Мартышкин труд

Нильс ИОГАНСЕН

03.04.2014

155 лет назад, 5 марта 1859 года, натуралист-любитель Чарльз Дарвин начал публиковать главы из книги «Происхождение видов».

Человек произошел от общего с обезьяной предка, а все многообразие флоры и фауны планеты Земля — лишь результат мутаций растений и животных. Так учат нас школьные учебники. Вот только подтверждаются ли эти постулаты фактами?

«Великий ученый Чарльз Дарвин» — данное словосочетание настолько привычно, что мало кто интересуется биографией этого человека. А зря — она очень любопытна. Сын хирурга после окончания школы (где Чарли учился более чем посредственно), поступил на медицинский факультет Эдинбургского университета. Но через два года молодой человек забросил занятия. Поняв, что медика из сына не получится, Роберт Дарвин определил отпрыска в Кембриджский университет на богословский факультет (колледж Христа). Дабы тот получил сан священника англиканской церкви. Чарльз отучился, сдал выпускные экзамены, но этим и ограничился.

Благодаря отцу, а в первую очередь дяде — члену парламента, Дарвина-младшего определили натуралистом на десятипушечный бриг-шлюп «Бигль» — разведывательный корабль королевского военно-морского флота.

Впоследствии Дарвин так и не удосужился получить естественнонаучное образование, оставшись любителем.

Считается, что Дарвин еще с детства задумывался о причинах происхождения животных и растений. Возможно. Многие об этом размышляют. Натуралист-любитель предположил, что выживают и дают потомство лишь те особи, которые лучше всего приспособлены к окружающей среде. А появляются эти уникумы случайно.

Выдать нечто подобное мог человек, совершенно не знакомый с математикой. Во-первых, вероятность возникновения мутации как таковой крайне мала. Во-вторых, даже если на свет появился нестандартный организм, шансы на то, что его отличия от остальных окажутся полезными, еще меньше. В-третьих, он еще должен выжить. Плюс — передать свой генетический материал потомкам, а те — образовать устойчивую популяцию. Только тогда «ступенька эволюции» не пропадет, закрепится. И так раз за разом.

Ученые сравнивали данный гипотетический процесс с толпой мартышек, которым дали печатные машинки. Теоретически, вероятность того, что они, случайно нажимая клавиши, воспроизведут собрание сочинений Льва Толстого, не равна нулю. Но все понимают — это невозможно. Точно так же не могло возникнуть и колоссальное разнообразие флоры и фауны планеты Земля — сотни тысяч видов.

Должны быть «промежуточные» виды животных, которые не выжили — их останки еще просто не найдены. Так утверждал Дарвин. Условно говоря, жираф с короткой шеей, слон с маленьким хоботом или носорог без своего главного украшения. Ничего подобного до сих пор не обнаружено. Кстати, к концу жизни автор концепции эволюции сам стал высказывать сомнения. Он начал подозревать — теория неверна.

Дальнейшие изыскания выявили, что ни о какой плавной и постепенной эволюции не может быть и речи. А когда исследователи поняли, что в истории жизни на Земле случился так называемый «Кембрийский взрыв», казалось бы, труд Дарвина можно было отправлять в печку. Около 540 млн лет назад произошло практически одномоментное многократное увеличение численности видов, из ниоткуда появились и новые классы — хордовые, членистоногие, иглокожие. Более того, впоследствии выяснилось, что подобные «взрывы» случались и позже.

О загадках Кембрийского периода стало известно уже после смерти Дарвина. В начале ХХ века данные раскопок обнародовал шотландский геолог Родерик Мурчисон. Весьма уважаемая личность, его открытиями в области хронологии развития жизни на планете ученые пользуются до сих пор. И их никто не пытается опровергнуть. Зато теорию «Кембрийского взрыва» всячески стараются развенчать. Очень уж она неудобная...

Но есть более близкие нам вещи, которые совершенно не вписываются в эволюционную концепцию. Мы сталкиваемся с ними каждый день — это наша пища.

Кукуруза: происхождение данного растения покрыто тайной, его дикие предки не обнаружены. Злак не способен самостоятельно воспроизводиться, упавшие на землю початки сгнивают, зерна не прорастают. Откуда взялся подсолнечник, тоже непонятно.

Н.И. Вавилов на коллекционных делянках пшеницы, 1937Но главная загадка — хлеб. Дикие пшеницы не имеют никакого отношения к тем, что мы едим. «Наши опыты по скрещиванию дикой пшеницы с различными видами культурных пшениц, в том числе даже морфологически близкими, показали, что дикая пшеница представляет собой особый вид. Весьма знаменательным является тот факт, что в Абиссинии, где заключен максимум первичного сортового разнообразия 28-хромосомных культурных пшениц, совершенно отсутствуют все основные дикие родичи пшеницы», — писал в своей работе «Несколько замечаний к проблеме происхождения пшениц» академик Николай Вавилов. Биолог сделал сенсационный вывод: для того, чтобы получить культурные растения из диких, нужны десятки тысяч лет кропотливой и квалифицированной селекционной работы.

«В истории земледелия многое непонятно. Не только, ЧТО именно древний человек стал выращивать и откуда он взял культурные растения. ЗАЧЕМ он это стал делать — не меньшая загадка. Примитивное сельское хозяйство хлопотное и нерентабельное. Жизнь охотников-собирателей была и сытнее, и проще. И вот, прожив 150 тысяч лет, 8–12 тысяч лет назад кроманьонец вдруг стал земледельцем. Что его к этому подвигло?..» — рассуждает член-корреспондент РАСХН, доктор сельскохозяйственных наук, профессор Николай Гончаров.

В истории человечества не было десятков тысяч лет на селекционную работу. Еще 15–20 тысяч лет назад жили по принципу: «Обрывок шкуры мамонта вокруг могучей талии, в сетке каменный топор, а в руке копье». Люди занимались охотой и собирательством. Многочисленные стоянки древнего человека датированы достаточно точно.

Далеко идущие выводы из своих работ Вавилов сделать не успел, в 1940-м его по ложному обвинению арестовали, а в 43-м он скончался в больнице саратовской тюрьмы.

Кому мешал ученый? Согласно официальной версии, у него случались разногласия с Трофимом Лысенко. Вот только сферы их деятельности не пересекались: Вавилов был чистым теоретиком, а Лысенко — практиком. Николай Иванович исследовал происхождение видов культурных растений, Трофим Денисович выводил новые. Почва для конфликта отсутствовала. А вот для апологетов теории эволюции Вавилов был опасен.

«И сказал Бог: вот, Я дал вам всякую траву, сеющую семя, какая есть на всей земле, и всякое дерево, у которого плод древесный — вам сие будет в пищу» (Книга Бытия). Аналогичная информация о дарах богов присутствует во всех религиях. Древние были честней нас: они признавали — именно высшие силы дали человеку культурные растения и показали, как их возделывать.

«В Мексику кукурузу принес бог Кецалькоатль. Бог Виракоча обучал земледелию людей в Перу. Осирис дал культуру земледелия народам Египта и Эфиопии. Энки и Энлиль спустились с небес и принесли шумерам семена пшеницы и ячменя. Китайцам помогли в освоении земледелия «Небесные Гении», а в Тибет фрукты и злаки принесли «Владыки Мудрости», — трактует руководитель проекта «Лаборатория альтернативной истории» Андрей Скляров.

Вавилов, исследуя пшеницы, вплотную подошел к божественному. Биолог с мировым именем мог публично усомниться в теории Дарвина.

Провести параллели было просто. Homo sapiens явно тоже возник сразу — как полностью сформировавшееся существо. Промежуточные звенья между обезьяной и человеком не найдены. Австралопитеки, питекантропы и прочие синантропы существуют лишь в реконструкциях, целых скелетов нет. Ради интереса поищите в интернете картинки останков «древних гоминидов», удивитесь. Да, есть фрагменты. Только чьи именно — непонятно.

Периодически фальшивки разоблачают. Один из самых громких скандалов — так называемый Пилтдаунский человек (Piltdown man или эоатроп). В 1912 году некто Чарльз Даутон заявил — он нашел получеловека-полуобезьяну. Ученым-эволюционистам хватило черепа и нескольких костей, чтобы восстановить облик существа. Вот оно — недостающее звено! Пишутся диссертации, теория Дарвина торжествует. Но в 1949-м при исследовании останков внезапно выяснилось — налицо явная фальсификация: голову Пилтдаунского человека скомпоновали из челюсти орангутанга, зубов шимпанзе и половины черепа человека. «Артефакт» быстренько убрали в запасники. Единственные останки синантропа тоже пропали...

Скелет австралопитека «Люси»В 1974 году антрополог Дональд Иохансен обнаружил в Эфиопии останки австралопитека «Люси» — разрозненные кусочки косточек. Рамапитека «реконструировали» по пятисантиметровому кусочку челюстной кости. А гесперопитека — по одному зубу. Правда, потом выяснилось, что он принадлежит современной свинье...

Все это не слишком популярная тема. «Из наших школьных учебников полностью изъяли альтернативные теории — креационизм и ламаркизм. Они под запретом. Но ведь можно было посвятить им страничку-другую хотя бы из уважения к истории познания. В данном конкретном случае я могу констатировать, что интеллектуальная свобода в Соединенных Штатах заблокирована», — говорит американский антрополог и историк Майкл Кремо.

«Если факты противоречат моей теории, тем хуже для фактов», — писал философ Георг Гегель. Факты противоречат. Все и сразу. Например, скелетов неандертальцев хватает, причем совершенно комплектных. Вот только их из наших предков около 30 лет назад «изъяли», данный вид обозначили как «тупиковую ветвь». Ничего удивительного: в начале ХХ века в захоронении на территории Германии обнаружили полный скелет неандертальца в железной кольчуге и со стальным мечом. Находку, о которой тогда трубили все газеты, куда-то тихо спрятали.

Неандертальцы точно были. Или они живут до сих пор? Некоторые очень похожи... Есть люди европейского типа, африканского, азиатского, почему не быть и неандертальскому?

Сопротивление, которое сегодня оказывают эволюционисты, понятно. Профессора и академики держатся за свои кресла. Интересен другой аспект — почему измышления любителя тогда, полтора века назад, подняли на щит и начали активно рекламировать?

«Cui prodest — кому выгодно?» — по этому принципу советовали искать истину древние римляне. Кто-то решил оспорить божественное происхождение человека. То есть нанести удар по основам религии. Что и было осуществлено — на смену XIX веку пришел двадцатый с его культом денег. Христианство, ислам, буддизм и прочие верования всегда осуждали поклонение золотому тельцу, боролись со стяжательством. А бизнесу такая религия была не нужна.

Простые люди не могли согласиться с подобным крутым поворотом. До конца 30-х весь мир, и в особенности Америку, сотрясали так называемые «обезьяньи марши». Затем суды узаконили теорию Дарвина, и выступления прекратились. Наиболее религиозные штаты продержались несколько дольше, но в итоге и там из учебников изъяли акт Божественного творения, а также теорию Жана Батиста Ламарка о приспособляемости организмов под воздействием окружающей среды.

Стоит отметить, что в советских учебниках по биологии про учение Ламарка рассказывалось. Его критиковали, но мы его все-таки проходили. Сейчас — Дарвин и только Дарвин.

Полтора года назад ситуацию попытались исправить депутаты-единороссы, предложив расширить школьную программу по естествознанию. «Теория Дарвина в учебниках фигурирует как единственная. Она имеет ряд серьезных вопросов, и это не аксиома. Имеет смысл познакомить школьников с разными теориями происхождения человека, в том числе имеющими религиозное происхождение», — заявил тогда первый замглавы комитета Госдумы по конституционному законодательству и госстроительству Вячеслав Лысаков. 

Родители школьников также не раз обращались в госструктуры с просьбой ликвидировать монополизм эволюционистов. Как верующие, так и атеисты — те и другие понимают, что учение Дарвина многого не объясняет. Однако пока ничего не изменилось. Стоит ли удивляться: религия денег сильна.