Жизнь Олега Видова, мустангера

Александр БРАТЕРСКИЙ

13.05.2021

VSADNIK-5.jpg


На Московском международном кинофестивале продемонстрировали документальный фильм об актере.

«Ну кто его посадит, он же памятник!» — это популярный «мем» из «Джентльменов удачи» и крохотный эпизод с участием Олега Видова, советской суперзвезды, исполнителя главной роли в культовом приключенческом фильме «Всадник без головы».

На черно-белых фотографиях и киноплакатах Видов, похожий на героев скандинавских саг, и сам напоминает памятник. Красавец с внешностью Джеймса Дина, «советский Роберт Редфорд», он кажется совсем нездешней историей с его съемками в западном кино и иностранными женами.

Но фильм «Олег: история Олега Видова», снятый австралийским режиссером Надей Тэсс при поддержке вдовы актера Джоан Борстин, это история, где «гламурный» Видов встречается с Видовым настоящим.

Фильм предназначен прежде всего для западного зрителя, и первые кадры вполне в духе популярных клише. «В советской стране актер — это не только актер, но и солдат на идеологическом фронте». Рождение Видова в сталинском СССР с его индустриализацией и репрессиями, картинами военной Москвы с висящими над ней стратостатами.

Детство Видова прошло в монгольских степях, где его мать работала педагогом, — сильная женщина, которая воспитывала ребенка одна. Отец, видный совработник, ушел из семьи, правда потом помогал сыну и бывшей супруге. Но главным учителем Видова в детстве была не мама, а бесхитростная и добрая тетя Нюта из Алма-Аты, у которой он жил, пока мать моталась по командировкам в страны социализма.

Тетя Нюта для будущей звезды советского кино почти как Арина Родионовна для Пушкина. Друг Видова, американский адвокат и пушкинист Джулиан Лоуэнфельд вспоминает Пушкина, когда говорит, что с Видовым можно было делиться тем, что «душу тяготит».

Первую свою главную роль в кино Видов получил в экранизации пушкинской «Метели» Владимира Басова. Он словно рожден для роли благородного русского офицера, но и сам фильм кажется предвестником его будущей судьбы. «Владимир очутился в поле и напрасно хотел снова попасть на дорогу; лошадь ступала наудачу и поминутно то взъезжала на сугроб, то проваливалась в яму; сани поминутно опрокидывались».

Сани Видова тоже «опрокинулись»: чтобы сыграть в фильме, ему пришлось уйти из ВГИКа, но позже он в нем восстановится, благодаря заступничеству именитых режиссеров. Потом будет «Медведь» по сказке Евгения Шварца, о юноше, который «превратился в медведя и убежал».

Автор фильма Надя Тэсс дает понять зрителю, что, как и герой сказки, Видов хотел «убежать». Его мечта — сниматься в западном кино, он грезил о нем в детстве, когда смотрел трофейные фильмы вроде «Одиссеи капитана Блада» и «Тарзана». По иронии судьбы, такую возможность ему предоставила советская власть. Актеру разрешают сняться в главной роли в датской исторической саге «Красная мантия» режиссера Габриэля Акселя, который, увидев Видова в советском фильме по телевизору, решил заполучить его в свою картину.

Все это кажется немыслимым: не роль плакатного политрука в какой-нибудь советско-польской постановке, а работа у настоящего западного режиссера. Партнершей Видова в этом фильме становится Гитте Хеннинг, датская поп-звезда. В фильме есть даже обнаженная сцена, но, конечно, вполне целомудренная по нынешним временам. Хеннинг и через многие годы рассказывает, что ее покорили глаза Видова. 

После «Красной мантии» его ждала еще одна масштабная иностранная постановка — «Битва на Неретве» — эпическое военное полотно, политический заказ югославского лидера Иосипа Броз Тито, где Видов играет наравне с Юлом Бриннером и Франко Неро.

Но отношения СССР и Югославии были сложными, и фильм советские зрители не увидят. Для них Видов — это прежде всего мустангер Морис Джеральд, главный герой «Всадника без головы», блистательного вестерна по роману Майн Рида. После его выхода Видов становится «мегазвездой», открытки с его портретами в числе самых популярных в киосках «Союзпечати». Кинокритик Олег Сулькин метко сравнивает их с бейсбольными карточками, портретами знаменитых игроков в бейсбол. Но, несмотря на успех, личная жизнь актера не складывается. Супруга Наталья Федотова, приятельница Галины Брежневой, дает ему понять, что он недотягивает до их уровня — у Галины бриллианты, у него лишь кооперативная квартира.

В фильме, сделанном для американской аудитории, про «кооперативы» объяснять сложно, квартиру называют «частной». Есть здесь, конечно, и архивные кадры Брежнева, и упоминание о КГБ. Но Видов не борец с системой — скорее, творческий человек, которому не хватает воздуха. После развода с супругой ему перестали давать главные роли, а по телефону звонили с угрозами.

Другому бы наслаждаться «бейсбольными карточками», ездить в Гагры, но человек с голливудской внешностью хочет сам встать за камеру. По окончании режиссерского факультета ВГИКа он снимает короткометражный фильм «Переезд». Символичное название, но фильм о реальной проблеме: жители деревни хотят построить переезд через железную дорогу, чтобы решить транспортную проблему. В фильме есть чудом сохранившиеся кадры из этой работы, диалоги героев, которые звучат будто посты в социальных сетях.

Дальше фиктивная женитьба на югославской женщине Верице Иованович, ставшая настоящей влюбленностью. Жизнь и работа в полусвободной Югославии, нелегальный переезд в Австрию, потом в Рим, знакомство с нынешней супругой, американской журналисткой Джоан Борстен. В СССР вскоре начались перемены, и, кажется, можно было никуда не уезжать, но в фильме не говорится о том, пожалел ли актер о своем выборе. Он пытался продолжить карьеру в Америке — это было тяжело, так как одним не подходила его слишком «скандинавская» внешность, другие предлагали роли карикатурных советских «гэбэшников».

Несмотря на свою неприязнь к этой организации, Видов от подобных ролей отказывался. И ему в конце концов повезло — он становится партнером Микки Рурка в любовной мелодраме «Дикая орхидея» Залмана Кинга, а также в культовой, хотя и слегка ходульной «Красной жаре» с Арнольдом Шварценеггером. В разобранном на цитаты фильме о советском милиционере Видов сыграет напарника «Терминатора». Они подружатся, Видов вообще обладал способностью притягивать к себе самых разных людей.

Будут и еще несколько ролей в американском кино, одна из последних, весьма достойная, — роль советского постпреда в ООН Валериана Зорина в остросюжетной драме «13 дней» о Карибском кризисе.

Внешне Зорин и Видов — совершенно разные. Чтобы сделать актера похожим на советского постпреда, приходилось накладывать сложный грим. Он долго готовился к роли, изучая знаменитую пикировку советского дипломата и его американского визави. «Я нахожусь не в американском суде и поэтому не хочу отвечать на вопрос, который задается тоном прокурора», — так отвечал Зорин на вопрос американского дипломата.

Речь шла о советских ракетах на Кубе, где Видов когда-то снимался в фильме «Всадник без головы». Супруга актера рассказывает, что в последние свои дни, борясь с тяжелой болезнью, он любил пересматривать этот фильм. Возможно потому, что в душе так и остался свободным мустангером и понимал, что кроме надежного лассо ему ничего не надо.

На фотографиях кадры из фильмов «Всадник без головы» и «Джентльмены удачи»