Композитор Максим Дунаевский: «Заправилы шоу-бизнеса кормят человека попсой»

Денис БОЧАРОВ

08.04.2020

KIRILL_ZYKOV-AGN-MOSCOW-1.jpg

Автор всенародно любимых мелодий к кинофильмам Максим Исаакович Дунаевский в интервью «Культуре» рассуждает о том, что такое «антимузыка».

 Принимая во внимание колоссальный масштаб личности вашего отца, Исаака Осиповича, которому в этом году исполнилось бы 120 лет, можно ли говорить о том, что ваше желание стать профессиональным музыкантом, композитором было предопределено еще на генетическом уровне?

— Возможно, что-то в этом и есть. Хотя, знаете, никто меня не принуждал, не наставлял на выбор именно этого жизненного пути. Более того, хотя я начал заниматься музыкой, что называется, с младых ногтей, в детстве делал это порой нехотя, без особого рвения. Но при этом очень любил выступать, играть на разнообразных детских инструментах — правда, в основном всякую белиберду. То есть, обобщая, можно сказать так: тяга к выступлениям была всегда, но осознанный выбор профессии композитора пришел позднее.

 Многое ли Дунаевский-младший перенял от Дунаевского-старшего как автор музыки? Велика ли разница в подходах к творчеству?

— По большому счету, работали мы в одних и тех же жанрах и направлениях. И львиную долю произведений как я, так и отец создавали в советское время. Конечно, есть заметная разница в стилистике, но по-другому, наверное, и быть не может: вне зависимости от степени родства, свой творческий почерк должен быть у любого композитора.

 Не планировали ли когда-нибудь написать об отце книгу?

— Во-первых, когда папа умер, мне было всего лишь десять лет. А детские воспоминания нельзя назвать мемуарами в полном смысле слова, согласитесь. Во-вторых, есть немало людей, которые этим специально занимаются, папины биографы, блестящие знатоки его творчества.

 Над чем работаете сейчас в плане музыки?

— Ой, есть целый ряд проектов — здесь и мюзиклы, и прочие произведения, и моя занятость в филармонии. Так что без дела не сижу, надеюсь лишь, что значительная часть того, чему посвящаю время, силы и энергию, рано или поздно увидит свет.

 Как вам кажется, почему одно из ярчайших наших кинопроизведений, всенародный успех которого во многом обязан музыке Максима Дунаевского, не получило достойного продолжения — как в плане сюжета, сценария, режиссуры, так и в том, что касается саундтрека? Речь, разумеется, о фильме «Д’Артаньян и три мушкетера».


— Зачастую это вопрос лотереи, тут не угадаешь. Да, выходили и «Двадцать лет спустя», и «Возвращение мушкетеров». Ну не получилось сделать на том же уровне — что же здесь поделать? А почему именно — да кто ж его знает? В нашей стране, кстати, продолжения — или, как их сегодня принято называть, сиквелы — как правило, не удаются. Говоря предельно откровенным языком, их делают плохо. Одного того, чтобы жанр развития темы кинематографическими средствами прижился — а у нас он, в общем, неплохо себя чувствует — явно недостаточно. Тут требуется удачное и гармоничное совпадение и сочетание куда большего количества факторов и аспектов.

 Из-под вашего пера вышло огромное количество ушедших в народ прекрасных сочинений — тут и песни, и музыка к кинофильмам, и мюзиклы. А как у композитора Дунаевского складываются взаимоотношения с так называемым академическим жанром?

— Да по большому счету никак. Здесь ведь, как в любом виде искусства, да и в целом в любой форме человеческой жизнедеятельности, каждому свое. И, если проводить параллель с миром литературы, кто-то пишет романы, а кто-то — повести и рассказы. Применительно к миру музыки, симфония — это роман. Так вот я не симфонист. Стало быть, не романист (улыбается).

 Уверен, у вас нет отбоя от предложений написать музыку для фильмов и спектаклей. Что является основополагающим фактором, когда принимаете решение, браться за создание партитуры или нет?

— Тут сразу несколько моментов. Насколько это можно красиво сыграть, спеть и записать; насколько это будет интересно мне как автору; наконец, насколько это может быть любопытно аудитории. Но тут важно понимать нюанс: живой и искренний интерес публики ни в коем случае не следует путать с пресловутым термином «востребованность». Это словечко продавливается в сознание населения малопрофессиональными продюсерами, которые, как правило, прискакали в культуру со стороны и не понимают, о чем говорят. Не бывает никакой востребованности, ибо востребовано все то, что талантливо. Вы, главное, дайте, обеспечьте, что называется. А уж люди сами разберутся: полюбить или отвергнуть. У нас же зачастую бывает так: заправилы шоу-бизнеса каждый день кормят человека попсой, а потом разводят руками — мол, ну что поделать, он же ничего, кроме попсы, не ест.

 Существует известная точка зрения, некий красивый парадокс, гласящий: самые хорошие музыканты — люди, как правило, широкой публике неизвестные.

— Абсолютная чепуха. На самом деле в истории было очень мало музыкантов, которых не знали при жизни. Их можно по пальцам пересчитать. Как правило, выдающиеся творцы успевают громко заявить о себе, пока еще пребывают в этом мире. Причем в любом жанре, будь то опера, симфония или что-то иное. Не говоря уже о популярной музыке, прелесть и основное достоинство которой именно в сиюминутности, актуальности. Здесь важно быть известным как раз таки сегодня — завтра это будет уже мало кому интересно.

 Это верно. Но даже не все произведения классиков дошли до нас. Например, порой приходится слышать мнение, что львиная доля произведений Баха навсегда утеряна, и мы их никогда не услышим.

— Не думаю, что это действительно так. Объем того, что создал Бах, настолько велик, что предположить, будто пропали целые залежи его творений, сложновато. Другое дело, что у любого автора (будь то литератор, композитор или художник) есть достаточно много отшлакованного материала, который либо дожидается своего часа, либо никогда не будет обнародован. Просто потому, что самому сочинителю он представляется недостаточно качественным и недостойным его лучших произведений.

 Но, кроме некачественных творений, существует и то, что нередко называют «антимузыкой». Такой термин вообще присутствует в вашем лексиконе?


— «Антимузыка», на мой взгляд, — это сегодня все то, что выдается за современную авангардную музыку. Конечно, за небольшими исключениями, поскольку всегда, во всем и везде есть что-то очень талантливое, имеющее все шансы войти в историю. Антимузыка является таковой потому, что ее создают не очень одаренные люди, а порой и вовсе бездарные. Сегодня в музыке, да и в искусстве в целом, налицо дефицит больших имен. Мы почему-то превозносим такие персоналии, о которых через год-другой никто не вспомнит. Да, сейчас мы часто слышим: дескать, такой-то автор поставил в таком-то театре такую-то оперу. И подается все это как громкая премьера. Но стоит отнестись к данному произведению чуть более внимательно, как становится непонятно — а о какой музыке, собственно, идет речь? Что в ней есть, кроме каких-то высосанных из пальца построений и атонального крючкотворства? Вот именно такой авангард для меня и является антимузыкой. Причем, надо заметить, подобная неутешительная тенденция наблюдается не только у нас, но и во всем мире. Все это происходит неспроста. Наверное, что-то в социуме на каком-то уровне отключилось и никак не хочет включаться обратно.

ТОР-5 ПЕСЕН ОТ ДУНАЕВСКОГО-МЛАДШЕГО

«Баллада Атоса»

Фильм: «Д’Артаньян и три мушкетера» (1979)


Автор текста: Юрий Ряшенцев

Эта легендарная трехсерийная телевизионная картина, созданная по мотивам любимого всеми детьми и подростками романа, как известно, буквально перенасыщена прекрасными мелодиями. Главная заслуга Дунаевского-младшего в том, что он в этом фильме заставил петь практически всех — от королевы до кардинала, от миледи до Констанции.

Но главное (чего мало кто мог ожидать при первом прочтении сего литературного опуса), у Максима Исааковича, при помощи Юрия Евгеньевича, запел мудрейший и немногословный Атос. Получилось на редкость убедительно: «Е-е-есть в графском парке черный пруд, там лилии цветут...» Бурные аплодисменты.

«Частушки Бабок-Ёжек»

Мультфильм: «Летучий корабль» (1979)


Автор текста: Юрий Энтин

В этом дивном мультике тоже хватает музыкальных шедевров. Достаточно хотя бы вспомнить папановского Водяного или проникновенный дуэт трубочиста Иванушки и царевны Забавы. Однако даже на этом блистательном фоне залихватский хор Бабок-Ёжек стоит особняком — под незабвенное «Растяни меха, гармошка, эх, играй-наяривай!» ноги сами пускаются в пляс.

Кстати, для исполнения лихих частушек создатели анимационной ленты пригласили женскую группу Московского камерного хора.

«Позвони мне, позвони»

Фильм: «Карнавал» (1982)

Автор текста: Роберт Рождественский


Данная композиция — возможно, главное украшение этого в целом проходного фильма. Примечательно, что в картине песня звучит в исполнении Жанны Рождественской. И хотя Ирина Муравьева сама пела весьма достойно, режиссер Татьяна Лиознова хотела, чтобы вокал был максимально профессиональным.

Но, судя по всему, исполнительница главной роли (не имея ничего против версии Жанны Германовны) затаила определенную обиду, поэтому, спустя пару лет после выхода ленты в широкий прокат, Муравьева выпустила гибкую грампластинку, где незабвенные строки «Если я в твоей судьбе ничего уже не значу...» звучат в «оригинальном» исполнении.

«Непогода»

Фильм: «Мэри Поппинс, до свидания» (1984)


Автор текста: Наум Олев

Незатейливая песенка про «изменения в природе», что «происходят год от года», давно уже стала нетленкой. Ее поют все, всегда и везде — на застольях и званых вечерах, на уютных кухнях и в подземных переходах. «Непогода нынче в моде...» — с учетом нынешних капризов природы фраза звучит как нельзя более актуально.

«Мне снился сон»

Фильм: «Опасно для жизни!» (1985)


Автор текста: Леонид Дербенев

Одно из последних удачных кинематографических высказываний нашего любимого комедиографа, Леонида Гайдая, украшает песня, звучащая под открывающиеся и финальные титры, а также — лейтмотивом по ходу развития сюжета.

Задумчиво-заводную песенку вместо Леонида Куравлева (никогда, впрочем, не претендовавшего на роль большого вокалиста) исполняет Николай Караченцов, один из лучших отечественных поющих артистов.

Материал был опубликован в номере газеты «Культура» №1, вышедшем 30.01.2020.
Фото: АГН «Москва».