Итоги года в лицах: «Самонадеянных людей XXI века вирус застал врасплох»

Ксения ВОРОТЫНЦЕВАДенис БОЧАРОВ, Елена ФЕДОРЕНКО, Дарья ЕФРЕМОВА , Алексей КОЛЕНСКИЙ

31.12.2020



Фото: Софья Сандурская / АГН Москва.


Деятели культуры — об итогах уходящего 2020-го.


Софья Апфельбаум, директор РАМТа:

— Год 2020 — время потерь. Ушли друзья нашего театра: Роман Виктюк, Владимир Андреев, который с Алексеем Владимирович Бородиным много лет проработал на кафедре актерского мастерства в ГИТИСе. Нет Сергея Бархина — художника, создававшего целые миры. Внезапно скончался композитор Фаустас Латенас — он работал на последнем нашем спектакле «Сын». Трудно смириться со смертью Юльена Балмусова, без которого невозможен портрет РАМТа. Он более 60 лет служил здесь и ушел в год 100-летия театра. Потери есть и в спектаклях — какие-то не выпущены, а те, которые появились накануне пандемии — «Ромео и Джульетта» и «Лысая певица», — не успели набрать мускулы и обрести силу. После карантина их пришлось восстанавливать.

Мы открыли сотый сезон рано — в августе. Планы на юбилей огромные. Сформирована рабочая группа под руководством министра культуры Ольги Борисовны Любимовой, она провела заседание оргкомитета. Праздничный вечер состоится в сентябре 2021-го, дата важная, и не хочется, чтобы зал был заполнен только на четверть.

Я уже сказала о двух «докарантинных» премьерах, недавно появился «Сын», скоро пригласим на спектакль-путешествие по зданию «100», продолжим пушкинский цикл. Алексей Владимирович работает над «Горем от ума». В период изоляции артисты скучали по сцене и вернулись — радостными, сплоченными, сосредоточенными, ответственными. Конечно, тяжело играть на 25 процентов публики, но она устраивает овации, каждый аплодирует — и за себя, и за отсутствующих «соседей».

Мы раньше любили отчеты с ростом графиков внебюджетных доходов и количества зрителей. Уходящий год принес большие финансовые потери, выручка упала — мы не получили половины доходов. Ущерб частично возместило Министерство культуры, за что мы очень благодарны. Уменьшилось и количество зрителей. Обычно за год к нам приходят 180 тысяч человек, сейчас — 85 тысяч. Пришлось тяжело, потому что нашу огромную детскую аудиторию отправляли на удаленку, школы получили рекомендацию — не проводить массовые мероприятия, продлевали каникулы, весенние и осенние. Приходилось отменять детские спектакли. Такого непростого года история театра еще не знала, но все-таки мы работаем, этому радуемся и с надеждой смотрим в будущее.


Эдуард Артемьев, композитор, народный артист РФ:


— А чего вы ждали от високосного года? Главное — не расстраивать его, не огорчать, дабы он тебе не ответил тем же... Для меня этот в целом невеселый год запомнился премьерой балета «Кракатук». Долго над ним работал. Несколько запланированных концертов по понятным причинам перенеслось — надеюсь, в наступающем году все состоится.

О положении дел в современном шоу-бизнесе ничего особенного сказать не могу, поскольку не слежу за ним. По телевизору смотрю только футбол. Хотя нет, было у меня серьезное музыкальное впечатление: буквально потрясла постановка Ханса Циммера «Голливуд в Вене», воистину грандиозное действо. Это та самая мистерия, хитросплетение жанров, о котором я не устаю говорить.

В будущее смотрю с оптимизмом. Надеюсь, мы сумеем преодолеть все эти коронавирусные сложности и войдем в год Быка бодрыми и подготовленными. Удачи всем! 


Кирилл Крок, директор Театра имени Евгения Вахтангова:


— С уходящим годом связано немало печальных историй. Римас Туминас не выпустил спектакль по «Маленьким трагедиям» Пушкина. Этого уже не произойдет. Премьерой мы хотели открыть нынешний юбилейный сезон. Рухнули все зарубежные гастроли, которые теперь переносятся уже не на 2021 год, как сначала планировалось, а на 2022–2023 годы. Из-за месяцев карантинных мер мы не смогли приступить к проекту «Дом Вахтангова во Владикавказе». Как наверстать упущенное, чтобы к концу следующего года в доме, где родился великий режиссер, открыть музей и Культурный центр, непонятно, пока боюсь даже строить какие-то планы. 

Во время карантина мы провели плановый ремонт и модернизацию исторической сцены. Пандемия нам отчасти помогла — смогли «запустить» строителей на полтора месяца раньше обозначенных сроков — не в середине мая, а в конце марта. С трудом оформляли им пропуска в период жесткого карантина, проводили инструктаж — сложностей оказалось немало, но результат налицо — сделали все, что хотели, и в спокойном режиме.

Надеюсь, что пандемия закончится и главные уроки вынесут артисты театра. В их жизни есть съемки — это прекрасно, известным артиста делает кино. Они участвуют в «халтурах», которые им тоже помогают, и антрепризах разного качества, в основном плохого. И вот в один момент — 17 марта — все остановилось, и они оказались не нужны ни киношным командам, ни антрепренерам. Единственное, что у них осталось — Театр Вахтангова. Верю, что они будут ценить свой дом на Арбате, где их никогда не бросят, не отвернутся, не скажут: «Вы же не играли спектакли, так получите «голый оклад». В жизни могут возникнуть разные ситуации, а родной театр всегда останется домом.
Сейчас мы работаем, выпускаем премьеры, играем спектакли в условиях нестабильности: болезни, вводы, изменения в афише. Столетие планируем отмечать 13 ноября 2021 года премьерой спектакля Римаса Туминаса «Война и мир». Итоги года мы еще не подводили, думаю, финансовые потери будут не менее 55 процентов. В январе сделаем традиционную презентацию экономической деятельности и все цифры опубликуем на сайте театра.


Евгений Водолазкин, прозаик, доктор филологических наук, член жюри «Ясной Поляны»:


— По-моему, вторая половина года была интереснее первой. Вышли романы Степновой, Юзефовича, Гиголашвили, Яхиной, Рубанова. Появились новые имена: София Синицкая, Павел Селуков, историк Сергей Беляков. Порадовал успех Евгения Чижова, отмеченный «Ясной Поляной». Сейчас я заканчиваю читать сборник «Доктор Лиза Глинка. Я всегда на стороне слабого» — это совершенно щемящая и пронзительная вещь. Меня потрясла ее личность — дневники и записи бесед с Лизой Глинкой на первый взгляд кажутся безыскусными, но за этой простотой скрывается удивительно мудрый, тонкий, а главное, добрый человек. Знаете, эта не та доброта, к которой люди принуждают (хотя тащить себя за шиворот к добру совсем не плохо), но состояние души — в ее случае это огромная любовь к человеку, причем к конкретным людям, которые, мягко говоря, не составляют сливок общества — жители вокзалов, кочегарок, заброшенных домов. Раньше я говорил, что писал о святом XV века, потому что сейчас трудно найти таких людей. Если бы я писал «Лавр», познакомившись с Лизой, скорее всего, моим героем стал бы не святой, а святая...

В целом этот трудный, отмеченный пандемией год хоть в чем-то сыграл благотворную роль, действительно болдинскую... 


Елизавета Лихачева, директор Музея архитектуры им. А.В. Щусева:


— Я бы назвала 2020-й годом выживания. Слетело огромное количество планов. Мы героически открыли в сентябре новую постоянную экспозицию «Калязин. Фрески затопленного монастыря», которая должна была открыться еще в марте. Все равно не обошлось без потерь: надо было ехать снимать материалы в разных музеях, а музеи не принимали. Из-за удаленки сильно пострадали фондовые работы. Музейному хранителю нельзя трудиться дистанционно, ему нужно работать с вещами, а забрать их домой он не может. В целом это была «всехная» проблема, как говорили герои Чуковского — не только Музея архитектуры.

Мне кажется, этот год забрал беспечность и принес более внимательное отношение к своим финансовым возможностям. Думаю, музеи попытаются на всякий случай сформировать финансовые запасы: это станет одним из побочных эффектов пандемии. Как и более аккуратная работа с партнерами, поскольку те перестанут расшвыриваться деньгами — такого уже больше не будет.

Вообще, я по жизни оптимист. Думаю, в следующем году ситуация начнет резко меняться. Это будет связано с процессом вакцинации. Сейчас многие боятся последствий, но, думаю, уже к июню история встанет на нормальные рельсы и люди пойдут получать вакцину. К тому же, пандемии не могут продолжаться вечно, они уходят. Так что нынешняя ситуация закончится довольно быстро. Но, конечно, нас, самонадеянных людей XXI века, вирус застал врасплох: казалось, что с нами ничего подобного уже не может произойти.


Карен Шахназаров, генеральный директор киноконцерна «Мосфильм»:


— Уходящий год был роковым, он научил нас, что можно жить без кино. Печальное открытие, но такова реальность — наше самомнение получило определенный урок. Полгода были закрыты кинотеатры, и сейчас они работают в вялотекущем режиме. Выходящие фильмы существуют какой-то другой, не очень счастливой жизнью. И следующий год, похоже, не принесет ничего хорошего — все перемещается в интернет, а это совсем другое кино: без залов, без публики.

Я вырос в другом мире, привык к большим шумным премьерам с участием тысяч человек. В Сети ты не видишь зрителя, не ощущаешь его, не выстраиваешь контакт, а эта связь очень важна в моем понимании. Она ушла в 2020-м и, может быть, не вернется уже никогда. Но если кино останется жить в Сети, то и сниматься будет совсем по другому — с другим ритмом, малодинамичным монтажом и в иной, близкой к телевидению стилистике. Однако будем надеяться, что все не утечет в интернет. Во всяком случае, мы работаем, а значит, надеясь на лучшее, запускаем в производство картину режиссера Антона Борматова «Владивосток» для больших экранов… 


Александр Шаганов, поэт, автор текстов песен группы «Любэ»: 


— Помните, как у Есенина: «Лицом к лицу лица не увидать, большое видится на расстояньи». Мы постепенно отплываем от 2020-го, и сейчас чувствуется некая растерянность. Важно постараться не потерять себя, в столь сложный период найти альтернативное занятие по душе, обнаружить новые формы для самовыражения. Скажу про себя. По мере наступления локдауна почувствовал, что начинаю окисляться. Исчезла придурковатость во взгляде, свойственная любому уважающему себя артисту. На смену ей пришла угрюмость. А это недопустимо.

Одним из главных начинаний этого злополучного года лично для себя считаю увлечение живописью. Никогда доселе этим всерьез не занимался, а тут вдруг, что называется, пробило. И неизвестно, свершилось бы это в моей жизни, не будь свободного времени. Так что уходящему году, невзирая на все его сложности и неприятности, я все же улыбаюсь...

Не могу сказать, что в 2020-м наблюдал какие-то серьезные откровения в сфере музыкального бизнеса, но, надеюсь, в грядущем году ситуация изменится к лучшему. Нам, в сущности, нечего переживать. Простых времен не бывает. Одному поколению достается война, другому — разруха, третьему — катастрофа. Ну а на долю нашего выпали масочки. Так разве об этом стоит говорить всерьез? Бывали времена и похуже. Главное на сегодняшний день — не зарываться в норку, не абстрагироваться от мира. И тогда он улыбнется тебе.



Фото: Софья Сандурская / АГН «Москва»