Кто сеет бурю, тот пожнет смуту

20.10.2018

Никита МИХАЛКОВ

Одно из любимых занятий нашей интеллигенции — препарирование ключевых фактов русской истории, с замахом на пересмотр, полную или частичную ревизию. Причем увлекаются этим не только те, кто желает «великих потрясений», на дух не переносит «эту страну» и в любой момент готов из нее «свалить», но и те, кому нужна великая Россия, кто своей жизни без Родины не представляет. Все мы так или иначе стремимся покопаться в прошлом, сделать для себя какие-то открытия, даже если они противоречат прежним, казавшимся незыблемыми представлениям. В этом — суть натуры много размышляющего русского человека. Он рефлектирует, пытается доискиваться до неких истин, время от времени спрашивает себя: «А те ли мы, за кого себя выдаем? А может быть, в чем-то правы «критики», утверждающие, что тысячелетний путь, пройденный Россией, темен, порочен и ведет в конечном счете в тупик?..»

Как-то раз мне довелось подробно ознакомиться с весьма неожиданной на тот момент версией гибели сына Ивана Грозного, царевича Дмитрия. (Эта смерть и ее последствия стали, как известно, мрачной прелюдией к Смуте.) Гипотеза заинтриговала новизной «фактов», кажущейся правдивостью, стройностью в изложении событий и обстоятельств. Тогда же, недолго думая, позвонил талантливому писателю, автору замечательных исторических романов Юрию Лощицу: «Юра, потрясающая версия! Оказывается, вот как было все на самом деле!» В ответ — тишина. Я ему: «Что ты молчишь? Это же невероятно интересно». Наконец он совершенно спокойно, бесстрастно произнес: «Мне — нет». — «Почему?» — «Видишь ли, даже если это правда, то все равно я не хочу думать об этом иначе, нежели думали триста-четыреста лет мои предки». Кто-то назовет такую точку зрения «ретроградной», сошлется на достижения науки, на якобы насущную потребность разгадывать мучительные загадки далекого прошлого. Я же по этому поводу скажу: Юрий Михайлович Лощиц абсолютно прав.

Не следует грубо ворошить, а затем выставлять на всеобщее поругание либо осмеяние вещи, которые в народной памяти, национальном восприятии веками считались неприкосновенными. Нельзя подвергать сомнению наши победы, доблесть героев, святость праведников, добрые, честные помыслы людей, спасавших государство в периоды страшных войн и потрясений. Когда мы начинаем относиться к подобным вещам с наплевательским пренебрежением, страна почти неизбежно погружается в очередную смуту — об этом говорит весь наш многовековой исторический опыт.

Что касается тайн прошлого, то разгадывать их, разумеется, никто не запретит. Но насколько  важны эти подробности? Первым делом, как мне кажется, мы должны ответить на самые принципиальные вопросы. И если, к примеру, затрагивать тему Смутного времени, звучать они могут примерно так: «Грозила ли России утрата самостоятельности, государственности, православной веры, или такой опасности не существовало вовсе?»; «Была ли осуществлена интервенция или иноверцы пришли к русским, чтобы их осчастливить?»; «Не будь тогда народных ополчений, кто бы из нас с вами рассуждал сегодня «о судьбах Родины»?»

Не стесняйтесь 4 ноября поздравлять друг друга с праздником. Он в этот день — настоящий.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть