Амазонки Второй мировой

25.02.2015

Нильс ИОГАНСЕН

В годы Великой Отечественной на защиту Родины пришлось встать и представительницам прекрасной половины России. Весь тыл, по сути, держался на них, но отличились они и на полях сражений.

«Ночные ведьмы», 46-й гвардейский Таманский Краснознаменный ордена Суворова 3-й степени ночной бомбардировочный авиационный полк — первое, что приходит в голову по «женской» теме, связанной с той войной. Действительно, об отважных летчицах принято вспоминать по всякому более или менее подходящему поводу. О других героинях той войны говорят гораздо реже.


Гремя огнем

Красивая хрупкая девушка и тяжеленная грозная боевая машина — казалось бы, совершенно несовместимые понятия. Однако в Советской Армии воевало более двух десятков женщин-танкистов, и среди них были удивительные личности.

Фото: РИА НОВОСТИВ плане красоты здесь вне конкуренции Ирина Левченко. К тому же, единственная, удостоенная звания Героя Советского Союза. Более того, и по окончании войны она не пожелала расстаться с бронетанковыми войсками, хотя это стоило огромных усилий.

После ранения, в 1942 году, санинструктор Левченко добилась, чтобы ее определили курсантом в Сталинградское танковое училище, которое было эвакуировано в Курган. Перед этим полгода она вытаскивала из горящих машин бойцов, стала среди них своей. Это и определило ее выбор. На фронт младший лейтенант Левченко вернулась командиром Т-60 — легкого танка с противопульной броней. Экипажи таких машин по праву считались смертниками, однако вопреки всему красавица доехала на своей «коробочке» до Берлина, окончив войну уже командиром танковой роты. Подобных случаев в армии было всего два.

Три ордена Красной Звезды, орден Ленина, Золотая Звезда Героя Советского Союза, десяток медалей — тоже своеобразный рекорд. Между тем героическую танкистку некогда хотели даже исключить из Академии бронетанковых и механизированных войск. Причем только потому, что женщина. Пришлось идти к начальству. В своих мемуарах Главный маршал бронетанковых войск Павел Ротмистров не без юмора вспоминал про некоего настырного старшего лейтенанта, который рвался к нему на прием. Оказалось — прекрасная дама. Увидев это, военачальник «растаял» и тут же приказал восстановить справедливость. Потом была служба, Академия имени М.В. Фрунзе, а в 1958 году гвардии подполковник запаса Ирина Левченко вышла на заслуженную пенсию. Но еще много лет подполковник бронетанковых войск — единственная в мире — была настоящей легендой среди своих коллег и историков БТТ. Да и сегодня про нее еще ходит немало самых невероятных баек.

О. Паршонок«Коня на скаку остановит, в горящую избу войдет», — это уже про Ольгу Паршонок, которая не только воевала на танках, но и чинила их. Механик-водитель ИС-2, а потом и заместитель командира роты тяжелых танков гвардии младший техник-лейтенант Паршонок расписалась на рейхстаге. И помимо наград привезла с войны домой еще и мужа. Решительная женщина.

Уроженка Краснодарского края, она еще до войны попала в Ленинград. Выучилась на шофера. В техникуме преподавали и механику, поэтому на фронте девушке частенько приходилось копаться в моторах. В 43-м окончила танковое училище и пересела с грузовика на боевую машину. И ведь что-то было между ними общее — сильная, «кровь с молоком» казацкая дивчина и грозный ИС-2. Копалась в моторах, сама водила танк в бой, горела, спасала товарищей. Ленинград, Сталинград, Курск, операция «Багратион», а потом и Берлин — более чем впечатляющий боевой путь. А потом война закончилась, и грозная воительница уволилась в запас, вышла замуж и стала простой советской женщиной. О которой никогда не подумаешь, что когда-то она вела в бой 50-тонную боевую машину.

Когда началась война, студентка МВТУ им. Баумана Евгения Кострикова бросила учебу и записалась на курсы санинструкторов. Осенью 41-го под Москвой она уже выносила с поля боя раненых. Потом были Сталинград, Курская дуга, ранения, ордена и медали. Осенью 43-го гвардии старшего лейтенанта Кострикову направили служить в штаб 5-го гвардейского механизированного корпуса, но девушка отказалась. Использовав все свои связи — пришлось дойти до самого маршала Ворошилова, она добилась зачисления в Казанское танковое училище. Окончила его и уехала на фронт.

Е. КостриковаКак и старший лейтенант Левченко, войну капитан Кострикова завершила командиром танковой роты. Только воевать ей пришлось на Т-34. Демобилизовалась, ушла в запас и стала обычной домохозяйкой, одной из миллионов.

Евгения Сергеевна не была красавицей, как Ирина Левченко, или женщиной-богатырем, вроде Ольги Паршонок. Обычная внешность. Как бы сегодня сказали, «серая мышка». И какая-то боль во взгляде... Да, судьба у нее была тяжелой. После того как в 1934 году убили ее отца — Сергея Мироновича Кострикова (Кирова), девочка осталась круглой сиротой. Детский дом, общежитие института — в те годы не было понятия «золотая молодежь», все были равны. Свои связи дочка друга Сталина использовала всего один раз, когда захотела стать танкисткой...

Струнка

Уж сколько лет прошло с войны далекой,
Но образ, как и прежде, близок мне —
Безмерно юной и бесстрашно-гордой
Той девочки с гитарой на войне...

Из-за гитары, что всегда с собою
У комсомолки юной за спиной,
Мы Стрункой нарекли ее с любовью
И иногда просили: «Струнка, спой!»

Эту песню сочинили алма-атинские ребята — Тимур Почанов и Дина Алдабергенова. Называется музыкальная композиция «Струнка» — так на фронте звали их землячку, зенитчицу Софью Румянцеву. С 1942 года и до самой Победы, которую она встретила в освобожденной Чехословакии, Софья Аркадьевна не расставалась с гитарой.

На фронт девушка попала в начале 42-го, когда наши войска собирались освобождать Харьков. Но вместо этого пришлось отступать до самого Сталинграда. А там — вгрызаться в землю и держаться до конца.

С.А. Румянцева«В конце августа 42-го началось настоящее светопреставление. Тысячи немецких самолетов атаковали город — и бомбардировщики, и штурмовики, истребители. Они летали, пикировали, обстреливали... Группами, поодиночке, иногда и целыми армадами. У нас, зенитчиков, было очень много работы. А еще приходилось постоянно копать, этим занимались все свободное время — строили оборонительные рубежи. Тогда такие мозоли на руках образовались, что на гитаре играть было невозможно», — вспоминает Софья Румянцева.

После Сталинграда девушка некоторое время служила на бронепоезде «Большевик». Подобным эпизодом в своей биографии могут похвастаться не многие фронтовики. Участвовала в освобождении Украины, Румынии, Молдавии и Чехословакии. А после войны решила целиком посвятить себя культуре. Окончила Высшую партийную школу, Московский институт культуры и долгое время руководила культурно-массовой работой в различных учреждениях Казахской ССР.

Да и сегодня Софья Аркадьевна в строю — председатель Совета ветеранов Сталинградской битвы и член комитета ветеранов Великой Отечественной войны Казахстана. Ведет активную общественную работу, а ведь ей уже за 90. Хотя по виду и не скажешь. Такие люди остаются вечно молодыми.

Душа в тельняшке

Женщина на корабле — к беде. Хотя смотря для кого. Капитан Евдокия Завалий командовала морскими пехотинцами. Немцы боялись их как огня, милую девушку даже прозвали «фрау Черная смерть».

Фото: РИА НОВОСТИНачинала, как и многие, санитаркой. А после ранения ее документы случайно попали в 6-ю десантную бригаду. Кадровик просто перепутал — не всмотрелся, думал, что направляет туда бойца мужского пола. Но девушка прижилась, быстро завоевала авторитет среди буйной флотской вольницы, и в трудный момент именно она поднимала «братушек» в атаку. Командование это заметило — в 43-м Евдокия отправилась учиться.

Севастополь, Новороссийск, Вена, Будапешт, Варна и еще многие города — боевой путь морячки можно проследить по солидному «иконостасу». А в Будапеште ее взвод провел и вовсе уникальную операцию: под водой десантники пробрались в полузатопленный немецкий бункер, захватили ряд ценных «языков», в том числе генерала вермахта.

После войны Евдокия Завалий решила остаться в морской пехоте, отправилась учиться в академию. Но подвело здоровье — несколько ранений и контузия давали о себе знать. Пришлось искать гражданскую профессию. Девушка пошла в торговлю и вскоре выросла до директора магазина. Сохранились воспоминания киевлян о том, что ее магазин воры обходили стороной. Бывшая десантница могла, не вызывая милицию, разобраться на месте, по-свойски. А рука у этой симпатичной женщины с чисто украинской внешностью была тяжелой...

Но в Советской Армии имелось еще большее чудо — корабль с полностью женской командой. Небольшая посудинка, речная, но все же — боевая единица. История появления экипажа под командованием старшины 2-й статьи Татьяны Куприяновой чем-то напоминает рассказ о годах революции. В 1942 году пять девушек, которые служили в Волжской военной флотилии на гражданских должностях, внезапно решили, что они способны на большее. Комсомолки нашли бесхозное судно, выбрали своим лидером Татьяну Куприянову и отправили ее к командованию чуть ли не с ультиматумом. «Ко мне пришла старшина 2-й статьи Куприянова и стала настойчиво просить выделить ей тральщик и разрешить укомплектовать его команду девушками. Скрепя сердце я согласился, выделил старый катер. Девушки своими силами отремонтировали его, установили тралы и доложили о готовности нести боевую службу. Перед первым выходом я сам придирчиво осмотрел корабль, проверил знания команды. Впечатление осталось наилучшее, и я дал «добро» на выход», — писал в своих воспоминаниях командующий Волжской военной флотилией контр-адмирал Юрий Пантелеев.

Экипаж катера-тральщика Т-611. Командир Т. Куприянова (в центре)Сталинградская битва была уже завершена, врага отогнали от великой русской реки. Но битва на этой водной артерии продолжалась еще целый год. Немецкие самолеты регулярно пытались сорвать перевозки, фарватер щедро засыпался минами, транспортные суда постоянно бомбили. Из установленного на кораблике ДШК девушки отгоняли вражеские самолеты и расстреливали «плавучую смерть», а если случалось несчастье, помогали спасать людей. Порой приходилось спасаться самим — когда взрыв вражеской мины пробивал корпус, боролись за живучесть своего корабля.

Никаких громких подвигов за экипажем катера-тральщика Т-611 не значится, все члены экипажа, к счастью, дожили до Победы, никого даже не ранило. И орденов никто не заработал, только медали. Но взгляните на эти простые, открытые лица — веселые девчонки не захотели отсиживаться по тылам, сами организовали боевую единицу и вышли против врага. Сегодня в волжском городе Камышине установлен памятник маленькому кораблику и его удивительному экипажу. Большая часть которого и после войны осталась на речном флоте.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть