Марина Брусникина: «Умное государство всегда будет поддерживать театр»

24.01.2020

Денис СУТЫКА

Марина Брусникина. Фото: Николай Галкин/ТАСС

Художественный руководитель театра «Практика» Марина Брусникина поставила спектакль «Посадить дерево» по пьесе современного драматурга Алексея Житковского. В главных ролях — заслуженный артист России Михаил Ефремов и его сын Николай. Режиссер рассказала «Культуре» о том, как частные инициативы влияют на развитие гостеатра, об особенностях работы с Ефремовым и почему нельзя заглублять «шейку» саженца.

культура: Почему вы решили поставить эту пьесу и как во всей этой истории оказались Ефремовы? 

Брусникина: Спектакль «Посадить дерево» — совместный проект театра «Практика» и Театрального агентства Леонида Семеновича Робермана. Продюсер обратился ко мне с просьбой что-нибудь поставить. Я предложила сделать совместный проект, а поскольку «Практика» — театр современного текста, то мы решили остановиться на пьесе молодого драматурга. Я нашла несколько интересных вариантов, где актеру есть что играть, в том числе пьесу «Посадить дерево». Мне показалось, что это очень хорошая история именно для Михаила Ефремова, тем более, что у него есть сыновья, а в пьесе главные герои — отец и сын. Я предложила Мише, пьеса ему очень понравилась, и мы приступили к работе. 

культура: Возникает уйма вопросов, касающихся технической стороны. Это совместный проект государственного театра и частных инвестиций. По вашим ощущениям, насколько привлекательны подобные проекты, есть ли какие-то законодательные препоны, мешающие их реализации? 

Брусникина: Мы небольшой театр, и у нас нет огромного финансирования. Мы не можем себе позволить выпускать много премьер в сезон, особенно дорогих, на государственные деньги. Поэтому когда приходят люди и говорят: «Вот деньги, давайте что-то сделаем», то это просто счастье! Так же было и с Леонидом Роберманом. А дальше все технические сложности, в том числе законодательные, решали друг с другом два умных директора. Есть ли там какие-то сложности и бюрократические моменты, это надо с ними разговаривать. 

культура: Для театра подобный проект выгоден с точки зрения финансов и имиджа? 

Брусникина: Да, конечно. В том числе и тем, что появляются новые зрители, которые, быть может, по каким-то причинам еще не были в «Практике». Но есть тут и свои риски. Вокруг театра сформировался свой зритель, привыкший к определенной эстетике, к экспериментам, нашим поискам, зритель с определенным взглядом на театр. У Миши Ефремова — свой зритель, который по каким-то причинам, быть может, еще не был в «Практике» и увиденное будет ему чуждо. Но мне показалось, что на это можно пойти, посмотреть, что в итоге получится. 

культура: Цены на билеты доходят аж до 8–10 тысяч.

Брусникина: Цены разные, есть и более дешевые билеты. У нас очень маленький зал, а Миша — дорогой артист. Мы должны как-то платить. Я тоже часто сталкиваюсь с тем, когда люди начинают возмущаться, мол, почему так дорого. С другой стороны, пока спрос есть. 

культура: Да, посмотрел: почти все билеты раскуплены. Люди готовы отдавать сегодня такие деньги за театральное искусство?

Брусникина: Да, за этот конкретный театральный продукт. Но у каждого человека есть выбор, цены во все театры и на каждый отдельный спектакль разные. Спектакль «Посадить дерево»

культура: Театральное сообщество все время спорит, сможет ли наш театр обойтись без господдержки. Руководители гостеатров настаивают, что нет, а частные продюсеры на практике доказывают, что можно делать вполне неплохие спектакли за свои деньги. Правда, и билеты на них стоят подчас дороже. 

Брусникина: Зачем отказываться от того хорошего, что у нас есть? В нашей стране так исторически сложилось, что государство поддерживает театры — и это огромное счастье. Собственно, оно должно заботиться о будущем людей, их воспитании, развивать их индивидуальности, взгляд на мир, на жизнь. Театр — очень важная вещь для людей, поэтому умное государство будет всегда его поддерживать.

культура: Худрук «Коляда-Театра» Николай Коляда в интервью «Культуре» с удивлением сообщил, что сегодня ведущие столичные театры стали активно ставить молодых драматургов. Посмотрев «Посадить дерево», я увидел довольно простой ход, как продвигать хороших молодых авторов: медийный актер на сцене, хороший режиссер, и вот о спектакле по пьесе неизвестного автора уже все говорят. 

Брусникина: Да, я об этом тоже думала. Я занимаюсь давно тем, что продвигаю современную драматургию всеми силами. Где-то лет пять назад, помню, у меня было такое ощущение, что произойдет этот прорыв. Все вдруг поймут, что это нужно, что есть хорошие молодые драматурги. А так, конечно, в больших академических театрах раньше было очень мало современной драматургии. 
Так как я работаю с молодыми авторами, то знала, кто такой Алексей Житковский, но в то же время осознавала, что для широкого круга зрителей он неизвестен. И я прекрасно понимала, что как только его пьеса выйдет на уровень Миши Ефремова, то она станет известной. При том, что эта пьеса написана давно, удачно идет в провинции, но в Москве про нее никто не слышал. Так все устроено в нашем театральном мире: пока это, условно говоря, не Миша Ефремов и не Москва, за автора в других театрах России никто не возьмется.

культура: Вы чувствуете свою заслугу в повышенном интересе к молодым авторам?

Брусникина: Очень много людей тратят на это свои силы. На самом деле, я тоже какая-то маленькая, в этом смысле, частичка, но я это делаю не для того, чтобы чувствовать в этом свою заслугу. Просто мне все это безумно интересно, в какой-то момент я сознательно сказала: да, буду ставить только современную драматургию, рано или поздно это принесет свои плоды.
культура: Вы учились в Школе-студии МХАТ у Олега Ефремова. Сейчас поставили спектакль с Михаилом Олеговичем и его сыном. Чувствуется в них «ефремовская порода»? 
Брусникина: Конечно. Во-первых, Миша невероятно похож на Олега Николаевича, особенно сейчас, в возрасте. Когда ты с ним репетируешь, часто ловишь себя на мысли: Господи, это же Олег Николаевич — в интонации, во взгляде… Конечно, в нем много от отца. Ну и понятно, что эта порода, природа, этот ген таланта передался Мише.

культура: Перед началом спектакля вы читаете зрителю лекцию о том, как правильно сажать деревья. Почему решили использовать этот ход и открыли ли для себя что-то новое в системе посадки деревьев?

Брусникина: На самом деле это идея Миши. В какой-то момент, фонтанируя идеями, он сказал: «Ты должна выйти в начале спектакля и прочесть огромную лекцию про генетику». Я говорю, мол, какую генетику, ты что?! «Ну вот генетику, про Лысенко, про то, кто там что и с чем спаривают». И я вдруг зацепилась за эту идею, подумала, что в этом бреде что-то есть. Стала смотреть лекции по генетике, про то, как надо сажать деревья, и поняла, что это, конечно, можно сойти с ума! Этот ход вносит определенный абсурд и задает тон, потому что сама пьеса, если в ней правильно расставить акценты, тоже очень абсурдна. 
А знала ли я, как сажать деревья? У меня мама невероятно любит участок, бесконечно что-то сажает, и я, когда читаю все это, думаю про нее. Когда сама я первый раз прочитала текст, то вообще ничего не поняла. Только потом стала разбираться с этой «шейкой», по которую нужно заглублять саженец. И сейчас мне кажется, да, я понимаю как сажать деревья.

культура: Да, заглублять по «шейку» — это очень смешно, зрители были в восторге. Спектакль «Посади дерево»

Брусникина: Это же все реально описано, это не юморист придумал, а реальная инструкция того, как сажать деревья. 

культура: У меня возникла ассоциация с «зазернением» артистов, с взращиванием студентов… 

Брусникина: Когда читаю, я все время думаю о том, как сложно посадить и вырастить дерево, как вообще сложен любой процесс. Сколько нужно сил и умений, чтобы посадить дерево, это же с ума сойти! А сколько, чтобы поставить спектакль, вырастить артиста… 

культура: Вы сами не сажали деревья? 

Брусникина: У меня нет этой тяги, я бесконечно благодарна маме, что она этим занимается. Но наш сын в четыре года выкопал сосенку в лесу, посадил около изгороди, и сейчас она выросла, стала огромной сосной. 

культура: Герой Ефремова говорит сыну, что мужик должен посадить дерево, построить дом и вырастить сына. А его отпрыск — представитель нового поколения, удивляется, почему он должен что-то делать и почему дерево не может посадить, например, мама. Как вы воспринимаете эту систему ценностей молодых? 

Брусникина: Ничего плохого в этой фразе нет, но когда это становится догмой и абстрактной установкой — вот надо и все, — ты понимаешь, что это бред. А почему я, собственно, должен? Здесь идет разговор о неких догмах, к которым привязываются люди и поколения, догмах, которые пытаются втемяшить кому-то в голову и сделать это скрепами. Об этом речь, о навязывании своей точки зрения и своих взглядов, которые, конечно, будут вызывать сопротивление, разбиваться об элементарную логику. Вот и возникает столкновение поколений.
Конечно, время изменилось, конечно, раньше было представление, что герой — это вот такой человек, а сейчас выясняется, что ты можешь вообще ничего не уметь, ничего не знать, но тебе хватает ума выйти из любой ситуации каким-то другим способом и героем становишься ты. Эта пьеса удивительна в том смысле, что в ней очень много обманок. Кажется, что вот они — корни, но оказывается, что это ветки. Все переменчиво. Сейчас мы ветки, а потом станем корнями… Это общий процесс существования в этом мире, и главное, что все конфликты возникают из-за какого-то фанатизма, веры в то, что только ты знаешь, как надо. Вот что ужасно.

культура: Одна из центральных тем — тема отцов и детей. Вы по своим молодым актерам, по студентам чувствуете, как меняются их жизненные ценности и ориентиры по сравнению с вашими?

Брусникина: Думаю, что люди вообще не меняются. Отчего мы можем читать «Войну и мир» Толстого и воспринимать это так, как будто это с тобой происходит? Как и лет двести назад, в нас живет такое же желание счастья, любви, поиск смысла, такие же столкновения с трагедиями, с драмами. Меняется фасон одежды, да и то возвращается периодически. Меняются вокруг какие-то вещи, но что касается сути человеческой природы, то она неизменна. Я считаю, что контакт между поколениями и временами возможен, иначе мы бы вообще друг друга давно перестали понимать.

Фото на анонсах: Денис Тырин / ТАСС
Кирилл Зыков / АГН "Москва".

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть