Приключения капитана Врангеля

24.12.2016

Валерий БУРТ

Ф. Врангель

В его «звучащей» фамилии слышатся грохот и скрежет такелажа, свист ветра и плеск волн. За свою жизнь этот бесстрашный человек преодолел тысячи миль труднейших морских путей. Один из основателей Русского географического общества, автор множества фундаментальных трудов, исследователь арктических берегов и морей, он дважды обошел на корабле вокруг света, был правителем русских владений в Северной Америке, сделал все возможное, чтобы сохранить их за нашей Родиной. Его именем названы остров в Северном Ледовитом океане, гора и мыс на Аляске... 9 января со дня рождения Фердинанда Врангеля исполняется 220 лет.


Мечты сбываются

Невысокий господин с пышными усами и длинными бакенбардами задумчиво смотрит в окно. Затем оборачивается, внимательно, будто в первый раз, оглядывает комнату, уставленную книгами. Решительно подходит к столу, усаживается в кресло, обмакивает перо в чернильницу. Буквы быстро и ровно бегут по бумаге. Вернувшись из очередной экспедиции, он спешит изложить впечатления.... Увы, многие из его ценнейших дневниковых записей не сохранились.

Приключения, как принято говорить в подобных случаях, манили Врангеля с детства. В мечтах он видел себя на капитанском мостике большого судна. А в реальности слушал, затаив дыхание, рассказы бывалого моряка, участника первого кругосветного плавания русских под началом Ивана Крузенштерна.

Фердинанд двигался к заветной цели прямым и ясным курсом, словно разрезающий волны корвет с большими и тугими парусами. Закалял волю и тренировал тело, обливался холодной водой, бегал босиком по снегу, не искушал себя изысканными яствами, питался простой и грубой пищей. 

Поступил в Морской корпус и блестяще его окончил. В учебе был прилежен, к тому же обнаружил недюжинные способности. Когда исполнилось восемнадцать, получил первый обер-офицерский чин — мичмана. До путешествий, которыми грезил в детские годы, оставалось недолго. Пока же молодому человеку приходилось довольствоваться службой на фрегате «Автроил», ходившем по Финскому заливу. 

Там-то и узнает он, что в Кронштадте готовится к рейсу вокруг света военный шлюп «Камчатка» с командой капитана 2 ранга Василия Головнина. Новость доставляет начинающему мореходу сильнейшее волнение, ему отчаянно хочется стать участником этого плавания.

Однако все попытки попасть на борт шлюпа оказываются тщетны. Тогда, почти потеряв надежду, Врангель самовольно покидает службу, спешно следует из Ревеля в Санкт-Петербург, разыскивает квартиру Головнина и умоляет Василия Михайловича взять с собой. Капитан поначалу противится, но после продолжительной беседы, в которой Фердинанд показывает себя знатоком морского дела, дает согласие зачислить его в команду вахтенным офицером. 

Возможно, Головнин помог как-то уладить дело и с «самоволкой» Врангеля. 

Морское крещение

Шлюп «Камчатка»

В августе 1817 года под грохот пушечных залпов «Камчатка» с экипажем в 130 человек вышла из Кронштадта. В планы исследователей входила доставка на одноименный полуостров морского и военного снаряжения, съестных припасов и прочего необходимого. Также предусматривалось обследование владений Российско-Американской компании, требовалось определить географические координаты ряда островов и селений в Америке, принадлежавших России. 

То, первое его путешествие было весьма долгим — ходовые качества тогдашних кораблей не позволяли развивать высокую скорость. «Камчатке» не раз приходилось становиться к причалам зарубежных портов, дабы пополнить запасы продовольствия и питьевой воды. 

Через два с лишним месяца после начала экспедиции шлюп бросил якорь в живописной бухте Рио-де-Жанейро. Яркая экзотика Бразилии потрясла русских. Впрочем, позже им довелось удивляться не однажды: и в дни недолгого пребывания в не менее экзотическом Перу, и на этапе прохождения мимо Командорских островов, Алеутской цепи — к Русской Америке. Поразил остров Кадьяк с утопающими в снегу вершинами гор. Корабль окружали стаи китов. Гиганты с шумом, похожим на глубокие вздохи, выпускали из себя столбы воды. 

«Камчатка» шла вдоль американских берегов на юго-восток, где повсюду — ныне такое трудно даже представить! — вплоть до самой Калифорнии были владения России. Моряки сделали остановку в колонии Росс, основанной нашими соотечественниками в 1812 году. Потом отправились далее, мимо Калифорнии. Позже Врангель назовет ее одной из самых «благословенных стран земного шара, на которые природа излила все дары свои». В наше время остается лишь недобрым словом помянуть недальновидность властей предержащих, выпустивших из рук этот райский уголок. 

Обогнув мыс Доброй Надежды, русский корабль отправился к острову Святой Елены, где томился в неволе Наполеон Бонапарт. Нашим мореходам хотелось своими глазами увидеть легендарного корсиканца. Однако англичане, охранявшие бывшего императора, охладили их пыл, категорически отказались устроить им встречу с несостоявшимся властелином Европы. 

И вот уже путь лежит на родину. Шлюп заходит в Портсмут, а 5 сентября 1819 года «Камчатка» бросает якорь на Кронштадтском рейде, завершив кругосветное плавание, длившееся два года и 10 дней.

На командных должностях

В. Головнин

Врангель в восторге, полон незабываемых впечатлений. Его обветренное, загорелое лицо сияет, глаза горят. И хотя пока он, пожалуй, не может в полной мере ощущать себя морским волком, зато драгоценный опыт, приобретенный за время длительного путешествия, у него имеется. Это отмечает и капитан Головнин. По его протекции уже произведенный в лейтенанты Фердинанд Врангель становится вскоре руководителем новой экспедиции. Она берет начало в 1820-м и завершается спустя четыре года. И тоже вполне удачно. Исследователи описали тогда побережье Сибири — от Индигирки до Колючинской губы, нанесли на карту Медвежьи острова. Итогом плавания стал труд «Путешествие по северным берегам Сибири и по Ледовитому морю». В него вошли работы в области астрономии, геодезии, навигации, гидрографии, метеорологии.

Отныне этот человек уже не может переносить бездействие. Кипучая энергия бьет через край. «Бороться со стихиями, одолевать препятствия, сдружиться с опасностями — все это так свойственно моряку, что ему иногда даже скучно без них», — справедливо замечает он. И судьба внимает в очередной раз: на горизонте маячит новый увлекательный рейс. Благо Головнин, дослужившийся к этому моменту до генерал-интенданта Российского флота, не оставляет его своей благосклонностью, предлагает возглавить новую кругосветку — на военном парусном транспорте «Кроткий». Надо ли говорить, что Врангель с восторгом принимает это предложение.

Долгие странствия не обошлись без опасных приключений. При обходе мыса Горн и у мыса Доброй Надежды «Кроткий» попадал в сильный шторм. К счастью, все закончилось благополучно. Экипаж едва не угодил в плен к дикарям на острове Нукагива, пришлось дать туземцам настоящее сражение. Увы, в тот раз потерь избежать не удалось. 

Трудная экспедиция еще больше подняла авторитет Врангеля. На него посыпались благодарности и почести. Но сам он считал куда более важными практические достижения. В ходе плавания впервые в истории русского флота были организованы регулярные метеорологические наблюдения, слежение за температурой воды, течениями. 

Заметным штрихом в биографии стала деятельность Фердинанда Петровича на посту Главного правителя русских владений в Америке. Прибыв на Аляску, он застал там печальную картину. Промыслы велись неорганизованно, хищнически, аборигены — алеуты, колоши и другие народности — страдали от злоупотреблений пронырливых чужеземцев. 

Правитель энергично взялся за дело. И за пять лет своего присутствия навел некоторый порядок: на полуострове появились школы и больницы, были реорганизованы промыслы, уменьшилось число браконьеров. 

В суете будней не забывал о научной работе — создал магнитно-метеорологическую обсерваторию, провел этнографические исследования, познакомился с обрядами и обычаями местного населения.

Почему Америка — не Россия

В 1835 году он прибыл в Мексику. Само собой, с далеко идущими планами. Врангель хотел добиться от местных властей продажи живописной плодородной долины, расположенной невдалеке от русского Форт-Росса — близ нынешнего Сан-Франциско. 

Он получил аудиенцию у высших сановников и доказал им, что с приходом туда русских хозяев тамошнее руководство извлечет для себя немалую пользу. Результат диалога представлялся поначалу благоприятным — один из правителей Мексики согласился передать долину Российско-американской компании. Правда, при этом выдвинул условие: Россия должна признать Мексиканскую республику. Думалось, это препятствие легко устранить. Но Николай I отказался от переговоров с революционным правительством, и все усилия Врангеля пропали втуне. В 1841-м колонию Росс упразднили, дела в ней пришли в полнейший упадок. Случилось грустное историческое событие, о чем и теперь уместно вспоминать с особым сожалением: Россия потеряла территории, потенциальные выгоды коих невозможно оценить. 

И это была лишь прелюдия к катастрофе, произошедшей четверть века спустя, когда мы решили расстаться с Аляской. В 1867 году принадлежавшая нам территория со всеми близлежащими островами общей площадью в 1 518 800 квадратных километров была продана США (страна называлась САСШ — Северо-Американские Соединенные Штаты) за 7 миллионов 200 тысяч долларов. Врангель был среди тех, кто выражал энергичный протест против этого опрометчивого шага. Да что толку.

Так печально завершилась эпоха Русской Америки. Остался лишь более или менее заметный след наших соотечественников на той далекой земле. Он в укоренившейся на Аляске православной вере, в именах туземцев, в названиях заливов, рек, гор, островов... 

Фердинанд Петрович, осыпанный наградами и званиями, и после был неизменно востребован. Ему давали то одно назначение, то другое, к примеру — должность директора департамента корабельных лесов Морского министерства, пост руководителя гидрографического ведомства. Всюду он был эффективен, полон замыслов, которые претворял в жизнь. Нередко бросали этого выдающегося человека из огня да в полымя. Талантливых, энергичных людей, истинно преданных Отечеству не на словах, а на деле, не хватало во все времена. 

Фото: Сергей Анисимов/nat-geo.ru

В мае 1855-го наступил пик его карьеры — Врангель занял пост морского министра Российской империи и стал членом Государственного совета, а годом позже получил звание полного адмирала. Там доказывал необходимость торгового флота, снабженного быстроходными судами дальнего плавания, в акваториях Черного и Каспийского морей. Призывал развивать тем самым торговлю, оживлять прибрежные города. 

Выйдя в отставку в 1864 году и переселившись в свое имение Руиль, покоритель морей не предался праздному отдыху. Вел активную переписку, работал над мемуарами, много читал. Его интересовали не только научные издания, но и литературные новинки. Свечи в библиотеке Врангеля порой не гасли до поздней ночи. 

Откликнулся он и на новый роман Ивана Гончарова «Обломов»: отдавая должное таланту автора, категорически не согласился с трактовкой образа главного героя, счел описание свойств бездеятельного и слабохарактерного Обломова оскорблением для русского народа. Фердинанд Врангель находил своих соотечественников трудолюбивыми, сметливыми, умелыми. Такими, каков был он сам с его колоссальным вкладом в развитие отечественной науки, в престиж и славу великого русского флота. 

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть