Лирическая мелодрама «Кроличья лапа»: женское счастье и много вина

Евгений ХАКНАЗАРОВ, Санкт-Петербург

10.02.2021

KROLICHYA-1-17.jpg


Создатели фильма смогли превратить банальный «рыдательный» сюжет в светлую историю любви пары неадекватных персонажей на фоне крушения страны, глянцевых пейзажей и милых алкоголиков.

11 февраля в российский прокат выходит картина режиссера Наны Джорджадзе «Кроличья лапа». Российско-бельгийско-финская копродукция снималась еще в 2018 году, но подоспела как раз к лучшему времени для проката: тема возвращения к жизни и свету, мгновенно захватывающая зрителя, как нельзя лучше подходит к нынешнему периоду ковидной оттепели и массовому желанию стряхнуть путы повседневных ограничений, висящих на нас оковами уже почти год.

Нана Джорджадзе — одна из самых ярких персон грузинского кино, в свое время эффектно заявившая о себе еще в рамках единого советского кинопроцесса, а после легко завоевавшая место на мировых просторах. Наибольший успех выпал картинам «Робинзониада, или Мой английский дедушка» и «Тысяча и один рецепт влюбленного кулинара». Эти легкие ленты с сильным креном в сторону комедии нашли отклик как у зрителей, так и у профессионального сообщества. Первая была удостоена «Золотой камеры» на Каннском фестивале, а вторая — номинирована на «Оскар» как лучший иностранный фильм.

От последней «Кроличья лапа» унаследовала не только атмосферу добра и эмоциональной теплоты, но и Пьера Ришара, который сыграл в новом фильме винодела — дедушку главного героя. В жизни популярный французский актер также делает собственное вино, поэтому нет никаких причин усомниться в достоверности эпизодов, происходящих в семейной винодельне, расположенной на территории родового замка. Разве что сам замок снимали в Бельгии.

Интрига картины, конечно, мало правдоподобна. С другой стороны, в начале девяностых, когда начинается история любви юной жительницы Ленинграда Али (Светлана Щедрина) и заезжего француза Николя (Николя Дювошель), чего только не происходило в готовом вот-вот исчезнуть Советском Союзе. Отчего бы не предположить, что в очень запущенной и одновременно живописной питерской коммуналке с роялем в один прозрачный летний день не объявится парочка западных красавцев. Юная мастерица авторских, как бы сейчас сказали, кукол вызвалась их накормить, спасая от голода и бандитской забегаловки в подворотне. Кроме рояля, в квартире проживают рафинированная «старорежимная» эрмитажная сотрудница (в жизни 65-летняя модель Валентина Ясень), лихая бабенка Нина (Евгения Добровольская представляет «собирательный образ русской женщины», подчеркивают создатели фильма), хмурый алкоголик Гончаров (фронтмен группы «Аукцыон» Олег Гаркуша) и пятилетний сын Али Левушка (Леон Акчурин). Пиршество, состоящее из вареной картошки и бутылки французского вина, — гости проставились, — накрывается на фоне кипятящегося белья, а главным впечатлением от вечера, кроме неземного очарования Али, становится трюк алкоголика, который с помощью одних только пальцев откупоривает французскую бутылку. 

В принципе, этой диспозиции уже достаточно для понимания того, что последует далее. Разве стоит добавить, что вокруг девушки постоянно вьется друг детства Митя (Евгений Ткачук), который по-своему опекает Алю, смиряясь с ее любвеобильностью. Безоблачности русско-французскому роману этот факт не добавит. Кстати, именно Митя зовет Алю «кроличьей лапой», считая девушку своим талисманом.

Историй про то, как несчастная мать-одиночка, которая работает дворником или в библиотеке, в разгар неурядиц вдруг находит по пути на службу сбитого лихачом красивого мужчину, и тот после выхода из комы оказывается владельцем миллионов и какой-нибудь прибыльной конторы, полным-полно и в телевизоре. Но нужно отдать должное сценаристу Ирине Лукиновой: уровень карамельности картины не превышает красной отметки, а сам сценарий ничуть не уводит готовый фильм в «мыло». Скорее, в некую весьма приятную медитативность. Звездный кастинг и мастерство режиссера наложили свой отпечаток — в результате зритель увидит не экранную выжимку какого-нибудь сериального продукта, а фильм, после которого не нужно испытывать чувство досады: ах, кой черт дернул купить билет. И, конечно, нельзя не сказать о построении кадра. Оператор Михаил Квирикадзе создал визуальный ряд, вполне адекватный сценарию: утонченно-инстаграмный, когда речь идет о французском дворце, и в стиле «ужасы нашего городка», когда перед зрителем разверзаются глубины коммунального быта. В прямом смысле «война — хижинам, мир — дворцам». А еще в ленте очень красивый Ленинград-Петербург — общее место для романтического кино, конечно, — но приятно. 

Главная удача фильма — подбор исполнителей главных ролей. Петербургская актриса Светлана Щедрина известна широкому зрителю по роли адвоката Ольги Цветковой в сериале «Тайны следствия». Между тем она способна на очень лирические и одновременно глубокие образы – как это случилось в «Кроличьей лапе» и, например, в ленте ныне не снимающего режиссера Сергея Овчарова «Сад». Это экранизация чеховского «Вишневого сада» и, скорее всего, уникальный случай, когда после просмотра становится понятно, что перед нами действительно комедия, как и задумывал классик. Щедрина там бесподобна, как и другие актеры, до этой картины мало чем примечательные. Всячески рекомендую посмотреть ленту, она доступна в интернете. 

Николя Дювошель, создавший образ архитектора и продолжателя традиции фамильного винокурения, ныне один из наиболее популярных французских киноактеров. Утонченный романтический персонаж с приятной европейской внешностью, лишенной, впрочем, яркой индивидуальности, оказывается способным как на меланхолическую отрешенность и фатализм, так и на гневную страсть. Несколько странно смотреть на аристократа, плотно забитого татуировками, в начале девяностых — но, судя по инстаграму актера, он и в жизни такой. У себя на родине Дювошель обрел популярность после криминального сериала «Налет», а затем поднаторел в романтическом кино. Актер был трижды номинирован на национальную кинематографическую премию «Сезар». 

Конечно, в картине полно штампов. И неискушенная героиня поражает потенциальную французскую родню полным ассорти советских майонезных салатов. И бежать по больничным коридорам, чтобы не успеть сказать последние слова близкому человеку, ей тоже предстоит. И с недоумением алкоголика, когда же вместо французского вина-кисляка наконец нальют водки, зритель встретится. И в финале фильма оставленная, но не лишившаяся надежды героиня превратится из питерской девочки с закидонами в лебедь белую и богатую. Но все же очень хочется, чтобы «Кроличья лапа» не ушла на дно проката под гнетом голливудской продукции. Потому что это крайне положительный для эмоционального состояния фильм. Это спа, это детокс. А то, что в картине много странностей и часто отсутствует логика, — так какая может быть логика, когда люди любят друг друга.