции. Эскиз. 1927.Фотография предоставлена организаторами выставки.


Выставки, посвященные юбилею легендарного учебного заведения, были передвинуты на несколько месяцев. Сейчас они ждут посетителей.

Столетие ВХУТЕМАСа (Высших художественно-технических мастерских) отмечалось в 2020 году, и после второго локдауна (носившего локальный московский характер) казалось, что все празднества сорваны. Единственная выставка, успевшая открыться к юбилею, — «ВХУТЕМАС 100. Школа авангарда» в Музее Москвы — проработала лишь три дня и вместе с музеем была закрыта до конца января 2021-го. После снятия ограничений экспозицию, рассказывающую о факультетах и важнейших сюжетах в истории ВХУТЕМАСа, продлили до 11 апреля. Заодно в Москве открылись другие выставки, посвященные столетию легендарного учебного заведения. Подробности — в обзоре «Культуры».

«ВХУТЕМАС: наследие». Галерея «Веллум» (до 10 марта)

Проект галереи «Веллум» посвящен преподавателям и студентам ВХУТЕМАСа: первые делились с воспитанниками новаторскими идеями, а вторые впитывали их, как губка, и пронесли через годы, несмотря на гонения, обвинения в формализме и запреты. На выставке работы учителей и учеников висят бок о бок: Петр Кончаловский, Александра Экстер, Роберт Фальк, Александр Шевченко — и рядом Борис Смирнов-Русецкий, Георгий Нисский, Ростислав Барто. Всего более 40 произведений, большинство из них широкая публика увидит впервые. Любопытно, что галерея «Веллум», отмечающая в этом году двадцатилетие, свой самый первый проект также посвятила ВХУТЕМАСу.

На нынешней выставке «солирует» Петр Кончаловский. Зрители могут увидеть более 15 вещей мастера: от небольшой работы «Мальчик с поднятыми руками», созданной в 1926-м — в тот год Кончаловский начал преподавать во ВХУТЕМАСе, — до написанных в 1930—1950-е пейзажей. Представлено 10 произведений Александра Шевченко — художника-авангардиста, про которого радикальный Ларионов писал: «Формы кубистов, футуристов и лучистов вводятся в картину строго академически построенную».

— Я очень рада показать работы Шевченко, — рассказала «Культуре» Любовь Агафонова, основатель и арт-директор галереи «Веллум». — Это небольшого размера вещи: кабинетные, уютные, домашние и в то же время очень культурные. Женщина у Шевченко является предметом любования — как цветок или ваза. Его произведения плоские, «архитектурные» и в то же время очень чувственные. Это искусство ради искусства. Изобразительный язык Шевченко впоследствии перенял его ученик Ростислав Барто.

И действительно, «Женский портрет» работы Барто отсылает к загадочным лунооким моделям на картинах Шевченко. Еще одно творение ученика — пейзаж, написанный уже в зрелые годы и более сдержанный по сравнению с ранними вещами.

— Многие вхутемасовцы похожи друг на друга, их можно перепутать, — отметила Любовь Агафонова. — Смотришь на картину конца 20-х — начала 30-х, и не можешь определить, кто ее написал. Студенты ВХУТЕМАСа кочевали из мастерской в мастерскую и усваивали передовые идеи. В середине XX века многие ушли в книжную или промышленную графику, пытались выжить: сходство обнаруживается не только в стилистике, но и в судьбах. Несмотря на гонения, эти художники оказали большое влияние на современность. Например, Ефросинья Ермилова-Платова, чью кубическую «Композицию с бутылкой» мы показываем на выставке, опекала Владимира Немухина, Дмитрия Плавинского. Художники «Лианозовской группы», участники выставок Московского Горкома графиков на Малой Грузинской — все они учились у вхутемасовцев и в итоге тоже стали несоветскими художниками. Надо сказать, по молодости я в штыки воспринимала все связанное с соцреализмом. Сейчас отношусь с уважением — это прекрасная школа: в Европе давно не могут писать так, как учили в Советском Союзе. Но элемент творчества, дерзости, настоящей жизни в искусстве характерен именно для вхутемасовцев и их последователей — представителей второй волны авангарда.

«ВХУТЕМАС 100. Иллюминаторы завтрашних городов. Архитектурный факультет». Музей архитектуры им. Щусева (до 23 мая)

Музей архитектуры сосредоточился на своем «профильном» аспекте: выставка посвящена жизни Архфака и деятельности его преподавателей. Надо сказать, ВХУТЕМАС — несмотря на его передовой характер — был ареной борьбы консервативных и авангардных сил. Жаркие споры шли и на архитектурном факультете.

— Действительно, на первых порах существовал конфликт, больше напоминавший единство и борьбу противоположностей, — рассказала «Культуре» один из кураторов выставки Полина Стрельцова. — Архитекторы-традиционалисты писали гневные письма Луначарскому — требовали пересмотреть образовательную программу. Однако в итоге методику Николая Ладовского — детище авангардной педагогики — приняли на основном отделении, и она стала обязательной для всех студентов. Речь о дисциплине «Пространство», которую можно считать квинтэссенцией ВХУТЕМАСа — это было нечто новое, удивительное, уникальное. Во второй половине 1920-х традиционалисты переметнулись на сторону противника и стали делать конструктивистские проекты — об этом мы рассказываем на выставке.

Экспозиция включает в себя более 200 предметов. Кураторы сосредоточились на основных направлениях и мастерских факультета. Зритель узнает о мастерских конструктивистов Ивана Леонидова и братьев Весниных и рационалистов Николая Ладовского и Владимира Кринского. А также о мастерской Ивана Жолтовского, придерживавшегося более консервативных взглядов. Особое внимание уделено реставрационной школе, и в частности Ивану Рыльскому — исследователю и реставратору.

— Становление отечественной школы реставрации тоже происходило во ВХУТЕМАСе, — отметила Полина Стрельцова. — Авангардисты проходили серьезную подготовку «в полях» и занимались реставрацией памятников. Например, есть свидетельства, что Рыльский подключил своих студентов к восстановлению Кремля, поврежденного в ходе артиллерийского обстрела в 1917 году. Знаменитый конструктивист Михаил Барщ писал в воспоминаниях, что работал вместе с Рыльским, которого ценили и уважали. Нельзя сказать, что прошлое хотели сбросить с парохода современности: преемственность все равно существовала, в том числе благодаря преподавателям-традиционалистам. Еще мы рассказываем об основоположниках отечественного градостроительства и впервые показываем альбом архитектора Владимира Семенова, предварявший знаменитый Генеральный план реконструкции Москвы 1930-х. Разработки генплана начались в конце 20-х. Любопытно, что Семенов задействовал студентов из ВХУТЕМАСа: фактически они стали первыми в стране градостроителями. Отдельный сюжет посвящен Новой академии — мастерской Ильи Голосова и Константина Мельникова. Эти архитекторы разрабатывали собственную пропедевтику — параллельно Ладовскому, однако последний оказался более успешным. В итоге Мельников и Голосов пошли своим путем, они были востребованными действующими архитекторами. Голосов, увлекшись конструктивизмом, начал активно участвовать в конкурсах, много и продуктивно работал. А Мельников уехал строить павильон в Париже. Кстати, мы впервые за 30 лет показываем подлинную графику из коллекции Музея Константина и Виктора Мельниковых — конкурсный проект показательных жилых домов для рабочих и проект памятника Христофору Колумбу в Санто-Доминго.


Фото: А.А. Веснин. Проект оформления здания ВХУТЕМАСа к 10-й годовщине Октябрьской революции. Эскиз. 1927.Фотография предоставлена организаторами выставки. Фото на анонсе: Кирилл Зыков / АГН «Москва»