Крылья ленд-лиза

20.11.2016

Людмила ЖУКОВА

Монумент «Участникам Северных конвоев»

Пересмотр итогов Второй мировой войны, в которой ценой невиданных жертв и неимоверных усилий победил СССР при поддержке стран антигитлеровской коалиции, — на Западе теперь рутинное дело. У нас же подобное отнюдь не стало и, надо полагать, никогда не станет нормой. Священным девизом «Никто не забыт, и ничто не забыто» наше общество руководствуется по сей день. Мы по-прежнему помним тех, кто помогал советским Вооруженным силам в смертельной схватке с врагом, воздаем им должные почести, отмечаем их заслуги и подвиги.

В первые дни Московского, ошеломляюще неожиданного для гитлеровцев, контрнаступления не меньше поразило их появление в нашем небе американских самолетов Р-40 «Томагавк». Известные ветеранам люфтваффе по боям на территории Великобритании, они были снабжены — не в пример советским машинам той поры — радиосвязью. Нет, не американцы или англичане вели их в яростный бой: радиоэфир разрывался от грозной русской речи летчиков 126-го истребительного авиаполка ПВО, осваивавших крылатые подарки союзников.

Tomahawk II (AH965) 126ИАП лейтенанта С.Г. Ридного, Московская обл., декабрь 1941

Уже 4 декабря сорок первого Герой Советского Союза старший лейтенант Степан Ридный, имевший к тому моменту пять побед, одержанных на МиГ-3, открыл счет таковым и на «Томагавке» — срезал смертельным огнем Хе-111. В боевое дежурство 14 декабря — второго «Хейнкеля». Среди многих других героев полка особенно отличился лейтенант Петр Белясник, сбросивший (также на «Томагавке») с неба 7 фашистских стервятников.

Но это, в сущности малоизвестное, явление «союзнических» самолетов на главном фронте Второй мировой оказалось не первым. Некоторый приоритет тут был у летчиков британских Королевских ВВС, сражавшихся в небе Заполярья.

31 августа Архангельск отметил 75 лет со дня прибытия из Англии морского конвоя с военными грузами под кодовым именем «Дервиш». Тот, состоявший из 7 транспортов, 11 кораблей охранения и 2 авианосцев, пришел в СССР за два с лишним месяца до знаменитого распоряжения Рузвельта, распространившего закон о ленд-лизе на нашу страну. Показателен день подписания американского документа — 7 ноября 1941 года: радио тогда известило весь мир о военном параде на Красной площади. И если прежде Советский Союз оплачивал зарубежные поставки золотом, редкими рудами, пушниной, икрой, то отныне снабжение товарами осуществлялось в кредит. 

Среди доставленных в архангельский порт грузов были глубинные бомбы, магнитные мины, каучук, олово, шерсть, 1500 тонн солдатских ботинок, а также... самолеты «Харрикейн» для авиации Северного флота, причем с опытными пилотами в придачу. 

Но прежде советские пограничники и другие боевые части отбили многочисленные атаки немецко-финских войск, удержав государственную границу и сорвав план Гитлера по проведению намеченного на 20 июля 1941-го собственного парада в незамерзающем Мурманске. Тем более, не по зубам врагу был удаленный от районов боевых действий Архангельск.

Конвой «Дервиш» привез к нам три десятка обстрелянных в боях с фашистами летчиков и более 500 человек наземного персонала 151-го авиакрыла Королевских ВВС. Английские авиатехники приступили к сборке 15 самолетов, прибывших в разобранном виде. Тем временем британские пилоты на 24 машинах, поднятых из трюма авианосца «Аргус», повели их 7 сентября, после облета и изучения с нашими штурманами маршрута по карте,  курсом на Мурманск, а затем приземлились на аэродроме Ваенга (Североморск).

Старожилы, свидетели интервенции англо-американских войск в период Гражданской войны, на гостей во франтоватых, непробиваемых дождем и снегом кожаных куртках и регланах поначалу поглядывали с недоверием. Но уже вскоре зазывали в дом на чай со смородиновым листом и вареньем из морошки. А для советских пилотов прилет союзнических «Харрикейнов» и передача этих машин стали нечаянной радостью.

Фото: Георгий Зельма/РИА НОВОСТИ

Легендарный летчик 78-го авиаполка Северного флота Борис Сафонов (более десятка побед на устаревшем И-16, «ишачке»), представленный в те дни к званию Героя Советского Союза, освоил западную матчасть под руководством командира 134-й авиаэскадрильи лейтенанта Энтони Миллера за один день. Весь полк — дней за десять. Но вот вооружение «Харрикейна», тоже «старичка», 30-х годов выпуска, показалось грозе фашистов Сафонову слабоватым, и наши механики усилили его огневую мощь четырьмя крупнокалиберными пулеметами.

11 сентября британские летчики посчитали нужным продемонстрировать русским друзьям свое мастерство в воздушном бою. Можно представить, какой переполох в люфтваффе вызвали английские машины в небесах и английская же речь в эфире. В первой стычке с немцами в районе Петсамо (Печенга) отважные гости сбили три «Мессершмитта-109 Е» и вывели из строя разведчик «Хеншель-126». К сожалению, был подбит и пропал без вести сержант Норман Смит. Всего за неполный месяц англичане обезвредили 15 самолетов со свастикой — впечатляющий результат.

16 ноября последние воздушные бойцы и техники 151-го авиакрыла покидали Мурманск. Они выстроились на палубах кораблей, а над ними в почетном строю пролетели «Харрикейны» с командой Героя Советского Союза Бориса Сафонова.

В начале марта 1942-го этот прославленный ас и еще трое его однополчан были удостоены высшей авиационной награды Британии — креста «За выдающиеся летные заслуги». В том же месяце советский посол в Лондоне Иван Майский вручил ордена Ленина командиру авиакрыла полковнику Генри Рэмсботтому-Ишервуду, командирам эскадрилий Тони Миллеру и Тони Руку, а также сержанту Уэгу Хоу.

30 мая 1942-го гвардии подполковник Сафонов, к тому моменту командир 2-го гвардейского авиаполка Северного флота, выполняя свой 234-й вылет для прикрытия очередного морского каравана, был подбит в неравном бою, успев уронить перед этим два вражеских самолета. Внизу блистательного пилота ждали холодные, гибельные волны... За 30 воздушных побед он стал первым дважды Героем Советского Союза — посмертно. Среди летчиков Северного флота, летавших преимущественно на ленд-лизовских машинах, геройских Звезд удостоились 53 человека.

Конвой «Дервиш»

За годы войны союзники доставили нашим ВВС 22 000 единиц летающей боевой техники. Много это или мало? Советский тыл самоотверженным трудом произвел в 6 раз больше — 136 800 самолетов, не уступающих вражеским и союзническим, а нередко и превосходящих оные. Однако следует помнить: убыль машин во всех авиациях мира в военный период трагически велика — в воздушных схватках, от зенитного огня, бомбежек на аэродромах, отказов механизмов, капризов погоды, ошибок необстрелянных пилотов и многих случайностей. 

В 1943-м в Ваенге по договоренности с советским руководством базировалось 543-е разведывательное звено Королевских ВВС — три «Спитфайра» с фотоаппаратами. Главная задача подразделения заключалась в подготовке операции по выведению из строя немецкого линейного корабля «Тирпиц», серьезной угрозы для ленд-лизовских конвоев. Операция прошла успешно, линкор был поражен подрывными зарядами мини-субмарин и встал на ремонт до весны следующего года. Британское звено вело разведку и в интересах нашего Северного флота. С сентября по ноябрь 1943-го оно совершило 50 рискованных полетов над основными военно-морскими базами гитлеровцев в Норвегии, доставляя командованию советских моряков ценную информацию.

Английский бомбардировщик «Ланкастер»

Для активизации наблюдений за «Тирпицем», готовившимся выйти из ремонта, в марте 44-го знакомое нам звено «Спитфайров» вернулось в Ваенгу, чтобы вновь снабжать как британцев, так и русских добытыми данными. Наше командование также делилось с товарищами по оружию важными сведениями. А бомбардировщики «Ланкастеры», призванные нанести удары по «Тирпицу», базировались в Архангельске. Тремя их сверхмощными бомбами и был уничтожен наконец знаменитый нацистский линкор — это произошло 12 ноября 1944 года.

Завязывались дружеские отношения и с американскими летчиками. Со 2 июня 1943-го по сентябрь 1944-го при оперативном руководстве штаба 17-й Воздушной армии, которой командовал генерал-полковник Владимир Судец, тяжелые бомбардировщики ВВС США, а также истребители сопровождения после ночных бомбардировок территорий, подконтрольных Германии, на остатках топлива летели дальше на восток. И садились на аэродромы освобожденных районов СССР — в Полтаве, Миргороде, Пирятине. Многие — с сильными повреждениями. Пока пилоты отдыхали, наши авиатехники и механики ремонтировали их самолеты, заправляли топливом, маслом, подвешивали к ним бомбы. А советские «ястребки» барражировали над аэродромами, охраняя заокеанских товарищей от вражеских налетов. Возле нацеленных ввысь зениток не спали наводчики. Затемно американцы отправлялись в обратный путь, вновь выполняя по маршруту следования смертоносное боевое задание. Таким образом они совершили 2207 челночных вылетов, сбросили на крупные промышленные и нефтеносные объекты противника 2000 тонн бомб. 

От тех дней осталась и прижилась в народе лихая песня об американских бомбардировщиках в русском переводе: «Мы летим, ковыляя во мгле... Мы летим на последнем крыле. Бак пробит, хвост горит, но машина летит на честном слове и на одном крыле...»

Как бы там ни было, после войны президент Гарри Трумэн не без типичного для людей его круга цинизма отмечал: «Деньги, истраченные на ленд-лиз, безусловно, спасали множество американских жизней. Каждый русский, английский или австралийский солдат, который получал снаряжение по ленд-лизу и шел в бой, пропорционально сокращал военные опасности для нашей собственной молодежи». 

Пресс-служба губернатора Архангельской области/ТАСС

Совсем иначе рассуждали о Второй мировой ее непосредственные участники. К примеру, те, кто терял товарищей на кораблях, подорвавшихся на минах или разбомбленных вражескими самолетами. Герой морских конвоев Стэнли Баллард много позже свидетельствовал: «Нам платили за риск смерти 2 шиллинга в день на питание, 5 пенсов на одежду и бесплатно — славу героев... Но она дороже всего».

Старый английский моряк будто знал о давних словах Трумэна про «русского, английского или австралийского солдата», шедшего в бой с ленд-лизовским снаряжением, сокращая тем самым военные риски для среднестатистического американца. Уже в начале XXI века он потрясающе ответил президенту Джорджу Бушу-младшему на его похвалу в адрес британских ветеранов войны: «Вы несгибаемые бойцы!» — «Что ж, кузен (англичане так иногда зовут американцев), мы дали вам свой английский язык, и мы должны были быть несгибаемыми, чтобы выиграть войну за вас...»

Еще более горький упрек американским союзникам могли бы предъявить советские воины: случались периоды необъяснимых перерывов в поставках оружия и боевой техники. Петр Белясник, потерявший свой боевой «Томагавк» как раз в момент острой нехватки самолетов, и его однополчанин Николай Самохвалов после Сталинградской битвы внесли 45 тыс. рублей из своих «боевых» денег и довоенных сбережений на постройку самолетов для себя. Указом от 28 апреля 1943 года обоим асам были присвоены звания Героев. К сожалению, Николай Степанович погиб в 44-м, а Белясник на именном истребителе Ла-5 воевал до самой Победы.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть