Дмитрий Литвинов, продюсер фильма «День города»: «Зрители устали от шаблонных историй»

Вера АЛЕНУШКИНА

28.01.2021

Фотографии предоставлены Planeta Inform.


В прокат вышла комедия Алексея Харитонова «День города» — история о том, как провинциальный городок Любякино готовился встречать президента России. Продюсером проекта стал генеральный директор группы компаний Planeta Inform Дмитрий Литвинов.

— Дмитрий, у вас как у продюсера в приоритете всегда были фильмы ужасов: «Невеста», «Рассвет», «Пиковая дама: Зазеркалье»... И вдруг — народная комедия. Как она появилась в вашей фильмографии?

— Она появилась из короткометражек, которые мы нашли в Московской школе кино. Я там довольно долго преподавал курс маркетинга фильмов. Увидел несколько потрясающих работ, снятых студентами, одна из которых — «Рука» Игоря Марченко — стала призером «Кинотавра». Сначала захотелось объединить их в альманах. Но потом, оценив прокатную ситуацию, мы решили выпустить полнометражный фильм, взяв в качестве сценарной основы новеллу «Все в порядке».

Потом мы рассказали о нашей идее продюсерам онлайн-платформы IVI, которые нас поддержали и выбрали «День города» в качестве хедлайнера своего пакета IVI Originals. Кстати, это их первый полнометражный проект, и после проката наш фильм можно будет посмотреть на этом сервисе. Еще один наш партнер — телеканал ТНТ, с которым мы тоже давно сотрудничаем и который тоже заинтересовался «Днем города».

— Комедий сегодня снимается очень и очень много. Почему зритель должен выбрать именно вашу?

— Во-первых, комедий в посткарантинный период выходило не так уж много, и нам это на руку. Особенность же «Дня города» в том, что мы используем вечный сюжет, известный и понятный зрителю еще со времен гоголевского «Ревизора» — когда большой начальник (в нашем случае — президент) едет с проверкой по регионам. В регионах же тем временем начинается апокалипсис, что здорово осложняет и без того неоднозначную ситуацию.

Во-вторых, у нас получилась по-настоящему безбашенная, хулиганская комедия. В ней много шуток — иногда даже очень острых, и я точно знаю, что они сработают. Плюс — обратите внимание! — ярко отрицательных персонажей в нашей комедии нет. Есть спорные личности, да. Но каждого из своих героев мы любим: почти все они вкладывают душу в то, чем занимаются. И финал у нас, естественно, позитивный, ведь даже в самой безвыходной ситуации нас всегда спасают две вещи — юмор и любовь.

— В фильме есть момент, который меня по-настоящему зацепил: это яма, которая радушно встречает каждого на въезде в город и которую невозможно засыпать.

— Так ведь главная беда России — это дураки и дороги! Я, кстати, недавно отъехал от Москвы на десяток километров и как раз вспомнил этот эпизод, когда угодил передними колесами в огромную яму. Поэтому подтверждаю: эпизод актуальный! (Смеется.) А еще в «Дне города» есть просто потрясающая сцена совещания в кабинете у мэра (которого играет Александр Ильин. — «Культура»), когда тот узнает, что президент завтра утром приедет в его Любякино. Я, кстати, абсолютно уверен: на приезд высшего руководства все наши чиновники на местах реагирует именно так  с воплями и истериками. Жаль только, что по новым законам мы не можем этот эпизод выпустить в «первозданном виде»: мат нам пришлось «запикать». А еще в нашей комедии есть элементы хоррора. Видимо, сказывается то, что я в последнее время очень много занимался фильмами ужасов…

— Кстати, по поводу фильмов ужасов. Еще год назад отечественные хорроры выходили в прокат чуть ли не каждые две недели, и кто-то даже всерьез говорил, что наша киноиндустрия активно осваивает этот жанр. И вдруг — раз! — и все «ужастики» куда-то делись. Почему?

— Волна хорроров пошла после успеха двух картин: «Невесты» и «Пиковой дамы: Черный обряд». Тогда стало понятно, что на этом жанре можно хорошо заработать. «Невеста» открыла для русских фильмов ужасов латиноамериканский рынок, собрав там денег вдвое больше, чем в отечественном прокате. Поэтому все и кинулись снимать хорроры. Однако, чтобы работать в этом жанре, нужно быть в нем экспертом, а таких людей в нашей стране крайне мало. К примеру, могу назвать моего партнера Влада Северцева, который делает «Битву экстрасенсов» на ТНТ уже двадцать лет. Поэтому появилось много фильмов, которые, по сути, и хоррорами-то назвать нельзя: в них были элементы драмы, триллера, но — ничего пугающего. И это подорвало доверие аудитории.

А аудитория у хорроров очень насмотренная. Она молодая (моя дочь посмотрела «Невесту», когда ей было всего одиннадцать) и очень требовательная. В любом случае аудитория ориентируется только на одно — страшно ей или не страшно. И когда после нескольких русских картин все (и в России, и в Мексике) поняли, что им не страшно, то кредит доверия был исчерпан. Как раз в этот период мы попытались выпустить «Рассвет» — и народ на него уже не пошел. Хотя сборы все равно оказались выше, чем у наших конкурентов: другие хорроры собирали по 20-30 миллионов рублей, а мы приблизились к 60 миллионам. Но все равно это было ниже ожиданий.

Но есть и другая причина: спрос аудитории всегда конечен. И если ей предлагают западный продукт вполне приличного качества, то она делает выбор в его пользу. И не важно, что это в основном фильмы категории «Б»: их много, они выходят на экраны сплошным потоком, поэтому зрительский запрос удовлетворен. А мы, пытаясь сделать что-то оригинальное, что-то более качественное, вынуждены конкурировать с этим контентом…

— И оказываетесь в невыгодном положении…

— Да. Ну, и люди, сидящие на карантине, сейчас не хотят идти за страхом в кино: они устали бояться, им бы чего-то смешного… Тем не менее мы все-таки решили рискнуть, поэтому 11 марта выпускаем очень классный проект — «Бывшая». По жанру это мистический хоррор, но акцент в нем сделан на роли соцсетей и на том, как они могут разрушать жизни людей. Кстати, вы заметили, что наши зрители устали от стандартных, шаблонных решений? Так вот: в «Бывшей» как раз очень нестандартная история, которая может многих заинтересовать.

— Наш прокат сейчас переживает, мягко скажем, не лучшие времена. Кто-то из продюсеров говорит, что окупить затраты на производство сейчас практически невозможно. А вы как думаете? Надеетесь ли выйти на точку окупаемости?

— Надежда, конечно, есть. Мы делали «День города» достаточно долго и много сил и эмоций в него вложили. Поэтому хотелось бы, чтобы зритель нашу работу увидел. Хотя ситуация сейчас сложная, поэтому не менее важно то, что государство обещает поддерживать российские фильмы, выходящие в период пандемии.

— Эта поддержка достаточная?

— Мне кажется, грех жаловаться. На поддержку кинопроката было выделено 4 миллиарда рублей — и это замечательно. Это серьезная помощь, сопоставимая с объемами финансирования, которое выделяется государством на производство национальных фильмов. И механизмы этой поддержки — честные и прозрачные, что тоже важно.

— Вот только посещаемость кинотеатров сегодня не очень-то высокая. Кстати, те люди, которые все еще ходят в кино, — они кто? Это постоянная аудитория или случайные зрители, которым надоело сидеть дома?

— Конечно, это постоянная аудитория, точнее, ее часть. И, как правило, это молодежь. Но сборы второй части «Последнего богатыря» говорят о том, что в кино пошли семьи. И это здорово. Видимо, сказывается то, что кто-то из зрителей уже переболел, кто-то сделал прививку, а кто-то просто устал бояться. Но как бы то ни было, кинопрокат пока что не восстановился. Мы не вернули обратно в зал как минимум половину постоянной аудитории.

— А когда их удастся вернуть? К лету?

— Они вернутся, когда в прокат снова начнет выходить голливудский контент, причем на регулярной основе. Он как раз притащит зрителей в кинотеатры. Громкие голливудские блокбастеры — это фильмы-локомотивы.

— Дмитрий, Planeta Inform также занимается дистрибьюцией нашего контента на зарубежном рынке. Не могу не спросить: сейчас, во время пандемии, есть ли интерес к российским проектам за рубежом?

— Крупные прокатные релизы встали. Поэтому сейчас мы работаем с партнерами, формируем отложенный спрос, но в кинотеатрах стараемся ничего не выпускать — большинство из них пока что закрыты. С онлайн-платформами тоже все непросто: глобальные стриминговые платформы быстро поняли, что находятся в положении монополистов — из-за проблем офлайн-проката кроме них никто не может заплатить за контент. Поэтому и Amazon, и Netflix, и другие сервисы очень сильно снизили цену. Но мы не готовы продавать свои фильмы так дешево. Поэтому громкие релизы мы решили попридержать, по крайней мере, до конца года, а к тому времени, я надеюсь, все восстановится. Что же касается интереса зарубежных прокатчиков к нашим фильмам, то он, разумеется, есть. К примеру, в прошлом году очень хорошо показал себя «Калашников» Константина Буслова — мы продали его как минимум в сорок (!) стран, и продажи до сих пор продолжаются. Думаю, в данном случае сработала узнаваемость бренда Калашников во всем мире. А в этом году мы делаем ставки на «Бывшую» и на проект «Мы», снятый по роману Замятина.


Фотографии предоставлены компанией Planeta Inform