«Лед 2»: Хоккеист предполагает, женсовет располагает

Алексей КОЛЕНСКИЙ

02.03.2020

Сборы мелодрамы «Лед 2» приблизились к 1,5 миллиарда рублей, и это не предел: возможно, лента войдет в тройку кассовых чемпионов нашего проката. Чем объясняется ее успех?

Прежде всего, продуманным маркетингом. Зрителям легла на сердце душещипательная лавстори хоккеиста и парализованной фигуристки из прошлой серии. Продюсер Федор Бондарчук внял пожеланиям и дал соавтору первой части сценаристу Андрею Зайцеву и комедиографу Жоре Крыжовникову четкую установку: превратить сиквел «Льда» в массовую слезовыжималку.
Недолго думая, соавторы подвергли сюжет жанровому апгрейду, ведь подобный прием сработал в прошлый раз — вдохновленная трейлером публика шла на героическую спортивную драму, а оказывалась на премьере мюзикла. Ныне под мелодраматическим соусом ей предложили семейно-судебную тяжбу.

О надуманности фабулы уже высказались все кому не лень, но эти оценки нимало не смутили публику. Очевидно, она поверила в авторское право на жанровые эксперименты, не нарушающие жесткую драматургическую конструкцию, уже заработавшую три миллиарда (в данном случае уместно суммировать сборы, ведь, при разнице в деталях, позапрошлогодний «Лед» и «Лед 2» — один и тот же фильм). В обоих случаях мы видим схематичный любовный треугольник, основание которого образуют Она (фигуристка Надя Лапшина — актриса Аглая Тарасова) и Он (хоккеист Саша Горин — Александр Петров), а вершину — «Оно», авторитарная Мачеха (тренер Ирина Шаталина — Мария Аронова).

В прологе предыдущей серии Шаталина ставит на коньки и фактически удочеряет дочь нищей торговки и, поскольку горит на работе, предъявляет девочке завышенный счет: или все ради спортивных побед, или я тебе не мать. Наде приходится соответствовать, ведь в рамках заданных условностей ей некуда податься: окружающий спортивную арену мир уныл, депрессивен, безлюден. Единственная родственная душа — подрастающая звезда хоккея. Саша, в отличие от героини не живущий на коротком поводке, за шалости отстраняется от тренировок. В этот миг вселенная Нади схлопывается — «принцесса» разбивается о лед и оказывается прикована к инвалидному креслу. Всемогущая Шаталина не теряется, требует от Горин поставить сиротку на ноги, и в этом случае обещает вернуть парня на ледовую арену. Саша справляется с заданием и влюбляется в ожившую Галатею.

«Лед 2» открывает церемония бракосочетания. За ним следует серия счастливых сцен, в которых папа и мама не могут нарадоваться на новорожденную малышку. Но, оказывается, это всего лишь грезы — в реальности возлюбленная умирает при родах вследствие той самой давней травмы, благодаря которой и обрела любовь своей жизни. Ее место в сердце отца-одиночки занимает дочка Надя (Виталия Корниенко). Вскоре на его пороге объявляются агрессивные представительницы опеки, обвиняющие в недолжном уходе за младенцем. Отбиться от хищниц (злобной «волчицы» и коварной «кошки» Надежды Михалковой) помогает внезапно нарисовавшаяся Шаталина. Тренер берется опекать, а затем вновь удочеряет дитя, по сути — собственную внучку. Горин не возражает. Но он приходит в ужас, когда девочка, «случайно» увидевшая соревнования мамы по видео у Шаталиной, начинает самостоятельные тренировки на льду.

Шаталина делается наставницей, а затем и приемной матерью будущей чемпионки, поскольку «биологический» отец не желает дочке печальной судьбы ее матери. Но напоминающий женсовет суд решает иначе — после очень кстати приключившейся автоаварии Горина лишают родительских прав и возможности общения с дочкой.

Непьющий, добрый, заботливый, практически идеальный Горин делает все возможное, чтобы решение вступило в окончательную силу, когда его лишают родительских прав; искренне соглашается с решением суда, и, расписавшись в собственном ничтожестве, становится превыше женских похвал. Этот абсурдный произвол юстиции вовсе не требует объяснений: ничего личного, только маркетинг для продажи ленты в страны, практикующие такие меры.

Что, собственно, произошло? В первой серии Шаталина приручила мужчинку к своей «приемной дочке», во второй — отлучила от его кровинки. Зачем же жил этот смирный человек? В контексте «Льда 2» этот риторический вопрос звучит неуместно: вот, полюбуйтесь, ради будущих спортивных побед.

Первая серия — куда изобретательнее. В ее основу легла изящная сказочная перверсия — история золушки Нади, растопившей ледяное сердце мачехи Иры и обернувшейся белоснежкой, а затем разбуженной прекрасным принцем Сашей. В продолжении место принцессы занимает одноименная дочь, а дальше все идет прахом, причем единственный мужчина — главный и несомненно положительный герой, над несчастьями которого зрители слезоточили два часа кряду, — забивается под плинтус.

Отчего же зрители нахваливают вампуку? Вероятно, подобно Горину, ничего, кроме матриархата, они в жизни не видали. Число неполных семей России выросло до 30 процентов, причем за последние двадцать лет число матерей-одиночек утроилось, но если взять послевоенную статистику, выяснится, что их бессемейные чада формируют все возрастающее большинство. Жизнь одиночек вынужденно зациклена в схеме работа — дом — работа, а нужда заставляет выгонять детей «на лед» — авось да выбьются в люди. Выбиваться, однако, некуда: нормальная профессиональная карьера в клановом обществе становится исключением из правил, а маргинальная, зато зрелищная (спортивная, эстрадная, модельная, блогерская) превращается в эталон успеха. Вследствие этих странностей социальные и гендерные отношения подвергаются возрастающей девиации. В частности, идеальный мужчина в представлении большинства матерей-одиночек становится либо воскресным папой, либо просто спонсором, присутствие которого в доме скорее обременительно, чем желательно.

На слезах обделенных любовью дам успешно спекулируют авторы слащавых «Льдов», глазированного вставными вокальными репризами. Их здесь меньше, чем в прошлой серии, и сняты они легче и милее, но смотрятся более абсурдно: сочинители леденящих сказок использовали клипы в качестве музыкальных пауз, нарушив законы жанра. Герои классических мюзиклов поют от переизбытка чувств, которыми невозможно не поделиться с возлюбленными или целым миром. Перепевки «Льда 2», напротив, транслируют эмоциональную опустошенность; той же «работой» озадачены и актеры, изобретательно утепляющие едва прописанные роли. Однако все тщетно: их игра сводится к истерическим самопрезентациям неодолимых одиночеств. От вымученного психологического эксгибиционизма делается больно и неловко, а главное — страшно за судьбу ребенка. При всей органике восьмилетней актрисы Виталии Корниенко, ее Наде тут уделяется минимум жанрового пространства, заботы и любви.

«Лед 2»
Россия, 2020
Режиссер: Жора Крыжовников.
В ролях: Александр Петров, Аглая Тарасова, Мария Аронова, Виталия Корниенко, Надежда Михалкова, Юлия Хлынина, Сергей Лавыгин. 
6+
В прокате с 14 февраля
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже