Новый вагнеровский фестиваль в Европе: под натиском эпидемии и стихии

Андрей ЗОЛОТОВ-МЛ., Вена

17.08.2020

"Летучий Голландец". Фото: Gesine Görlich-Fletzberger/Weinviertler Festspiele


Небольшой амфитеатр в чешском городке Микулов на границе с Австрией стал одной из арен борьбы европейской культуры за выживание в условиях коронакризиса — с 2 по 19 августа там проходит первый Вайнфиртельский фестиваль, посвященный Вагнеру.

Фестивалю, названному Weinviertler Festspiele по имени граничащей с Чехией и Словакией северо-восточной области Нижней Австрии и заявившему ни много ни мало постановку двух опер Рихарда Вагнера под открытым небом, пришлось вступить в борьбу с погодой и с каждодневно меняющимися обстоятельствами коронакризиса. 
 
Международно известный австрийский вагнеровский тенор Петер Свенссон, чья семья происходит из этих мест, задумал провести небольшой вагнеровский фестиваль в каменоломнях у романтического замка Фалькенштайн в Вайнфиртеле еще до атаки коронавируса. В интервью «Культуре» он напомнил, что есть Байройт, где оперы Вагнера идут в полноценных постановках на сцене еще самим композитором построенного «фестивального дома». Есть Будапешт, где последние годы успешно проходит вагнеровский фестиваль, состоящий из «полупостановок» его опер (концертное исполнение с игрой артистов, минимумом реквизита и отменными видеопроекциями). А вот опенэйра вагнеровского в мире до этого момента не было.

В этом году и Байройтский фестиваль, и «Дни Вагнера в Будапеште» оказались из-за коронавируса отменены. А вот новый фестиваль Свенссона — состоялся. Правда, не совсем так, как задумывался. Когда стали ясны реалии «коронавирусной рассадки», каменоломни Фалькенштайна оказались слишком малы, чтобы рассадить публику с дистанцией. «Необходимо было переделать весь план и перевести фестиваль на место, где можно было соблюдать дистанцию. Такое место нашлось в Микулове, в пяти километрах от австрийско-чешской границы. И тогда у меня возникла идея превратить этот фестиваль в центре Европы в связующее звено поверх границ», — говорит Свенссон. 

Играть должен был оркестр Национального театра в Брно (Чехия). Но за две недели до премьер «Летучего голландца» и «Тристана и Изольды» теперь уже в Микулове брненский театр решил открыться и вызвал оркестр на работу. Срочно нашли два других оркестра: из венгерского города Дьёр и далеко не самый известный венский оркестр «Амбассад» (другие сейчас заняты, да и дороги), которые срочно учили и репетировали вагнеровские оперы. Даты спектаклей частично переставили, сократив заодно их число с четырех до двух представлений каждой оперы. Так фестиваль стал представлять собой объединение уже трех стран, некогда входивших в империю Габсбургов — Австрию, Чехию и Венгрию. А с учетом участия артистов из Германии, Болгарии и других стран, может претендовать на статус европейского. 

За час до премьеры «Летучего голландца» в пятницу на Микулов (обозначаемый на австрийских картах также и немецким именем Никольсбург) обрушился страшный ливень с грозой. Но организаторы решили не отменять премьеру. Спектакль начался с 40-минутным опозданием, чтобы хоть немного просохли сцена и деревянные скамьи для публики, и — прошел на подъеме. Филармонический оркестр Дьёра под управлением дирижера Левенте Тёрёк прекрасно показал свои недюжинные возможности, а неровный состав певцов все же сумел создать целостное впечатление от ранней оперы Вагнера, прежде всего благодаря всемирно известному басу Томашу Конечному, превосходно спевшему и сыгравшему партию Голландца. А то, что вместо хора голландских матросов (он же «хор духов»), до Микулова из-за затопленной дороги в этот день не доехавшего, их реплики пропел со своего места дирижер, добавило элемент абсурда и ощущение уникальности происходящего, в котором музыка и музыканты преодолевают навалившуюся на них стихию.

В субботу, когда в Амфитеатре под Турольдом (так официально называется эта площадка в Микулове) должна была зазвучать трагедия любви Тристана и Изольды, дождь оказался еще коварнее. Он дал спектаклю начаться, а потом раз за разом начинал моросить, и не защищенные навесом музыканты венского оркестра «Амбассад» вынуждены были прерывать спектакль и уносить свои инструменты, прежде всего уязвимые для влаги струнные, в укрытие. В итоге, начавшись в 19.00, спектакль с четырьмя перерывами на непогоду закончился в 0.45. Тоже акт преодоления, но с ощутимыми потерями. Если мужской состав звучал уверенно (интендант фестиваля Петер Свенссон — Тристан, замечательный бас Гюнтер Гройссбёк — Король Марке, Томас Йоханнес Майер – Курвенал), то пение весьма именитой сопрано Мартины Серафин в партии Изольды оставляло желать много лучшего. 

Впрочем, сложно критиковать Вайнфиртельский фестиваль по гамбургскому или, вернее, докоронавирусному счету. Отмененными в этом году оказались не только Байройт и «Дни Вагнера в Будапеште», но и, если говорить об опенэйрах, такие известные в Австрии фестивали, как Санкт-Маргаретен и Мёрбиш. Правда, другой важный австрийский музыкальный фестиваль под открытым небом — в Графенегге — открылся в конце июля и ведет внушительную программу концертов с сокращенным числом публики. Здесь выступают и пианист Рудольф Бухбиндер, и звездный тенор Йонас Кауфман, и Венский филармонический оркестр с дирижером Густаво Дудамелем, и Венский симфонический оркестр с Филиппом Йорданом, ожидается концерт Анны Нетребко и Юсифа Эйвазова. Но в Графенегге — только концерты, без опер. 

А тем временем родоначальник фестивального движения Зальцбург празднует в этом году свой столетний юбилей с радикально сокращенной программой и уменьшенным числом слушателей в залах. Артисты живут за городом — их привозят в Зальцбург только на репетиции и выступления, плюс каждые пять дней их тестируют на коронавирус. И дистанционная рассадка слушателей в залах создает совсем не ту атмосферу, к которой привыкли завсегдатаи фестиваля. 
 
Проблема еще и в том, что билеты даже на ограниченное короновирусом число мест продаются плохо. Так, публика из России или США не может сейчас прилететь на европейские музыкальные фестивали, а многие местные любители музыки, среди которых большинство людей старшего поколения, пока еще опасаются за свое здоровье. В итоге и на музыкальные пиры в Зальцбурге, и на дерзостные начинания в Микулове проданы далеко не все билеты. 
 
Хотелось бы думать, что эти проблемы временные. Но сложно предположить, каков будет долгосрочный эффект нынешнего кризиса для культуры: когда, как и в каком количестве публика сможет и захочет вернуться в залы, как поведут себя спонсоры, на что будут жить и ради чего работать артисты в ситуации, когда их контракты отменены, графики поломаны, а многие, особенно молодые, просто остались без работы?

Борьба за будущее искусства происходит сегодня и на других аренах и этажах культурной политики — в коридорах власти и денег, в области идей и интересов, в СМИ и соцсетях. И это на фоне того, что в условиях пандемии на первый план вышли ценности выживания, а такие тонкие материи, как искусство и культура, выпали из приоритетов даже в Австрии, которая с гордостью называет себя «нацией культуры», а свою столицу именует «музыкальной столицей Европы». 

Инициатор Вайнфиртельского фестиваля Свенссон не скрывает, что одна из целей его инициативы сегодня — коллегиальная помощь артистам, в том числе и лишенным перспектив работы и доходов. «Мы, музыканты, творческие люди, нуждаемся сейчас в душевной и моральной поддержке публики. Если певец знает, когда и где ему предстоит следующий раз выступать, то он знает, в чем его профессия и чем он на самом деле занимается. Сейчас мы находимся в ситуации, когда важно сказать, что да, есть свет в конце туннеля», — сказал певец-импресарио в интервью «Культуре». 

Государственного финансирования в условиях коронакризиса ему удалось получить очень мало («они сейчас другим заняты»), но с помощью частных спонсоров, герр Свенссон смог собрать скромный бюджет около 500 тысяч евро, позволяющий выбирать «экономные, но не дешевые» варианты. Сегодня это финансирование главным образом из Австрии. В дальнейшем, надеется Свенссон, трансграничный характер фестиваля в центре Европы позволит ему привлечь финансирование Евросоюза. Но главное, что уже сегодня, реагируя на быстро меняющиеся обстоятельства, от смены оркестра до появления дождевых туч, его команда предприняла эту — одну из многих сегодня в мире — отчаянную попытку побороться за новое место искусства в посткоронавирусной жизни. 

Фото: Gesine Görlich-Fletzberger/Weinviertler Festspiele