Завод вместо собеса

Татьяна ВОЕВОДИНА, предприниматель и публицист

25.01.2017

Профильный комитет Госдумы и правительство дали отрицательное заключение по трем законопроектам, касающимся материальной поддержки «детей войны». Нельзя сказать, чтобы им совсем не помогали: льготы для этой категории граждан отданы в ведение субъектов Федерации. В каждом — свои. Из-за такого неравенства время от времени ставится вопрос о необходимости принятия федерального закона с едиными нормами. Однако, как пояснил председатель комитета Госдумы по труду, социальной политике и делам ветеранов Ярослав Нилов, «за годы работы парламента было внесено больше дюжины законопроектов о «детях войны», и все отвергнуты».

Причина проста: нет денег. К тому же порой трудно определить, где «дети войны», где — труженики тыла. Надо ли суммировать льготы, если дети войны — одновременно и труженики тыла? Как, например, мои тульские тетки. Им, когда немец пришел, еще не исполнилось 14 и 15 лет. Семья родственников, где муж был крупным оружейным конструктором, взяла сестер в эвакуацию в Златоуст, куда вывезли Тульский оружейный завод. И вот они, тогдашние порядки и нравы. Девчонки — члены семьи одного из руководителей предприятия — встали к станку и работали наравне со всеми до Великой Победы. Кто они: дети войны или труженики тыла?

Депутат от КПРФ Николай Арефьев с присущей его партии склонностью к сильным выражениям называет этих людей «ограбленными», а также «униженными и оскорбленными». На то, чтобы поправить дело, коммунисты просят из федерального бюджета 61 млрд руб. Не знаю, много это или мало, но верно и то, что на «Ельцин-центр» или музей ГУЛАГа деньги магическим образом находятся. Нельзя не согласиться с Арефьевым: сегодня лишь 10 процентов нефти добывается из новых скважин, а 90 — из старых. Разведали нефть, построили нефтепроводы — они, дети войны. Так что по-человечески поблагодарить их хочется.

Но понятны и возражения. Первый замглавы фракции «Единая Россия» Андрей Исаев привел вполне резонные доводы: «Россия является правопреемником Советского Союза. Это означает, если мы примем такое решение, то распространяться оно будет на всех граждан бывшего СССР, включая Прибалтику, где бы они ни жили». Вероятно, желая всех примирить, другой парламентарий Михаил Тарасенко сказал: «Мы будем бороться за достойный уровень жизни всех пенсионеров».

Браво! Вопрос лишь в том, как его достичь. К сожалению, печальники горя народного крайне редко понимают фундаментальную вещь: никакая проблема не решается на том уровне, на котором она возникла. Ее нельзя решить, воздействуя непосредственно на нее самое. Раздача льгот любого рода — это, в сущности, лечение зубной боли анальгином. Более того, бонусы одной категории немедленно вызывают раздражение у другой, тоже страдающей и вполне достойной помощи.

Единственный путь, где наша страна может достичь прочного благосостояния для всех, — это принципиальная смена всего настроя, стиля и пафоса жизни. Необходимо перейти от дележа наличного дохода к созиданию нового богатства, новых ценностей. Превратить государство-собес, тем или иным образом раздающее доходы от «трубы», в государство-фабрику. Ресурсная экономика никогда не может сытно накормить большой народ, каким мы по сию пору остаемся. В настоящее время, по существу, все споры сводятся к борьбе за тот или иной доступ к ресурсу. Задача же состоит в том, чтобы произвести новый. Даже отняв у олигархов их неправедные достатки (национализировав, скажем, добывающие отрасли), невозможно накормить и ублажить всех нуждающихся.

Еще в XVII веке прозорливые умы поняли: единственный надежный источник богатства народов — развитая обрабатывающая промышленность. А этнос, живущий от земли, никогда не будет зажиточным. До середины ХХ столетия путь к благосостоянию всегда лежал через индустриализацию. Только в последнее время глобалистские манипуляторы стали утверждать иное.

Так что как ни крутись, нам нужна индустриализация. Именно она даст места с хорошей зарплатой трудящимся — детям и внукам пенсионеров. Эти деньги достанутся и старикам, в том числе и «детям войны». Труженик с высоким доходом и себе на старость накопит, и бабку-дедку поддержит без напряжения. Моя свекровь восьмидесяти лет, тоже «дитя войны», пережившая ужасы эвакуации из Запорожья под бомбежками, сегодня живет безбедно, благодаря своему потомству. На такой порядок вещей и надо выруливать. Дети и есть главная пенсия: так было с начала времен. Кстати, это могло бы и рождаемость поднять. Вообще, акцент следует делать на крепкого тяглового мужика: будет у него хороший доход — при таких прокормятся и матери, и дети, и старики. Такая должна быть стратегия. Больше труда. Молодым нужно в массе начинать работать в 18–20 лет, а не торчать во всяких эколого-политологических университетах, от которых ни соку, ни проку.

Что до тактики, то, наверное, сегодня надо помочь старикам, сколь возможно. Полезно было бы возродить, к примеру, тимуровское движение. Старики ведь часто страдают не от бедности, а от обычной заброшенности.


Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Завод вместо собеса

<p class="p1">Профильный комитет Госдумы и правительство дали отрицательное заключение по трем законопроектам, касающимся материальной поддержки «детей войны». Нельзя сказать, чтобы им совсем не помогали: льготы для этой категории граждан отданы в ведение субъектов Федерации. В каждом — свои. Из-за такого неравенства время от времени ставится вопрос о необходимости принятия федерального закона с едиными нормами. Однако, как пояснил председатель комитета Госдумы по труду, социальной политике и делам ветеранов Ярослав Нилов, «за годы работы парламента было внесено больше дюжины законопроектов о «детях войны», и все отвергнуты».</p> <p class="p1">Причина проста: нет денег. К тому же порой трудно определить, где «дети войны», где — труженики тыла. Надо ли суммировать льготы, если дети войны — одновременно и труженики тыла? Как, например, мои тульские тетки. Им, когда немец пришел, еще не исполнилось 14 и 15 лет. Семья родственников, где муж был крупным оружейным конструктором, взяла сестер в эвакуацию в Златоуст, куда вывезли Тульский оружейный завод. И вот они, тогдашние порядки и нравы. Девчонки — члены семьи одного из руководителей предприятия — встали к станку и работали наравне со всеми до Великой Победы. Кто они: дети войны или труженики тыла?</p> <p class="p1">Депутат от КПРФ Николай Арефьев с присущей его партии склонностью к сильным выражениям называет этих людей «ограбленными», а также «униженными и оскорбленными». На то, чтобы поправить дело, коммунисты просят из федерального бюджета 61 млрд руб. Не знаю, много это или мало, но верно и то, что на «Ельцин-центр» или музей ГУЛАГа деньги магическим образом находятся. Нельзя не согласиться с Арефьевым: сегодня лишь 10 процентов нефти добывается из новых скважин, а 90 — из старых. Разведали нефть, построили нефтепроводы — они, дети войны. Так что по-человечески поблагодарить их хочется.</p> <p class="p1">Но понятны и возражения. Первый замглавы фракции «Единая Россия» Андрей Исаев привел вполне резонные доводы: «Россия является правопреемником Советского Союза. Это означает, если мы примем такое решение, то распространяться оно будет на всех граждан бывшего СССР, включая Прибалтику, где бы они ни жили». Вероятно, желая всех примирить, другой парламентарий Михаил Тарасенко сказал: «Мы будем бороться за достойный уровень жизни всех пенсионеров».</p> <p class="p1">Браво! Вопрос лишь в том, как его достичь. К сожалению, печальники горя народного крайне редко понимают фундаментальную вещь: никакая проблема не решается на том уровне, на котором она возникла. Ее нельзя решить, воздействуя непосредственно на нее самое. Раздача льгот любого рода — это, в сущности, лечение зубной боли анальгином. Более того, бонусы одной категории немедленно вызывают раздражение у другой, тоже страдающей и вполне достойной помощи.</p> <p class="p1">Единственный путь, где наша страна может достичь прочного благосостояния для всех, — это принципиальная смена всего настроя, стиля и пафоса жизни. Необходимо перейти от дележа наличного дохода к созиданию нового богатства, новых ценностей. Превратить государство-собес, тем или иным образом раздающее доходы от «трубы», в государство-фабрику. Ресурсная экономика никогда не может сытно накормить большой народ, каким мы по сию пору остаемся. В настоящее время, по существу, все споры сводятся к борьбе за тот или иной доступ к ресурсу. Задача же состоит в том, чтобы произвести новый. Даже отняв у олигархов их неправедные достатки (национализировав, скажем, добывающие отрасли), невозможно накормить и ублажить всех нуждающихся.</p> <p class="p1">Еще в XVII веке прозорливые умы поняли: единственный надежный источник богатства народов — развитая обрабатывающая промышленность. А этнос, живущий от земли, никогда не будет зажиточным. До середины ХХ столетия путь к благосостоянию всегда лежал через индустриализацию. Только в последнее время глобалистские манипуляторы стали утверждать иное.</p> <p class="p1">Так что как ни крутись, нам нужна индустриализация. Именно она даст места с хорошей зарплатой трудящимся — детям и внукам пенсионеров. Эти деньги достанутся и старикам, в том числе и «детям войны». Труженик с высоким доходом и себе на старость накопит, и бабку-дедку поддержит без напряжения. Моя свекровь восьмидесяти лет, тоже «дитя войны», пережившая ужасы эвакуации из Запорожья под бомбежками, сегодня живет безбедно, благодаря своему потомству. На такой порядок вещей и надо выруливать. Дети и есть главная пенсия: так было с начала времен. Кстати, это могло бы и рождаемость поднять. Вообще, акцент следует делать на крепкого тяглового мужика: будет у него хороший доход — при таких прокормятся и матери, и дети, и старики. Такая должна быть стратегия. Больше труда. Молодым нужно в массе начинать работать в 18–20 лет, а не торчать во всяких эколого-политологических университетах, от которых ни соку, ни проку.</p> <p class="p1">Что до тактики, то, наверное, сегодня надо помочь старикам, сколь возможно. Полезно было бы возродить, к примеру, тимуровское движение. Старики ведь часто страдают не от бедности, а от обычной заброшенности.</p> <p class="p1"> <br /> </p> <p class="p1"> </p> <p class="p1" style="text-align: right;"><i>Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции</i></p>