Андрей Туполев: «Не красиво — не полетит»

30.10.2018

Андрей САМОХИН

А. ТуполевСудьбы государств в XX веке определяли инженеры и конструкторы. Созданные ими корабли и поезда, самолеты и танки, конвейеры и электростанции давали стране возможность побеждать и развиваться. Среди главных творцов истории — великий авиаконструктор Андрей Туполев. 10 ноября со дня рождения одного из отцов советской авиапромышленности исполняется 130 лет.


78 мировых рекордов

Его моноплан АНТ-1 взмыл в небо на заре существования СССР, а спустя полвека с трехкилометровой взлетной полосы ввысь поднялся созданный в туполевском КБ первый сверхзвуковой пассажирский лайнер Ту-144.

Под руководством Туполева спроектировано свыше 100 типов самолетов, 70 из них пошли в серию. На этих машинах установлено 78 мировых рекордов, выполнено порядка 30 исторических перелетов. На традиционный журналистский вопрос, почему, дескать, он не трудится над мемуарами, Андрей Николаевич однажды ответил: «Я не пишу — я делаю». Смотревший на самолеты как на живые существа, он мог на глаз определить место их приземления, точки напряжения в конструкции, чреватые разломом. А суть авиаконструкторского искусства формулировал кратко и емко: «Не красиво — не полетит».

Один из самых влиятельных людей в СССР, генерал-полковник Туполев умудрился прожить всю жизнь беспартийным, доказав верность стране и народу исключительно трудом, запустив крупносерийное производство легких и тяжелых самолетов.

Он подготовил целую плеяду учеников, в чем-то даже превзошедших своего учителя: Владимира Петлякова, Павла Сухого, Владимира Мясищева, а также «архитектора космической эры» Сергея Королева.

Немало нашлось у него и завистников с недоброжелателями. На таких он просто не обращал внимания. О себе ничего не читал, биографов не привечал. В деле, напротив, проявлял особую наблюдательность. И, конечно же, природную смекалку. По темпераменту был взрывным сангвиником, обещал порой оторвать какую-нибудь часть тела за небрежно выполненную работу или вранье, мог обругать десятиэтажным (в отсутствие дам), однако злость не копил и никому не мстил. Читал классику, выше всех ставил Достоевского и Толстого, не любил беллетристику и кино; уклонялся от политики, не играл в шахматы и карты, ничего не коллекционировал, до шестидесяти с азартом играл в волейбол. Всю жизнь прожил с одной женой. От тюрьмы не зарекался, ее таки не миновал, но и та не спугнула заслуженную славу.

Сын нотариуса (из сибирских казаков) и дворянки, дочери судебного следователя из Тифлиса, Андрей был в семье шестым ребенком. С детства умел обращаться с плугом, косой, рыбацкой снастью, ружьем, молотом и рубанком. Деревянные игрушки мастерил себе сам. Позже в гимназии на уроках труда удивлял всех замысловатыми поделками: большим кораблем с полной оснасткой, самодельным шлюзом.

Молодой Андрей Туполев в 1922 году возле заготовок для его первого самолета АНТ-1Удачно сдав экзамены сразу в два московских вуза — Институт инженеров путей сообщения и Императорское техническое училище (позже — Бауманский университет), — выбрал второе. Сближение с Николаем Жуковским, организовавшим в ИМТУ Воздухоплавательный кружок, произошло почти случайно. Туполев, забредший тогда на выставку воздухоплавания, позже об этом вспоминал: «Вижу, подтягивают канатом какой-то планер. Я стал помогать и оказался рядом с Делоне, который был учеником Жуковского, а впоследствии стал известным математиком. Он тут же познакомил меня с Николаем Егоровичем. Вот так, взявшись за трос, я и прирос к этому делу».

Вскоре Андрей стал одним из наиболее активных участников кружка и любимым учеником Жуковского. Весной 1911-го учебу и начатые проекты не по своей воле прервал: в Департамент полиции поступил донос о политической неблагонадежности студента Туполева. Последовали обыск, арест, отстранение от занятий и ссылка на малую родину, в деревню Пустомазово.

В советское время он никогда не козырял этим как будто очень выгодным для него фактом биографии, справедливо считая его, скорее, недоразумением. Николай Жуковский и директор ИМТУ Александр Гавриленко к тому происшествию изначально отнеслись так же — доказывали жандармам, что у их подопечного просто не было времени на «посторонние дела». Несмотря на хлопоты старших, Андрей более двух лет был вынужден провести в родной деревне, где после смерти отца на плечи молодого человека легло все семейное хозяйство. Тем не менее он не оставлял инженерных штудий: гидродинамические эксперименты в усадебном пруду лягут в основу его дипломной работы 1918 года «Расчет гидроаэроплана».

Откуда крылья растут

Вместе с Жуковским они сооружали испытательный полигон, создавали штаб и кузницу кадров — Центральный аэрогидродинамический институт (ЦАГИ). В 1920-е Туполев был заместителем начальника института, совмещал руководство в ОКБ с должностью главного инженера ГУ авиапрома Наркомата тяжелой промышленности.

Андрей Николаевич лично проектировал лаборатории, аэродинамические трубы, первый в стране опытный завод цельнометаллических самолетов. Он же организовал производство алюминиевого сплава, аналога дюралюминия — технологию позаимствовали у трофейного «Юнкерса» времен Первой мировой. Без собственного «крылатого металла», который начали плавить в Кольчугино Владимирской области еще в 1922-м, СССР не построил бы авиации.

По инициативе Туполева из системы ЦАГИ были выделены два специализированных института — авиадвигателестроительный ЦИАМ и авиаматериаловедческий ВИАМ.

Фото: РИА НовостиМашины талантливого инженера-конструктора выходили одна за другой. В 1923-м он создал самолет смешанной конструкции АНТ-1, прозванный «птичкой-невеличкой», а уже через год — первый советский цельнометаллический самолет АНТ-2, годом позже — первый боевой, пошедший в серию АНТ-3 («Пролетарий»), далее — бомбардировщик-моноплан АНТ-4.

Туполев и его команда проектировали, помимо авиатехники, аэросани, а также — глиссеры, ставшие со временем торпедными катерами. На испытания первого советского пассажирского лайнера, опытного АНТ-9, Андрей Николаевич привез семью, чем приятно удивил летчика Громова и всех присутствовавших.

Крылья Родины с годами становились все шире и крепче. Весь мир рукоплескал спасению команды парохода «Челюскин» на АНТ-4, беспосадочным перелетам в США экипажей Валерия Чкалова и Михаила Громова на АНТ-25, высадке научной экспедиции «Северный полюс» во главе с Иваном Папаниным на АНТ-6. Но между славными событиями произошла катастрофа гиганта «Максим Горький» (АНТ-20), оказался сорван трансарктический полет Сигизмунда Леваневского на АНТ-25 — из-за протекавшего маслопровода пришлось возвращаться обратно. Потерпевший фиаско летчик на приеме у Сталина публично обвинил Туполева во вредительстве.

Слушая формулировки следователя — они легли вскоре в основу текста приговора, — Андрей Николаевич невесело усмехался. Осудили его на 15 лет лишения свободы, признав «одним из руководителей террористической деятельностью в контрреволюционной кадетско-фашистской организации, существовавшей в Москве и именовавшей себя русско-фашистской партией». Припомнили «отца-помещика» и неосторожное высказывание по поводу замысла француза Ле Корбюзье, мечтавшего перестроить Москву в конструктивистском духе: «Этак мы забудем, что мы русские! И так уж почти позабыли».

Как бы то ни было, Туполев подписал все обвинения — и во вредительстве, и в шпионаже в пользу Франции. В лагерь его не отправили — сперва отвезли в распредпункт в подмосковном Болшево, а затем трудоустроили на одно из предприятий ЦАГИ, находившееся в здании, которое он некогда строил для своего КБ.

Там имелись такие же кульманы, что и на свободе. Многие прежние сотрудники Андрея Туполева стали заключенными. Им полагались хорошее питание, прогулки, кино по выходным, а также личные номерки, утренняя и вечерняя переклички, общая спальня в дубовом зале, ранее предназначавшемся для приема гостей. Конструкторский труд стал еще более интенсивным. Обо всем этом легендарный конструктор спустя годы выскажется так: «Мы любили Родину не меньше, а больше тех, кто собрал нас, поэтому мы, стиснув зубы, должны были делать первоклассные самолеты».

Фото: Марина Лысцева/ТАСС

Державная марка 

Начавшаяся война превратила их работу в напряженную битву. Главным детищем ЦКБ-29 или, проще говоря, «Туполевской шараги», стал Ту-2 (АНТ-58), по признанию многих специалистов, лучший фронтовой бомбардировщик Второй мировой. Его с модификациями продолжали выпускать до 1952 года.

Потом было досрочное освобождение. По личному заданию Сталина после войны Андрей Николаевич экстренно готовил к производству бомбардировщик Ту-4, являвшийся копией американской «летающей крепости» Б-29. Это рассматривалось как ответ на возможную ядерную бомбардировку СССР. Туполеву опять вручались награды, присваивались новые звания, его избрали членкором, потом академиком. В 1956-м он стал Генеральным конструктором авиационной промышленности СССР, депутатом Верховного Совета.

Фото: Алексей Куденко/РИА НовостиСтрана была в восторге, а геополитические противники скрипели зубами, узнав о первом реактивном двухмоторном бомбардировщике Ту-16, сверхзвуковом Ту-22, великолепном Ту-95. На базе последнего пытались создать атомолет-бомбардировщик с ядерным двигателем.

К пассажирскому авиастроению Андрей Туполев вернулся с радостью и энтузиазмом. Из его ОКБ выпорхнули первый реактивный пассажирский самолет Ту-104, межконтинентальный (тоже первый) лайнер Ту-114, ближние и среднемагистральные машины — от Ту-124 до Ту-154, ласково прозванные «тушками». Они-то в основном и сформировали развитый и надежный гражданский флот страны, едва не угробленный в 1990-е.

Ну а венцом советского авиастроения стал сверхзвуковой пассажирский Ту-144, «царь-самолет» с журавлиным клювом. После смерти его создателя — в конце 1972-го — работу над проектом завершал Алексей Туполев, возглавивший отцовское ОКБ.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть