Сергей Галанин, группа «СерьГа»: «Жизнь — это то, что происходит с тобой здесь и сейчас»

Денис БОЧАРОВ

04.06.2021

Фото: АГН Москва.

5 июня на сцене Зеленого театра ВДНХ Сергей Галанин с группой «СерьГа» отпразднует день рождения коллектива. Музыкант исполнит полюбившиеся публике хиты и презентует недавно вышедшую пластинку под интригующим названием «Любовь, алкоголь и весна».

— Расскажите о вашей последней студийной работе. Как возникла идея и сколь долго трудились над альбомом?

 А трудиться особо и не нужно было, все решила пресловутая пандемия. Какие-то песни писались, какие-то вспомнились. В итоге все вырулилось на тему, которую условно можно обозначить так: «Я хочу пить с тобой». Вот и получилась эдакая любовно-рок-н-ролльно-весенняя пластинка.

Пригласил друзей — Гарика, Чижа, Сергея Мазаева, Ваню Охлобыстина, Юту, — и как-то само собой пришло понимание: этот альбом не вписывается в палитру группы «СерьГа». Поэтому решил выпустить сольник, под собственным именем. Что, впрочем, не отменяет того факта, что у моего коллектива нет новых планов. Как раз-таки наоборот: в ближайшее время думаем выпустить альбом.

— Стало быть, не было бы счастья, да несчастье помогло? Это я про карантин, разумеется…

— Можно и так сказать. Ну а что унывать-то? Жизнь — это то, что происходит с тобой здесь и сейчас. Поэтому раз уж случился локдаун, приходится с ним мириться. Если разобраться, то ничего страшного в этом нет. В конце концов, это не 22 июня, не те испытания, когда рассыпаешься в пух и прах, — всего лишь какой-то карантинчик. Многое переживали — переживем и этот недуг.

— Название альбома «Любовь, алкоголь и весна. Часть 1» сулит некую интригу. Судя по всему, планируется продолжение?

— Несомненно. Надеюсь к концу лета выпустить вторую часть. Там тоже будет несколько дуэтов, но не все. Откровенно говоря, я и этот диск не задумывал выпускать в дуэтном «формате», скажем так. Планировал записать несколько треков с девушками, но по ходу работы схема вырисовалась сама собой.

В 2003 году у меня уже выходила пластинка дуэтов «Я такой как все», вот и подумал: почему бы спустя без малого двадцать лет не поднапрячься и не создать нечто похожее? Кстати, в ближайшее время выйдет и альтернативная версия альбома «Любовь, алкоголь и весна», где те же песни прозвучат в моем личном исполнении, без всяких дуэтов. Это будет сделано для того, чтобы публика примерно представляла себе, как данные вещи будут звучать на концертах.

— Первые буквы названия диска выстраиваются в остроумную аббревиатуру — ЛАВ, то бишь любовь. Это было сделано намеренно или само собой получилось?

— Изначально песня под таким названием была написана для моего сайд-проекта «Борщевик», но мы ее с «СерьГой» тоже исполняли, и она как-то сама собой прижилась. Альбом получился в известной степени концептуальным: там есть и про весну песни, и про алкоголь, ну и про любовь само собой, куда же без нее? (Улыбается.)

Повторюсь, как-то так вышло, что накопились песни подчеркнуто лирического характера, с которыми я не знал, что делать, поскольку в стилистику группы «СерьГа», выстроенную вокруг гитарных риффов, они не вписываются. А здесь мы дали себе волю: привлекли саксофон, аккордеон и прочие украшательские элементы. Так что программа получилась более человечной, что ли, даже, не побоюсь этого слова, народной. Надеюсь, аудитория ее оценит.

— Альбом получился весьма мелодичный. Из чего следует, что музыкальной составляющей вы уделяете как минимум не меньше внимания, чем лирической. Однако негласно считается, что отечественная рок-музыка — это прежде всего текст. Согласны?

— Пожалуй. Да и сам я больше корплю над словом, нежели над мелодией и гармонией. По крайней мере, в последнее время. Раньше я нанизывал какую-то словесную «рыбу» на музыкальную основу, а теперь стараюсь подходить к тому, что высказываю, более ответственно.

Если мне удается найти какую-то важную строчку, вокруг которой можно выстроить сюжет, считаю это большой творческой удачей. Вообще, у меня складывается ощущение, что поэзия как таковая сегодня в нашем социуме несколько стагнирует, пробуксовывает. Времена, когда Вознесенский, Евтушенко, Рождественский собирали стадионы, увы, прошли.

Но это с одной стороны. С другой, тяга к высокому художественному слову все же неистребима. Возможно, именно поэтому нередки случаи, когда музыканты в поисках вдохновения обращаются к классикам: пишут песни на стихи Бродского, Цветаевой, Ахматовой, Есенина. Именно за это песне надо сказать спасибо: музыка как обязательная ее составляющая напитывает текст необходимой энергией.

Благодаря песням и молодое поколение не утрачивает связи с поэтическим словом, приобщается к нему. Хотя, конечно же, хотелось бы, чтобы телевидение, радио и прочие средства массовой информации уделяли поэзии больше внимания.

— Вы рэп поэзией считаете?

— Какой-то, наверное, да. Не могу сказать, что глубоко погружен в эту тему, но мне кажется, что и в этой нише есть авторы, которые подходят к сочинению текстов так же трепетно, как и наша — не побоюсь этого высокопарного термина — рок-братия.

Если говорить откровенно, я за новыми музыкальными веяниями не слежу. Конечно, смею надеяться, ничего глобального и значительного мимо меня не пройдет, но специально я эту ниву не вспахиваю. Свежими музыкальными впечатлениями подпитываюсь в основном благодаря знакомым: случается, подсунут какой-нибудь CD в дорогу или наденут на меня наушники — тогда да.

Как говорится, спортивного интереса у меня здесь нет. Да и к чему мне это? Я не радиоведущий, не критик, а хорошей музыки предостаточно и в моем прошлом. Я до сих пор дышу и вдохновляюсь тем же, чем и тридцать-сорок лет назад. Причем это касается как западных классиков рока, так и старой доброй советской песни.

— Днем рождения группы «СерьГа» считается, если верить официальной информации, 1 июня. Это как-то связано с Днем защиты детей?

 Это просто красивая дата. Мы ее выбрали произвольно — чтобы не забыть. Наш первый концерт состоялся примерно в это время, где-то в конце мая. Но, дабы не ломать голову, решили «назначить» днем рождения группы первый летний день. О привязке к детскому дню специально не задумывались — мы же не могли предположить, что пройдет какое-то время, и в нашем репертуаре появится песня «Детское сердце»…

— Вы разделяете точку зрения, что новые песни пишут те, у кого старые плохие?

— Отчасти да. Лично я пишу просто потому, что не писать не могу. Хотя, надо сказать, это процесс мучительный. Ведь если песня родилась, то она должна состояться, реализоваться. А это значит, что ее надо «вкусно» оформить, придумать грамотную аранжировку, качественно записать. Поскольку незафиксированный материал — мертвый материал.

Но это сопряжено с головной болью. Поскольку звукозапись — процесс дорогостоящий и энергозатратный. Так что написанная песня — только половина дела. Но, вы знаете, я ни в коем случае не жалуюсь и накликать ничего худого не желаю. Напротив, искренне рад тому, что до сих пор случаются творческие озарения — в противном случае продолжал бы по сей день исполнять одни и те же вещи.

— А затраты окупаются? Ведь не секрет, что физические носители аудиоинформации переживают не самые лучшие времена.

— Не лучшие, это верно. Но сгущать краски не стоит, все не так уж плохо. Конечно, до былых количественных показателей далеко, но пластинки более-менее продаются — например, на концертах расходятся весьма бойко.

Да и не только в «физике» дело: порой заходят на интернет-порталы, что-то капает за авторские… Так что худо-бедно перебиваемся (улыбается). Вот в этом году мне стукнет шестьдесят. Что это для меня лично значит... Дайте подумать…

Да ничего, если честно. Никакого водораздела не провожу. За здоровьем надо следить, вот и все дела. Будьте здоровы, следите за собой, а все остальное приложится.

Фото: АГН Москва. Фото на анонсе: Игорь Иванко /АГН «Москва».