Число Тавриды: 175

21.02.2016

Сергей АЛЕКСАНДРОВ

Греческие колонны Херсонеса

Крым — один из самых многонациональных регионов России. Об этом говорят и данные итогов переписи населения, проходившей в новом федеральном округе страны с 14 по 25 октября 2014 года. «Свой» рассказывает о представителях редких народов, живущих на полуострове.


Всех посчитали

Как говорят сотрудники Института этнологии и антропологии РАН, перепись населения — единственный полноценный источник сведений о национальном составе жителей страны. Эти данные важны не только с научной точки зрения. Они имеют и практическое значение, учитываются, к примеру, при формировании школьной программы, составлении учебников, подготовке педагогов.

— В Крыму представлены 175 национальностей. То есть этнокультурная палитра страны за последние два года стала заметно богаче, интереснее, — считает Владимир Зорин, доктор политических наук, замдиректора Института этнологии и антропологии РАН.

Самая многочисленная национальная группа на полуострове — русские, 68%. Вторая по численности — украинцы, 15,7%. Третья — крымские татары, 10,6%. Из представителей иных народов наиболее многочисленны татары, белорусы и армяне. При переписи населения были получены сведения и о родных языках: 84% назвали таковым русский, 7,8% — крымско-татарский, 3,3% — украинский. Численность граждан Российской Федерации в Крыму — 2,3 млн человек. 

— Национальное многообразие иногда рассматривают не как нашу силу, а пытаются увидеть в ней некую слабость, используют порой для спекуляций крымско-татарский фактор. Результаты переписи — хороший ответ злопыхателям: ее данные свидетельствуют о том, что все разговоры об оттоке крымских татар из Крыма не соответствуют действительности, — уверяет Руслан Бальбек, заместитель председателя Совета министров Республики Крым.

Обитают здесь и самые малочисленные народы. Для нас, российских граждан, этот факт важен особо, ибо с возвращением законных прав на крымские земли мы вернули себе и некоторые почетные обязанности, в том числе — сохранение их уникального этно-исторического богатства. 

Вдобавок у многих россиян появилась возможность не только насладиться отдыхом у Черного моря, с интересом провести время в туристических поездках и походах, но и приобщиться — уже в новом качестве — к традиционным укладам и ценностям недавно обретенных соотечественников.

Крымская Фракия

Греки Крыма

Увлекательное путешествие — своего рода самодеятельную «этнографическую экспедицию» — лучше всего начать с мест компактного проживания греков-фракиотов. И по причине того, что 2016-й объявлен у нас, ни много ни мало, Годом Греции (а значит, велик шанс вдруг очутиться на каком-то из праздничных мероприятий). И из соображений логистики: основная крымская автотрасса — от Керчи до Симферополя — неизбежно приведет вас в село Чернополье Белогорского района. Окажетесь там, где почти полтора столетия назад обосновались выходцы из северо-восточной Фракии. Сюда они перебрались в свое время из Старого Крыма, а впервые на крымскую землю ступили в 1830 году, прибыв на русском паруснике в феодосийский порт. 

Это были греки, которым из высокогорного балканского селения Корфо-Колимбо помог эмигрировать сам Иван Дибич-Забалканский (о нем «Свой» рассказывал в декабрьском номере 2015-го). Несколькими месяцами ранее очередную войну России с Турцией подытожил Адрианопольский мир, увы, не принесший фракийцам свободы от османского ига. Они обратились к русскому монарху с просьбой о разрешении поселиться в Крыму. Таковая была удовлетворена, более того — грекам позволили выбрать для проживания любое место на полуострове. 

Они же предпочли не «курортное побережье», а степной район, где можно было заниматься культивированием зерновых и табака, овощей и фруктов. Постепенно продвигаясь всей общиной на запад, в сторону Симферополя, греки за сорок без малого лет достигли села Карачоль Карасубазарского уезда. В этих местах обнаружили безымянный (впоследствии освященный в честь равноапостольных царей Константина и Елены) источник чистейшей, чрезвычайно целебной воды. Купили примерно полторы тысячи десятин земли. Построили дома, церковь. Разбили сады и огороды, участки для выращивания хлеба. И обосновались здесь навсегда. 

Впрочем, это самое «навсегда» могло трагически прерваться. В 1944 году их вместе с другими малыми народами ожидала поголовная высылка. Депортировали на Урал. Греки до сих пор недоумевают: веских причин для их «перемещения» у советского правительства как будто не было, на активное сотрудничество с нацистами они в годы оккупации не шли. 

Как бы то ни было, в 1968-м началось возвращение фракийцев на крымскую родину. Это был очень долгий и трудный процесс, но греки-фракиоты невероятно стойко преодолели все невзгоды на этом пути. И сегодня они представляют собой не просто коренных жителей Чернополья, бывшего Карачоля — а равно других городов и весей полуострова, — но, по сути, одну из главных этнокультурных достопримечательностей Крыма. Их уникальность состоит прежде всего в том, что спустя почти два века после эмиграции в Россию (плюс в течение четырех столетий пребывания под тяжелым басурманским игом) они сумели сохранить и красивую самобытную культуру восточной Фракии, и родной язык, и веру предков.

В Чернополье сегодня действует их храм — святых Константина и Елены, работает этнографический дом-музей, выступает фольклорный ансамбль «Карачоль», несколько лет назад участвовавший в фестивале фракийской песни в Афинах. Сюда нередко наведываются политики, общественные деятели, священнослужители и просто туристы из Греции.

Кто такие крымчаки 

Крымчаки

Следующим (а может, и предыдущим) пунктом нашего «этнографического» маршрута могло бы стать местечко, где совместно проживали бы крымчаки. Но, к сожалению, таких населенных пунктов на карте нет. Представителей этого народа и до Великой Отечественной войны в Крыму насчитывалось немного — порядка 6000 человек. А в годы гитлеровской оккупации, согласно некоторым данным, примерно 80% крымчаков были уничтожены. В наши дни их осталось на полуострове немногим более двухсот. Понятно, что при таком количестве о каких-либо районах компактного проживания не может быть и речи. Поэтому за интересующей нас информацией относительно коренной во всех смыслах (хотя бы только по названию) народности есть резон обратиться к руководителю Крымского культурно-просветительского общества крымчаков Доре Пирковой. 

Эта организация располагается в Симферополе, где находится и соответствующий историко-этнографический музей. Дора Товьевна с удовольствием опишет вам его экспонаты, расскажет об истории, заслугах и других примечательных особенностях родной ей этнической общности. Например, о том, что всем известную «Сказку о царе Салтане» Пушкин, скорее всего, написал, вдохновившись похожим по мотиву крымчакским сказанием «Падишах, его сын и Красивейшая в мире».

Глава национального объединения наверняка сообщит вам, что ее племени принадлежат такие отнюдь не второстепенные в русской литературе поэты, как Илья Сельвинский и Римма Казакова. Что род у крымчаков, как и у всех иудеев, ведется по материнской линии, а уклад в семьях еще не так давно был строго патриархальным. Один из обычаев, например, предписывал молодоженам в день свадьбы идти на кладбище и заказывать себе соседние места для будущих могил. 

Небезынтересно послушать и о том, как крымчаки празднуют Пурим, Йом Кипур (напоминает православное Прощеное воскресенье — все просят прощения у Господа и друг у друга), праздник Торы.

У этого народа можно многому поучиться, скажем, в области кулинарии. Приготовленные по традиционным крымчакским рецептам пироги пастели, чебуреки, каших-кулах (что-то вроде пельменей), кукуруза и многие другие блюда пришлись бы по вкусу многим любителям хорошо поесть.

Казалось бы, не пристало говорить о людях в том духе, что их пора занести в некую особую Красную книгу и стараться всеми силами сберечь от окончательного исчезновения, однако в ситуации с крымчаками иную аналогию подобрать слишком сложно. И таки да, надо бы обязательно их сохранить.

Встретимся в Чуфут-Кале

Караимы

В поисках этнографической специфики, связанной с другим коренным народом Крыма — караимами — есть смысл поначалу проследовать из столицы полуострова на запад, а точнее, в курортную Евпаторию. Здесь расположен их главный религиозный очаг — храмовый комплекс, состоящий из Большой и Малой кенасс. В Симферополе таковую восстановили в ее изначальном качестве (вернули верующим) всего лишь полтора года назад. Поэтому говорить о том, что административный центр полуострова постепенно становится духовным центром этого народа, явно преждевременно. 

Кенасса, кстати говоря, отличается от синагоги примерно так же, как вера караимов — от ортодоксального иудаизма. Они чтут священные тексты еврейского проповедника Анана бен Давида и не признают (здесь, наверное, уместно было бы выразиться «следовательно, не признают») предписаний Талмуда. 

Это очень существенное различие, не только приводящее к спору о том, кем считать караимов — иудеями или… исключительно караимами, — но и формирующее (а точнее, наверное, все-таки формировавшее) их национальный менталитет. 

Древнее караимское кладбище близ горы Тепе-Кермен

Караимов, согласно последней переписи населения, осталось в Крыму чуть более пятисот. Об их богатой истории сегодня в основном рассказывают древние развалины и тысячи старых надгробий. Особенно много последних сохранилось в «родовом гнезде» караимов Чуфут-Кале. Кстати, именно в этом месте, расположенном ныне в Бахчисарайском районе, еще в 1731 году была построена первая крымская типография. И именно сюда съезжаются ежегодно со всего света караимские парни и девушки в свой ставший уже традиционным молодежный лагерь. 

Чего ради собираются? Для создания новых дружеских компаний и даже семей «по этническому признаку»? Дабы поискать под развалинами клады, оставленные предками? Из бескорыстной любви к отеческим гробам? Наверное, в разных пропорциях тут есть и то, и другое, и третье. 

Мы же пожелаем им найти в Крыму свое самое большое в жизни счастье.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть