Гляжусь в тебя, как в зеркало

Ксения ВОРОТЫНЦЕВА

30.11.2016

В Государственном центральном музее современной истории России открылась выставка, посвященная легендарным актрисам: Вере Комиссаржевской и Элеоноре Дузе.

В подготовке проекта участвовали Центр кинофестивалей и международных программ, Фонд Джорджио Чини и Центр изучения культуры России при Венецианском университете Ка’ Фоскари. Экспонаты разместились в новом кластере ГЦМСИР.

— Это первая выставка, которая проходит здесь, — отметила директор музея Ирина Великанова. — С Италией нас связывает прочная дружба. Уже было несколько проектов в Венеции, и я рада, что в один из приездов мы договорились об экспозиции в Москве.

Элеонора Дузе

Идейной вдохновительницей выступила директор Центра кинофестивалей и международных программ Татьяна Шумова, она призналась: «Мое сердце разделено пополам. Я солдат российской культуры и вместе с тем офицер ордена «За заслуги перед Итальянской Республикой». Это большое счастье — представлять не только Россию в Италии, но и Италию в России».

Выставка озаглавлена «Зеркальный взгляд». В центре зала — огромное зеркало в тяжелой раме, а на стене за ним — фотографии двух знаменитых женщин, смотрящих друг на друга. В судьбах современниц, живших на рубеже веков, обнаруживается немало перекличек. У родителей Дузе была маленькая бродячая труппа: будущая прима впервые вышла на сцену в четыре года. Отец Веры, Федор Комиссаржевский, обладал лирико-драматическим тенором и пел в спектаклях Мариинского и Большого театров. Впрочем, его дочь далеко не сразу решила стать актрисой. Лишь в 27 лет она ступила на подмостки (любительскую сцену в Морском собрании Флотского экипажа), предварительно взяв несколько уроков у артиста Александринки Владимира Давыдова.

Обе дамы сумели покорить сердца капризной публики. И заодно очаровать крупнейшего драматурга той поры Антона Чехова. Для Комиссаржевской роль Нины Заречной стала знаковой, недаром ее называли «чайкой русской сцены». Что касается Дузе, то представитель фонда Чини, занимающегося изучением наследия великой итальянки, профессор Мария Ида Биджи рассказала:

— Элеонора была в России трижды. После ее первого выступления Чехов отправил сестре письмо: ««Я по-итальянски не понимаю, но она так хорошо играла, что мне казалось, что я понимаю каждое слово».

Вера Комиссаржевская

Кроме того, артистки играли в пьесах еще одного выдающегося автора — Габриеле д’Аннунцио. А Элеонора почти десять лет была его музой и спутницей жизни. Эпоха Комиссаржевской и Дузе связана с возникновением нового театра. И если великую итальянку осыпали похвалами за роли в эстетских произведениях д’Аннунцио и драмах Ибсена, то эксперименты Комиссаржевской с символистскими пьесами многие современники считали неудачными. 

На выставке представлены артефакты, имеющие отношение к великим актрисам. Например, тяжелое бархатное пальто Дузе — чернильно-черное, с обивкой глубокого фиолетового цвета, а также светлый плащ из крепа с диковинными узорами. На стендах аккуратно разложены аксессуары: длинные белые перчатки, рассчитанные на маленькую узкую ладонь, очки в тонкой оправе, изящный настольный ежедневник. Наряды Комиссаржевской тоже поражают воображение — в частности, роскошная накидка и головной убор, выполненные в духе ар-нуво (детали костюма к спектаклю «Юдифь»). Рядом воссоздана то ли гримерная, то ли будуар русской артистки: зеркало-трельяж, на которое небрежно наброшена каштановая накладная коса.

С личными вещами соседствуют документальные свидетельства. Комиссаржевская в одном из писем умоляла прислать рукопись пьесы «Юдифь» (если потребуется, даже взломать сундучок), а заодно и корсет — правда, последнюю просьбу артистка вычеркнула. Итальянка же отправляла с гастролей трогательные послания дочери Энрикетте: «Если ты уедешь из Шамлей Грин, ты мне скажешь... не правда ли, Пупа? И ты повторишь в этом письме много, много, много раз свое имя».

Комиссаржевская умерла в 1910-м, за год до этого она покинула сцену, где заслуженно блистала, и собиралась открыть собственную театральную школу. Дузе пережила нашу соотечественницу на 14 лет. Актрисы принадлежали к поколению легенд, чей талант редко попадал на кинопленку. Хотя Элеонора все-таки снялась в немом фильме «Пепел» (1916) — седовласая, монументальная, с крупными жестами. Наконец, обе ушли из жизни на гастролях: Комиссаржевская скончалась от оспы, а итальянка — от воспаления легких, промокнув под дождем. Случайности, которые из нашего далека кажутся странными рифмами.