Светлана Романова, ЗИЛ: «Мы сделали танцевально-образовательный проект»

Елена ФЕДОРЕНКО

24.04.2020

Фото: Владимир Сазонов.


Незадолго до карантина Дом танца Культурного центра ЗИЛ подготовил вечер романтического балета, который сейчас доступен онлайн.


Программа — отрывки из балетов выдающихся хореографов, от Филиппа Тальони, автора бессмертных «Сильфиды» и «Жизели», до парафраза пародийного «Концерта» Джерома Роббинса. Когда-то и Сильфиду, и Жизель танцевала Мария Тальони. Принято считать, что именно она впервые встала на пуанты. Но, оказывается, это легенда, рассказал балетовед Андрей Галкин. Такие увлекательные истории — ноу-хау зиловских встреч. Аудитория узнает о том, как создавались спектакли, и о первых исполнителях. О том, как романтизм изменил саму эстетику балета, какие события вызвали к жизни эпоху романтизма и почему вместе с ундинами и феями вышли на сцену ведьмы и колдуны. 

Программа сложилась из фрагментов старины, танцев на музыку композитора, памяти которого посвящен гала, отрывков из современных постановок, ведущих диалог с традициями. Участвовали знаменитые солисты московских театров и воспитанники хореографических школ. Во время карантина зиловские вечера, радующие искренностью и немного наивной верой в силу искусства, доступны в режиме онлайн. Режиссер концерта — заслуженная артистка России Светлана Романова, яркая прима «Кремлевского балета», ныне — худрук Дома танца Культурного центра ЗИЛ, ответила на вопросы «Культуры». 

— С чего начинались ваши режиссерские программы?

— Начала работать в Доме танца ЗИЛа в 2013-м, с любителями. Поставила с ними большой спектакль «Затерянные во времени». В трех актах участвовали коллективы разных направлений танца: бального, народного, классического. Написала подробный сценарий, пригласила студентов Щукинского училища. Премьере предшествовал колоссальный труд — репетиционный, постановочный, организационный. Результат понравился, но окупить наши затраты на создание многолюдной махины не получилось. Тогда у нас не было сильного пиара, системы продаж, но, главное, я поняла, что на прекрасном любительском искусстве заработать нельзя. Не случайно самодеятельное искусство в России всегда было основой основ народного просвещения и его опекали меценаты. Зал на спектаклях самородков заполняется до отказа, но в бесплатном формате. Такова традиция, и мы ее продолжаем — ко всем праздничным датам готовим концерты для всех желающих. Но время диктует необходимость зарабатывать.

— И вы обратились к балету, который у нас «впереди планеты всей», любим публикой, готовой покупать билеты на выступления профессионалов?

— Вечера балета проходят у нас с 2016 года. Первый проект «Путь к звезде» посвятили 135-летию со дня рождения Анны Павловой. В ЗИЛе работает колледж «Школа классического танца» под руководством Геннадия и Ларисы Ледях. Они наши партнеры, профессиональная организация, и мы начали тесно сотрудничать. Вспомнила об одноклассниках и коллегах, с которыми работала в театре. Многие сейчас преподают: в училище при Театре танца «Гжель», в балетной школе имени Леонида Лавровского. Педагогов мы просили подготовить с учащимися фрагменты, необходимые по драматургии вечера. Пригласила еще премьеров театров, которые учились в этих школах: выпускника Школы Ледях, победителя многих конкурсов Николая Чевычелова и гордость «Гжели» — Дениса Родькина. Они не отказали, работали с огромным удовольствием, потому что представляли свои alma mater. Потом я осмелела и обратилась к Николаю Цискаридзе с просьбой прислать на наш концерт номер.

— Решили позвонить самому ректору Академии имени Вагановой?

— Обратилась очно: я тогда ездила в Вагановскую академию ставить «Болеро» для воспитанников. Вел наш концерт Андрис Лиепа. Я готовила тексты, изучая все написанное об Анне Павловой. Этот первый гала прошел с большим успехом, билеты в кассе закончились за месяц до показа. Идея понравилась, проект решили сделать ежегодным.

— Мне запомнился концерт, посвященный «Лебединому озеру» — 140-летию этого балета Чайковского.

— «Лебединое» знало множество прочтений: от классических версий с печальными девушками-птицами до корявых лысых пернатых спектакля Матса Эка или мстительной мужской стаи в балете Мэттью Боурна. Выстроила драматургию по принципу соединения всех важных сцен — в прочтении разных постановщиков. Меня поддержала замечательный педагог «Кремлевского балета» Жанна Богородицкая и ее ученица Джой Аннабель Уомак танцевала Одиллию. Одетту специально подготовила юная выпускница Алена Ледях – танцовщица харизматичная, стильная, с богатым нутром. Лебединый кордебалет стал важной практикой для учеников, да и танцевать на нашей удобной сцене — радость для них. Мы записали интервью с Андрисом Лиепа — он участвовал в шести разных редакциях балета, в том числе Рудольфа Нуреева, показывал костюмы, которые ему сшили в Парижской опере. К концерту подготовили выставку.

— Зачем столько сопутствующих хлопот? Традиционный концерт из отдельных номеров — формат проверенный.

— Мы за образовательные проекты. Это и наша идея, и традиция. ЗИЛ — культурный центр и досуговая организация. Мероприятия должны быть доступны для широкой аудитории и интересны ей. Да и не хочется выстраивать дивертисменты, давать артистам возможность просто потанцевать. Стараемся и зрителей, и детей-участников чему-то научить. И сама я с каждым проектом узнаю немало нового. Вроде все мы учились, и неплохо, но историю балета, как оказалось, знали неважно. Погружение в прошлое любимого искусства — счастье. Наверное, и для публики: к родителям выступающих детей и жителям близлежащих кварталов — добавляются настоящие ценители и знатоки балета. В фейсбуке мне пишут — «почему не сообщили о премьере», «мы не смогли купить билет», «когда состоится новый проект» и интересуются будущими замыслами. На недавнем шопеновском вечере дуэт из «Дамы с камелиями» исполнили премьеры Большого театра Нина Капцова и Денис Родькин. Где можно нашему простому зиловскому зрителю, который не смог попасть в главный театр страны, познакомиться с хореографией Ноймайера, да еще в исполнении первых солистов, мировых звезд?

— Встречу на одной сцене профессионалов и учеников диктует необходимость?

— Видеть, как работают известные танцовщики, и тем более находиться с ними на одной сцене, участвовать в общем деле — большая удача и замечательный опыт для учеников. Дети, как гроздья винограда, висят за кулисами и смотрят, как солисты репетируют, гримируются, готовятся к выходу. Это тоже бесценные уроки для воспитанников училищ, которые рядом с мастерами танцуют на максимуме своих возможностей, с полной отдачей.

— В год Петипа вы отмечали 200-летие «великого француза с русской душой», в прошлом году тепло вспоминали гениальную Екатерину Максимову — она же была вашим педагогом в «Кремлевском балете»? Вы прима этого театра, его гордость — тоскуете по балету?

— Конечно, скучаю, но не по исполнительству, скорее по общению с профессионалами. И наши вечера подарили эти встречи. Интересно работать с учениками своих друзей, передавать им опыт. Мне достаются последние штрихи. Например, моя одноклассница Лиля Васильева готовит со своими воспитанницами фрагмент из «Пахиты», и ей, педагогу классического танца, важно академическое чистописание — тщательность выполнения всех элементов, ее заботит, как пятки стоят и позиции соблюдаются. Я же смотрю более отстраненно, говорю им о характере, эмоциях, рассказываю об истории балета и атмосфере задуманного концерта. Дополнительный бонус — возможность репетировать с учениками разных школ. На два последних вечера Московская академия хореографии тоже делегировала нам участников. И сам процесс, от рождения идеи до премьеры, захватывает, этим заполняется моя жизнь.

— Теперь сконцентрировались на балете, оставив любительское искусство?

— Нет, конечно. Дом танца, которым я руковожу, объединяет огромное количество пластических коллективов. Их число растет, что очень хорошо. Если семь лет назад насчитывалось пять, то сейчас уже 12. Моя задача — расширить спектр танцевальных направлений, чтобы каждый, кто пришел к нам в ЗИЛ, мог найти занятие по душе и желанию. Танец — бальный или ирландский, классический или контемпорари, хип-хоп или эстрадный. Ценю индивидуальность каждого коллектива.

Любительское искусство я осваивала с нуля. Много участвовала в жюри конкурсов и фестивалей. И все лучшее, что я видела, хотелось внедрить в деятельность зиловских студий. Помню, каким трудным был стартовый проект — цикл семинаров «Любительское искусство и современность». Тогда подготовили многодневную программу для руководителей и педагогов наших танцевальных коллективов. Это был семинар-практикум, мы принимали гостей с докладами и показами. У нас есть кружки, где занимаются дети от трех лет, популярностью пользуются подростковые группы и студии для взрослых. Самый молодой коллектив — поэтического движения и контактной импровизации. Это авторский курс увлеченного педагога Бориса Леонтьева.

— Значит, в ЗИЛе можно начать танцевать даже человеку зрелых лет?

— Возраст — не помеха. Для того, чтобы начать танцевать, достаточно «погрузиться» в свое тело, понять его возможности, его пластику — даже в обыденных движениях. Из них и рождается танец. Занятия во взрослых группах — это полезный и приятный досуг. Другое направление — коллективы, которые готовят сценические номера. Например, созданный Анатолием Трифоновым ансамбль «Юный зиловец», ровесник детища Игоря Моисеева. Этот сильный и популярный коллектив на высоком уровне представляет танцы народов мира.

— Сейчас, в период карантина, активизировались соцсети, онлайн-трансляции. Вы подхватили это движение?

— Каждую среду мы посвящаем балету. Показали запись Шопеновской программы. 29 апреля, в Международный день танца, проведем занятия и встречи в режиме онлайн, а вечером пригласим на «Щелкунчик» детского театра Школы Ледях, в мае планируем повторить гала памяти Екатерины Максимовой.    

Фото на анонсах: Владимир Сазонов