Играть по-русски

Нильс ИОГАНСЕН

06.06.2014

30 лет назад, 6 июня 1984 года, советский программист Алексей Пажитнов представил компьютерную игру «Тетрис». Ее создали для отечественной ЭВМ «Электроника-60».

В виртуальную «емкость» шириной в десять клеточек падают составленные из таких же квадратиков геометрические фигурки, их можно крутить и двигать влево-вправо. Когда образуется непрерывный заполненный ряд, он исчезает. Не успел, нападало до краев — игра заканчивается. В общем, наполняем и опустошаем стакан. Именно так — «Тетрис» штука незамысловатая. Все гениальное, как известно, просто.

Но уж очень затягивает. Скорость падения фигурок постоянно растет, нужно успевать, а ведь еще хочется побить рекорд, о котором программа заранее вам сообщила. Время убивается, клавиатуры тоже быстро приходят в негодность, ведь особо импульсивные игроки зачастую срывают злость именно на бездушном «железе».

Впрочем, в СССР людей, допущенных к ЭВМ, никто особо не ругал и не контролировал. В свободное время они печатали плакаты, где знойные красавицы изображались при помощи стандартных звездочек, точек, тире и прочих знаков, писали всякие самодеятельные программы. Появился «Тетрис» — стали играть. Это была забава для избранных. Вычислительных машин имелось мало, у каждой — постоянный «хозяин», оператор ЭВМ.

Коммерческую ценность своей разработки Алексей Пажитнов не понял, в том же 84-м он опубликовал алгоритм игры в научно-популярном журнале. Для него это было баловством: инженер специализировался на проблемах искусственного интеллекта. Игра потихоньку расползалась по многочисленным советским НИИ, убивать время до звонка стало веселее.

Все изменилось в конце 80-х. В страну стали поступать первые по-настоящему персональные компьютеры. Вернее, заготовки для оных. Сам собирал такой, назывался он Sinclair. Моноблок процессор–клавиатура иностранного производства, на который нужно сделать русские буквы, бытовой магнитофон «Электроника-324» с кассетами «Электроника-МК-60-1» в качестве ПЗУ, дисплей — обычный черно-белый телевизор. Мышь отсутствует как класс, мы тогда такого слова даже и не знали. Это чудо техники грузилось минут десять, страшно глючило, но иногда работало.

Игру тут же переписали под стандарт IBM PC, а вскоре с ней познакомились и иностранцы. Которые моментально раскусили ее коммерческую привлекательность. С защитой интеллектуальной собственности в Советском Союзе дело обстояло неважно, а вскоре империя и вовсе перестала существовать. Пользуясь полным правовым вакуумом, ушлые фирмачи просто украли изобретение советского программиста. И растиражировали «Тетрис» сотнями миллионов экземпляров.

А Пажитнов, который, по-хорошему, должен был бы стать мультимиллионером, отправился искать новую работу. В Вычислительном центре Академии наук СССР, где он ранее трудился, зарплату платить практически перестали. Талантливый инженер не пропал, около десяти лет он проработал в Microsoft, сейчас трудится в фирме, специализирующейся на компьютерных играх.

Играть по-русски

<h4><img src="/upload/medialibrary/089/Tetris_Kult_19_01.jpg" hspace="12" vspace="4" border="0" align="left" width="270" height="429" /><b>30 лет назад, 6 июня 1984 года, советский программист Алексей Пажитнов представил компьютерную игру «Тетрис». Ее создали для отечественной ЭВМ «Электроника-60».</b></h4> <p class="p2"><span class="s1">В виртуальную «емкость» шириной в десять клеточек падают составленные из таких же квадратиков геометрические фигурки, их можно крутить и двигать влево-вправо. Когда образуется непрерывный заполненный ряд, он исчезает. Не успел, нападало до краев — игра заканчивается. В общем, наполняем и опустошаем стакан. Именно так — «Тетрис» штука незамысловатая. Все гениальное, как известно, просто.</span></p> <p class="p3"><span class="s2">Но уж очень затягивает. Скорость падения фигурок постоянно растет, нужно успевать, а ведь еще хочется побить рекорд, о котором программа заранее вам сообщила. Время убивается, клавиатуры тоже быстро приходят в негодность, ведь особо импульсивные игроки зачастую срывают злость именно на бездушном «железе».</span></p> <p class="p3"><span class="s1">Впрочем, в СССР людей, допущенных к ЭВМ, никто особо не ругал и не контролировал. В свободное время они печатали плакаты, где знойные красавицы изображались при помощи стандартных звездочек, точек, тире и прочих знаков, писали всякие самодеятельные программы. Появился «Тетрис» — стали играть. Это была забава для избранных. Вычислительных машин имелось мало, у каждой — постоянный «хозяин», оператор ЭВМ.</span></p> <p class="p3"><span class="s1">Коммерческую ценность своей разработки Алексей Пажитнов не понял, в том же 84-м он опубликовал алгоритм игры в научно-популярном журнале. Для него это было баловством: инженер специализировался на проблемах искусственного интеллекта. Игра потихоньку расползалась по многочисленным советским НИИ, убивать время до звонка стало веселее.</span></p> <p class="p3"><span class="s1"><img src="/upload/medialibrary/a8d/Tetris_Kult_19_03.jpg" hspace="12" vspace="4" border="0" align="right" width="310" height="299" />Все изменилось в конце 80-х. В страну стали поступать первые по-настоящему персональные компьютеры. Вернее, заготовки для оных. Сам собирал такой, назывался он Sinclair. Моноблок процессор–клавиатура иностранного производства, на который нужно сделать русские буквы, бытовой магнитофон «Электроника-324» с кассетами «Электроника-МК-60-1» в качестве ПЗУ, дисплей — обычный черно-белый телевизор. Мышь отсутствует как класс, мы тогда такого слова даже и не знали. Это чудо техники грузилось минут десять, страшно глючило, но иногда работало.</span></p> <p class="p3"><span class="s3">Игру тут же переписали под стандарт IBM PC, а вскоре с ней познакомились и иностранцы. Которые моментально раскусили ее коммерческую привлекательность. С защитой интеллектуальной собственности в Советском Союзе дело обстояло неважно, а вскоре империя и вовсе перестала существовать. Пользуясь полным правовым вакуумом, ушлые фирмачи просто украли изобретение советского программиста. И растиражировали «Тетрис» сотнями миллионов экземпляров.</span></p> <p class="p3">А Пажитнов, который, по-хорошему, должен был бы стать мультимиллионером, отправился искать новую работу. В Вычислительном центре Академии наук СССР, где он ранее трудился, зарплату платить практически перестали. Талантливый инженер не пропал, около десяти лет он проработал в Microsoft, сейчас трудится в фирме, специализирующейся на компьютерных играх.</p>