Проект закона «О культуре»: «Каждому творцу — по дворцу»

12.12.2019

Елена СЕРДЕЧНОВА

Сегодня, в пятницу, в Администрации президента должна собраться рабочая группа по разработке концепции и проекта федерального закона «О культуре». Группа впервые обсудит текст законопроекта и примет решение, можно ли вынести его на более широкое обсуждение. Проект закона, еще не представленный российской публике, оказался в распоряжении газеты «Культура». Документ сохранил многие спорные пункты, за которые критиковали концепцию, заложенную в его основу. Так, власть не сможет назначать и увольнять глав учреждений культуры без согласования с профессиональным сообществом, а также влиять на творческий процесс в государственных учреждениях культуры. Закону, которого ждали десятилетия, готовят «быстрое рождение». В случае успешного прохождения слушаний в Госдуме РФ и одобрения Советом Федерации РФ, он вступит в силу уже 20 марта 2020 года.


В ожидании «культурной конституции»

Полное название полученного редакцией от источника в Администрации президента законопроекта — «О культуре и культурной деятельности в Российской Федерации». Этот документ ждали давно, поскольку российское законодательство в сфере культуры устарело и не отвечает реалиям современной творческой индустрии. Сейчас отношения в сфере культуры регулируют принятые в далеком 1992 году «Основы законодательства о культуре». Есть также «Основы государственной культурной политики в Российской Федерации», утвержденные президентом Владимиром Путиным в 2014 году, однако данный стратегический документ зачастую слишком масштабен и оставляет неотвеченными множество конкретных вопросов. По причине отсутствия профильного законодательства, в результате административной и бюджетной реформ культура была отнесена к сфере услуг. Творческая деятельность оказалась зарегулирована «некультурными» законами, например, печально известными законами о госзакупках (223-ФЗ и 44-ФЗ), которые делали невозможным полноценное функционирование театров, музеев, филармоний.

В марте 2018 года по поручению Владимира Путина была создана упомянутая рабочая группа при Администрации президента, которая занялась разработкой сначала концепции закона «О культуре», а потом и самого закона. 22 марта 2019 года группа представила на слушаниях в Госдуме долгожданный проект концепции. Документ нашел поддержку у большей части присутствовавших тогда в Госдуме творческих деятелей, поскольку выводил культуру из сферы услуг, а самое главное, однозначно запрещал учредителям, а фактически — государству, как-то влиять на творческую деятельность. Но нашлось и немало критиков, которые утверждали, что этот проект отделяет культуру от общества, на благо которого, по идее, и должны работать культурные институции.

Так, по мнению одного из главных критиков концепции, главы Института Наследия имени Д.С. Лихачева Владимира Аристархова, изложенному в отзыве на проект концепции закона, такой подход обессмысливает идею определения приоритетов государственной поддержки. Концепция декларирует обязанность государства по поддержке и финансированию культуры, но практически ничего не говорит об учете коллективных интересов общества.

Также документ «разделил» творчество и религию — концепция предлагала вывести «содержание литературных и музыкальных произведений, театральных постановок, произведений изобразительного искусства, визуальных искусств, экспозиций и выставок в музеях, произведений киноискусства» из-под действия части 1 статьи 148 УК РФ, которая предусматривает ответственность за публичные действия, оскорбляющие чувства верующих. Другими словами, именно «свобода творчества», вне зависимости от последствий для общества, провозглашалась в коцепции главной ценностью. 

Долгожданный законопроект готов

«Культура» ознакомилась с изложенным на 55 страницах документом, чтобы понять, насколько он является результатом компромисса. В проекте закона указывается, что он «представлен членом рабочей группы С.Г. Новиковым (Администрация президента. — «Культура») и экспертной группой под руководством Л.Ю. Михеевой (председатель совета Исследовательского центра частного права имени С.С. Алексеева при Президенте Российской Федерации. — «Культура»).

Итак, один из спорных моментов, касающийся «свободы оскорбления прав верующих», из концепции в закон не прошмыгнул. Другими словами, из текста убрали главный раздражитель, способный вызвать неблагоприятную для законопроекта дискуссию в общественном поле — мол, теперь «творцы бросятся спекулировать на тему религии, дабы шокировать граждан и таким образом привлечь их внимание».

С другой стороны, полностью перекочевал из концепции запрет представителям власти вмешиваться в творческую деятельность, при том что за государством закрепляется обязанность финансирования сферы культуры. Так, часть 2 статьи 22 законопроета гласит, что «учредитель не вправе давать учреждению культуры указания, относящиеся к содержанию его культурной деятельности, и иным образом вмешиваться в творческую и иную культурную деятельность этого учреждения». Ранее один из чиновников на условиях анонимности так комментировал данное положение концепции: «Каждому творцу — по дворцу, и никакой ответственности за последствия. Культура — это прежде всего общее благо, а не благо отдельного режиссера, пусть даже весьма талантливого». То есть нас неизбежно ожидают новые баталии, и оптимистичный дедлайн по принятию закона навряд ли удастся соблюсти.

В представленном законе утверждается, что культурные ценности — это «нравственные и эстетические идеалы, нормы и образцы поведения». Они  регулируются общепринятыми нравственными нормами и эстетическими требованиями. Однако новый закон в части 4 статьи 5 обозначает границы допустимого только с помощью норм уголовного и административного законодательства, а также запрещает цензуру: «...запрет цензуры и невмешательство в культурную деятельность, за исключением случаев, когда такая деятельность противоречит уголовному законодательству или законодательству об административных правонарушениях». Получается, что актом культуры может быть все, что не обозначено рамками УК и КоАП.

Если вышеперечисленные положения являются предметом для дискуссии, то необходимость единой государственной культурной политики никем не отрицается. В этом документе она признается неотъемлемой частью стратегии национальной безопасности. Положительно в целом можно оценить и норму, которая говорит о недопустимости оценки культурной деятельности «преимущественно с использованием количественных критериев». Новацией является появление Российского фонда культурного развития, который будет выдавать гранты на развитие культуры. Правда, он тоже дублирует функции Минкульта и Российского фонда культуры, что создает почву для коллизий. Обоснований для явления этого института в тексте не нашлось.

Представители Министерства культуры отказались комментировать по просьбе «Культуры» законопроект, так как они «его не готовили и документ пока никто не видел». Ректор ГИТИСа Григорий Заславский сообщил «Культуре», что дублирование запрета на цензуру считает бессмысленным, так как он уже содержится в основном законе РФ. Кроме того, считает г-н Заславский, государство имеет право на заказ и на определенные требования к нему.

— Никакой цензуры в России нет, особенно в таком виде, в каком она существует в США и Западной Европе. Что касается невмешательства государства в творческую деятельность госучреждений, то не верю в него. Все, кто дает деньги — государство или меценаты, имеют право на заказ и на определенные требования, связанные с ним. Вмешательством это назвать трудно. Насчет статьи в УК РФ об оскорблении чувств верующих хорошо сказал Владимир Путин на встрече с театральными деятелями — художники и авторы из известного французского журнала были чрезвычайно свободны, но мы сегодня говорим о том, как нам грустно, что их нет в живых, а не о том, как они были свободны. Государство может вывести действия искусства из-под всех возможных статей. Но защитить художника от реакции неадекватных людей не может. Наличие этой статьи в УК ему не очень нравится. Но она выводит эти дискуссии на территорию закона, а не оставляет их в пространстве частных и еще более беззаконных отношений.

Между тем, пока в Администрации обсуждают один проект закона о культуре, в Госдуме готовятся предложить альтернативный вариант. 3 декабря на заседании комитета по культуре Всемирного русского народного собора зампредседателя Собора, бизнесмен и меценат Константин Малофеев заявил о том, что комитет готовит собственные редакции концепции закона «О культуре» и самого закона. Они будут содержать предложения о восстановлении в государственных театрах института худсоветов и, возможно, введение в той или иной форме контроля за содержанием производимого «творческого продукта».


Фото на анонсе: Сергей Савостьянов/ТАСС



Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть