Юрий Нечипоренко: «Ходим, как скоморохи, по школам и библиотекам, распространяем свои книги»

Дарья ЕФРЕМОВА

05.12.2019

В Российской государственной детской библиотеке завершился VI Всероссийский фестиваль детской книги, собравший более сорока издательств и сотни писателей со всей страны. Об актуальных проблемах литературы для юных читателей рассказал директор книжного смотра, писатель, лауреат премии «Ясная Поляна» Юрий Нечипоренко.

культура: Фестиваль детской книги в РГДБ проводится уже в шестой раз. Каковы итоги нынешнего смотра и в чем его отличие от предыдущих?
Юрий НечипоренкоНечипоренко: В этом году фестиваль был посвящен детскому научпопу, главным событием стал круглый стол «Познавательная литература: вчера, сегодня… а завтра?». Мы пригласили ведущего с телеканала «Культура» Евгения Сулеса, чтобы все это проходило в формате полноценного шоу. За столами сидели эксперты: издатели, писатели, критики, в зале — читатели, они задавали вопросы. Живой разговор, интересный публике. Вспоминали книги своего детства, думали, есть ли что-то сейчас на этом уровне. Мнения участников разделились. Но все сошлись в одном: современным детям нужна познавательная литература с качественными иллюстрациями, написанная живым современным языком. Это стратегическая задача. Я не раз говорил, что наша страна жива благодаря «ядерному щиту», который построили ученые, бывшие мальчишки и девчонки, увлеченные книгами Перельмана «Занимательная физика» и «Занимательная математика»... Но ведь этим книгам уже более ста лет. С тех пор возникли десятки новых наук. Надо издавать книги типа «Занимательная молекулярная биология», чтобы ребята увлекались нанотехнологиями, нейробиологией. Конечно, любой фестиваль — это прежде всего его участники. На этот раз гостям особенно запомнились встречи с Андреем Усачевым, Лионом Измайловым, Анастасией Орловой, Мариной Бабанской, Еленой Заславской, Марией Рупасовой, Аей Эн, Мариной Бородицкой, Григорием Кружковым, Тимом Собакиным, Евгением Рудашевским, Михаилом Есеновским, Татьяной Рик, эстонской писательницей Хелью Ребане. Как и всегда, была интерактивная часть. Дети побывали на популярном научном шоу «сумасшедшего профессора Николя», послушали выступления популяризаторов науки Станислава Дробышевского, Марины Дороченковой и Анны Кравчук из Смоленска, Юлии Кручининой из Калининграда.

культура: Недавно Вы стали руководителем рабочей группы Экспертного совета по развитию детского позитивного контента при уполномоченном при президенте РФ по правам ребенка. В чем, на Ваш взгляд, заключается основная проблема? Не читают? Читают, но не то?
Нечипоренко: По сути, по всей стране нарушены права детей на доступность чтения. Что толку биться и объяснять, что надо любить читать, если в провинциальные библиотеки новинки вообще не поступают, а в магазинах только классика и переводы. Эта ситуация сложилась давно. В результате у нас не представлен в литературе единый культурный код страны. Помните, как раньше все читали Гайдара, Драгунского, Носова, Кассиля. О героях можно было спорить, любить их или не любить, но эти образы нас объединяли, они звучали на всю страну. Сейчас сложилась мозаичная картина мира. Одним нравится фэнтези, другим приключения, третьим — книжки про принцев и принцесс.

Разнообразие — это хорошо, но необходимо сформировать новый «золотой запас». А это невозможно, пока детское книгоиздание регулируется только рынком. Простой пример — тиражи Чуковского и Маршака исчислялись миллионами, а современный детский писатель может считать себя «живым классиком», если вышел тиражом в пять тысяч... Чтобы решить все эти проблемы, был создан Совет. Мы провели три заседания и сошлись на том, что нужна централизованная инстанция, которую предстоит учредить. Например, она может называться Институтом детской книги и периодики, центром «Культура детства» или как-то еще.

Фото: rgdb.ru

культура: Сейчас детская книга — сирота?
Нечипоренко: Она как то дитя, которое у семи нянек без глаза. Одновременно нами занимается агентство «Роспечать», оно поддерживает книгоиздание; Министерство культуры (библиотеки), Министерство просвещения (школы), Министерство науки и высшего образования, отчасти даже Министерство здравоохранения, не говоря уже о множестве различных писательских союзов. Единого координирующего центра нет, и, конечно, не хватает финансирования. Нам нужен фонд, возможно, с привлечением частного капитала. В России достаточно богатых людей, но многим из них приходится объяснять азы. Например, возникает вопрос, зачем мучить книгами, если можно посмотреть познавательную телепередачу или поиграть в развивающие игры.

культура: И как убеждаете?
Нечипоренко: Объясняем, что от круга чтения зависит качество человеческого капитала. Тот, кто много читает, лучше развивается, шире мыслит и, в конце концов, больше зарабатывает. Такой вот прагматический способ пропаганды книг уже работает на Западе. Там давно столкнулись с этой проблемой и нашли определенные решения. Например, у них проходят часы актерского чтения по радио и телевидению, проводятся книжные салоны, городские ярмарки, на которых писатели рассказывают о своем творчестве. У нас писателей редко допускают на ТВ и радио. Вот и ходим, как скоморохи, по школам и библиотекам, стыдливо распространяем свои книжечки.

Фото: rgdb.ru

культура: Наверное, у потенциальных спонсоров возникает вопрос, зачем поддерживать именно отечественных современных авторов, когда прилавки завалены красивыми переводными изданиями, да и советских классиков никто не отменял.
Нечипоренко: Так и есть. Но детям интересно прочитать про окружающую их реальность — в наше время, в нашей стране. Советские классики, конечно, прекрасны, но многие описанные ими реалии уже мало узнаваемы. А что касается переводной литературы, то наши культурные коды не всегда совпадают с западными, да и большинству наших детей предстоит все-таки жить в России, а не в Англии или Дании. Хотя, надо отдать должное, к нам попадает высококачественная переводная проза — в странах Западной Европы общественный строй не менялся дважды за век, там существует система отбора и поддержки детских авторов. У нас до сих пор не восстановилась система книжной логистики, рухнувшая после распада СССР. Монополисты вроде Детгиза ушли, выросли сотни малых издательств, часто это энтузиасты и доброхоты, которым надо как-то выживать. Вот они и выходят из положения, покупая права на переводы. Готовая обложка, иллюстрации — все это минимизирует затраты. Опять же мировые имена позволяют издателям избежать рисков, которые возникают, если начинаешь возиться с нераскрученными отечественными авторами. Конечно, у «Роспечати» есть гранты, которые поддерживают издание книг, но они не касаются распространения, продвижения, доставки до библиотек. Тексты просто не доходят до читателей.

культура: У фестиваля была оригинальная система доставки книг в регионы.
Нечипоренко: Еще пару лет назад мы решили: раз тиражи ничтожно малы и хорошая книга не выходит за пределы Москвы и крупных городов Центральной России, надо выбрать лучшие произведения и их распространить. Например, через одаренных детей и подростков со всей страны, которые ежегодно собираются в «Артеке» и «Сириусе». Стали ездить туда, брать с собой книги, рассказывать о них, дарить. Потом ребята возвращаются домой и помещают книгу в местную библиотеку. Каждое прочтение — дополнительный «тираж».

культура: Ловко придумано.
Нечипоренко: Да, но все та же скоморошья история. Нужна федеральная программа. Набор лучших детских книг должен доставляться во все 30 тысяч российских библиотек. Необходима нормальная организация распространения качественного детского контента, которой до сих пор никто не занимался.

Фото: rgdb.ru

культура: Фестиваль в РГДБ закончился торжественной церемонией награждения лауреатов. Дипломы лауреатов как-то меняют дело?
Нечипоренко: Механизм лауреатства — отличный инструмент продвижения. Только детских премий пока мало — помимо нашей, проходящей в рамках фестиваля, это премия Сергея Михалкова и «Книгуру», на которую и нацелены большинство писателей. Она известная, но довольно узкоспециализированная — награждают по большей части тех, кто пишет художественную прозу для подростков. А мы стараемся смотреть на вещи шире, лауреатами делаем не только прозаиков, но и поэтов, иллюстраторов, авторов нон-фикшен. В этом году лауреатами стали десять книг. Конечно, детскую литературу нужно поддерживать всеми доступными способами — снимать по топовым книгам кино, ставить спектакли. Это поддерживает российскую идентичность, формирует культурный код нации и обеспечивает безопасность страны в области культуры. Мы ведь уже упустили несколько поколений молодых людей, когда в девяностые было объявлено, что деньги решают все, а образование никому не нужно. А «заставлять» сидеть с книжкой на самом деле и не надо. Достаточно просто заинтересовать. Это какой-то ноосферный закон: если ребенок начинает читать, он помогает продвинуться в этом и другим. Дети заражают друг друга любовью к книге и ее героям. Это происходит у нас на читательской конференции, где дети обсуждают книги в присутствии авторов.