Русские не боятся

Владимир МАМОНТОВ, публицист

02.02.2017

ВЦИОМ доложил, что все страхи россиян, если таковые и были, в декабре существенно припали. Начнем с главного. Если в конце 2015 года войны и всякого обострения международного положения мы опасались на температурный показатель в +29 пунктов (такая уж у социологов бухгалтерия: ответу «полностью уверен, что случится» засчитывают плюс 1, «полностью уверен, что не случится» — минус 1), то на данный период — +14. Отлегло, значит.

Некоторые исследователи отнесли данное снижение на счет миролюбивой лексики нашего президента. «Каждый из нас может стать волшебником», — сказал Владимир Путин в новогоднем обращении. Точнее, немного волшебником. Вокруг сразу загомонили. Немного? Насколько? Вот когда говорит, что будем мочить в сортире, — это понятно. 

Но стать волшебниками... Отдельные политологи даже забеспокоились. Мол, народ не поймет такого, разболтается. Не накликать бы беду. Другие им возразили: простое новогоднее пожелание. Доброе. Рождественское. «Нужно с любовью и благодарностью относиться к родителям, окружать вниманием и заботой своих детей, свою семью, уважать коллег по работе, беречь дружбу, защищать правду и справедливость, быть милосердными, помогать тем, кто ждет поддержки». И между прочим, оно попадает в настроения людей: за год пошла на спад кривая опасений наших граждан за конфликты в семье и разрыв с близкими: было –14 пунктов, а стало –29. Что, кстати, самый низкий показатель из всех опасений, про которые чуть позже.

Конечно, пикейным жилетам давно известно, что президентское послание надо читать между строк. Они углядели здесь оверштаг от мобилизации на доброту. Американских дипломатов симметрично не выгнал, детишек их на елку в Кремль пригласил. (Что характерно, ни один не пришел. Госдеп не дозволяет.) Фильм «Викинг» посмотрел, а Константин Эрнст все еще на должности. Некоторые исследователи отнесли изменения в настрое президента (и россиян) к избранию Дональда Трампа. Не лишено оснований. Как минимум наши отношения с США не станут хуже, чем при Обаме, поскольку хуже некуда, — так рассуждали. Однако я бы попристальнее рассмотрел другие причины.

Что я имею в виду? Ну, разумеется, возврат Крыма и поддержку Донбасса. Ведь что произошло? Ладно, стали уводить из-под носа Украину. Так она теперь независимое государство, сама может выбирать, кем быть: либо нейтральной, либо равноправной в составе нашей общей импер... извините, Евразийского союза, либо евровассалом. С геополитической точки зрения в известной мере удавшаяся попытка Запада оторвать от нас Украину — серьезная заноза и урок в назидание. Можно самокритично вспомнить: «Мужик задним умом крепок». Но будущее будущим, а допустить назавтра появление базы НАТО в русском Севастополе — это чересчур.

Спасибо крымчанам — оказались настоящими русскими людьми. И действия России были настоящими, в них были «парус и душа». Профессиональными. Бескровными. А главное, выходящими за рамки расставленной ловушки. Предполагалось, что стреноженная участием в разных «восьмерках» Россия проглотит очередное оскорбление и удар по своим кровным интересам. Ну а что, разве такого не случалось в недалеком прошлом? Но не в этот раз.  

Конечно, оппоненты продолжают кричать, что мы Крым «отжали». Но, честно говоря, грех его было не отжать, и не в том смысле, чтоб утянуть, раз плохо лежал, а как раз в высоком: грех был бы на нас на всех, если бы не помогли русским людям... 

С той же самой уверенностью в своей если не праведности, то правоте мы еще много чего сделали — и много чего о себе поняли. Например: наша авиация, флот и ракеты действительно смогут нас защитить, если что. Через военные действия в Сирии (где мы опять-таки вмешались по праву, по просьбе законного правительства) прошли 80 процентов летного состава ВКС. И всему миру продемонстрировали, что означает выполнять свою работу по-русски.  

Еще мы узнали, что никакие санкции нам не критичны. Кое-где даже пользу сумели извлечь: сельское хозяйство на подъем пошло. Нефть упала вполовину — не померли. Несколько новых проектов самолетов (а точнее, три) дошли до заводских цехов. Запас прочности у нашего золотого, я бы даже сказал, волшебного народа оказался поистине велик: несмотря на то, что вслед за исконным «лишь бы не было войны» идет опасение, что из магазинов исчезнут важные товары и обесценятся сбережения (этот показатель за год существенных изменений не претерпел), далеко не на первом месте и гораздо ниже условного нуля наши страхи потери работы. И даже снижения уровня жизни. 

Не буду лицемерить, мол, трудности закаляют, нам хлеба не надо — работу давай... Но за последние годы произошли события, которые, на мой взгляд, окончательно вернули к привычному твердому состоянию нашу общественную материю: русские не сдаются. Долго запрягают, да быстро едут. Русский немцу задал перцу. Француз боек, да русский стоек. Этой социологии сто лет в обед, а она как новенькая.


Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Русские не боятся

<p class="p1">ВЦИОМ доложил, что все страхи россиян, если таковые и были, в декабре существенно припали. Начнем с главного. Если в конце 2015 года войны и всякого обострения международного положения мы опасались на температурный показатель в +29 пунктов (такая уж у социологов бухгалтерия: ответу «полностью уверен, что случится» засчитывают плюс 1, «полностью уверен, что не случится» — минус 1), то на данный период — +14. Отлегло, значит.</p> <p class="p3"><span class="s1">Некоторые исследователи отнесли данное снижение на счет миролюбивой лексики нашего президента. «Каждый из нас может стать волшебником», — сказал Владимир Путин в новогоднем обращении. Точнее, немного волшебником. Вокруг сразу загомонили. Немного? Насколько? Вот когда говорит, что будем мочить в сортире, — это понятно. </span></p> <p class="p3"><span class="s1">Но стать волшебниками... Отдельные политологи даже забеспокоились. Мол, народ не поймет такого, разболтается. Не накликать бы беду. Другие им возразили: простое новогоднее пожелание. Доброе. Рождественское. «Нужно с любовью и благодарностью относиться к родителям, окружать вниманием и заботой своих детей, свою семью, уважать коллег по работе, беречь дружбу, защищать правду и справедливость, быть милосердными, помогать тем, кто ждет поддержки». И между прочим, оно попадает в настроения людей: за год пошла на спад кривая опасений наших граждан за конфликты в семье и разрыв с близкими: было –14 пунктов, а стало –29. Что, кстати, самый низкий показатель из всех опасений, про которые чуть позже.</span></p> <p class="p3"><span class="s1">Конечно, пикейным жилетам давно известно, что президентское послание надо читать между строк. Они углядели здесь оверштаг от мобилизации на доброту. Американских дипломатов симметрично не выгнал, детишек их на елку в Кремль пригласил. (Что характерно, ни один не пришел. Госдеп не дозволяет.) Фильм «Викинг» посмотрел, а Константин Эрнст все еще на должности. Некоторые исследователи отнесли изменения в настрое президента (и россиян) к избранию Дональда Трампа. Не лишено оснований. Как минимум наши отношения с США не станут хуже, чем при Обаме, поскольку хуже некуда, — так рассуждали. Однако я бы попристальнее рассмотрел другие причины.</span></p> <p class="p3"><span class="s1">Что я имею в виду? Ну, разумеется, возврат Крыма и поддержку Донбасса. Ведь что произошло? Ладно, стали уводить из-под носа Украину. Так она теперь независимое государство, сама может выбирать, кем быть: либо нейтральной, либо равноправной в составе нашей общей импер... извините, Евразийского союза, либо евровассалом. С геополитической точки зрения в известной мере удавшаяся попытка Запада оторвать от нас Украину — серьезная заноза и урок в назидание. Можно самокритично вспомнить: «Мужик задним умом крепок». Но будущее будущим, а допустить назавтра появление базы НАТО в русском Севастополе — это чересчур.</span></p> <p class="p3"><span class="s1">Спасибо крымчанам — оказались настоящими русскими людьми. И действия России были настоящими, в них были «парус и душа». Профессиональными. Бескровными. А главное, выходящими за рамки расставленной ловушки. Предполагалось, что стреноженная участием в разных «восьмерках» Россия проглотит очередное оскорбление и удар по своим кровным интересам. Ну а что, разве такого не случалось в недалеком прошлом? Но не в этот раз.  </span></p> <p class="p3"><span class="s1">Конечно, оппоненты продолжают кричать, что мы Крым «отжали». Но, честно говоря, грех его было не отжать, и не в том смысле, чтоб утянуть, раз плохо лежал, а как раз в высоком: грех был бы на нас на всех, если бы не помогли русским людям... </span></p> <p class="p3"><span class="s2">С той же самой уверенностью в своей если не праведности, то правоте мы еще много чего сделали — и много чего о себе поняли. Например: наша авиация, флот и ракеты действительно смогут нас защитить, если что. Через военные действия в Сирии (где мы опять-таки вмешались по праву, по просьбе законного правительства) прошли 80 процентов летного состава ВКС. И всему миру продемонстрировали, что означает выполнять свою работу по-русски.  </span></p> <p class="p3"><span class="s2">Еще мы узнали, что никакие санкции нам не критичны. Кое-где даже пользу сумели извлечь: сельское хозяйство на подъем пошло. Нефть упала вполовину — не померли. Несколько новых проектов самолетов (а точнее, три) дошли до заводских цехов. Запас прочности у нашего золотого, я бы даже сказал, волшебного народа оказался поистине велик: несмотря на то, что вслед за исконным «лишь бы не было войны» идет опасение, что из магазинов исчезнут важные товары и обесценятся сбережения (этот показатель за год существенных изменений не претерпел), далеко не на первом месте и гораздо ниже условного нуля наши страхи потери работы. И даже снижения уровня жизни. </span></p> <p class="p1"> </p> <p class="p3"><span class="s1">Не буду лицемерить, мол, трудности закаляют, нам хлеба не надо — работу давай... Но за последние годы произошли события, которые, на мой взгляд, окончательно вернули к привычному твердому состоянию нашу общественную материю: русские не сдаются. Долго запрягают, да быстро едут. Русский немцу задал перцу. Француз боек, да русский стоек. Этой социологии сто лет в обед, а она как новенькая.</span></p> <p class="p1"> <br /> </p> <p class="p1"> </p> <p class="p1" style="text-align: right;"><i>Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции</i></p>