Академик Алексей Гвишиани: «Косыгин был образцовым эволюционером»

31.10.2014

Сергей АЛЕКСАНДРОВ

Из всех высших руководителей страны второй половины XX века самая безупречная репутация в глазах наших современников, пожалуй, у Алексея Косыгина, главы правительства СССР с 1964-го по 1980-й. В чем секрет постоянства и долголетия такого реноме? Как проявил себя Косыгин в отечественной истории? Этим непраздным вопросам мы посвятили беседу с внуком легендарного советского премьера Алексеем Гвишиани.

СВОЙ: Имя Вы получили в честь деда?
Гвишиани: Именно так.

СВОЙ: Много времени проводили в обществе Алексея Николаевича? 
Гвишиани: С детства виделся с ним часто и подолгу. Да и позднее, когда я уже учился и работал, общались с дедом регулярно. В нашей семье была традиция: в субботу и воскресенье в полном составе собирались у Алексея Николаевича на даче. Мы с ним вместе занимались спортом — ходили на байдарках, ездили на велосипедах, совершали дальние пешие походы в Подмосковье, на Кавказе, на Волге. Преодолевали даже вместе Клухорский перевал. Летом шли за грибами и на охоту, зимой по воскресеньям бегали на лыжах. 

СВОЙ: Какие качества Косыгина представляются Вам самыми важными и ценными?
Гвишиани: В первую очередь выделил бы его исключительную серьезность, сосредоточенность и целеустремленность в работе. Это был чрезвычайно собранный, строгий, требовательный к себе и другим человек. Неизменно готовый отдавать все свое время и силы тому, что он хотел сделать. В истории было немало выдающихся государственных деятелей, интересных прежде всего своей, как теперь говорят, креативностью, импровизацией, легкостью в созидании, эффектностью в достижениях. Косыгин скорей принадлежал к тому типу людей, которых в англоязычном мире называют «hard workers», то есть тружеников. Его отличали редкостная организованность и предельная концентрация. 

Фото: РИА НОВОСТИПравда, при всей занятости он не имел обыкновения ездить на службу в выходные дни. Во всяком случае в постсталинский период. На моей памяти в уикенд он отправился по неотложным государственным делам лишь один раз — когда разразился Карибский кризис.

Всегда старался быть в отличной физической форме, выходные — посвящать отдыху, преимущественно весьма активному. Даже в то время, когда ему было уже за семьдесят.

СВОЙ: Но ведь государственные дела требуют каждодневного внимания.
Гвишиани: Работа в Политбюро и Совете министров велась непрерывно, в любое время дня и ночи. Важнейшие вопросы нередко решались по телефону: общий отдел ЦК обзванивал руководителей страны, а те высказывались «за» или «против». Фельдъегерская служба ежедневно, а иногда и по нескольку раз в день доставляла документы. Находясь на даче, Косыгин уделял им достаточно много своего условно свободного времени. Тем не менее субботу и воскресенье он старался сделать настоящими выходными. Ему хотелось, чтобы в эти дни его окружали члены семьи. И мы, насколько могли, стремились исполнить это его пожелание.

СВОЙ: В своей книге «Феномен Косыгина» Вы не раз подчеркивали, что Ваш дедушка был принципиальным противником резких, революционных изменений в жизни общества.
Гвишиани: Он был образцовым эволюционером. Как один из руководителей страны думал прежде всего об интересах народа, которые по большому счету крайне редко бывают связаны с революционными потрясениями. В режиме «эволюции» ему, несомненно, удалось сделать важные шаги на пути реального улучшения жизни людей. Во «времена Хрущева» в этом плане превалировали две концепции. Одна принадлежала непосредственно Никите Сергеевичу, у которого Косыгин четыре года был первым заместителем. Хрущев считал, что благосостояние страны надо повышать за счет общественных фондов потребления. Что в индивидуальном пользовании не должно быть крупных участков земли, ни к чему вести строительство больших (а равно зимних) дач, корову следует иметь одну и т.д. и т.п. Выступал он и за то, чтобы экономическое управление страной осуществлялось не по отраслевому, а по региональному принципу (ввел совнархозы, отдельные городские и сельские обкомы КПСС и пр.).

У Хрущева были и достаточно привлекательные идеи касательно улучшения жизни граждан. Например, он предлагал организацию бесплатного питания на предприятиях, обеспечение людей удобным и широко развитым общественным транспортом, планируя со временем сделать и его бесплатным. 

Косыгин придерживался иных взглядов. Полагал, что повышать благосостояние необходимо через увеличение личных фондов. Как только он стал председателем Совета министров, были отменены ограничения на размеры приусадебных участков, загородных дач, на количество домашних животных в личной собственности. Суббота стала полностью выходным днем, как в других странах. По его инициативе был построен в Тольятти автозавод. Возможность покупки отличного по тем временам автомобиля преобразила жизнь советских людей. Они стали больше путешествовать. Во многом благодаря Косыгину в стране появилась модная одежда. Например, болоньевые плащи... Преобразования Косыгина были направлены на отдельного человека, а не на общество в целом.

Это расхождение с Хрущевым во взглядах стало одной из причин того, что Косыгин вошел в группу  руководителей страны, которые в 1964 году решили сместить первого секретаря ЦК и председателя Совета министров со всех руководящих постов. При этом положение самого Косыгина в системе власти, выстроенной Никитой Сергеевичем, было устойчивым. Алексей Николаевич понял, что далее действовать эволюционными методами невозможно, требовались революционные преобразования в управлении страной.

СВОЙ: В своих мемуарах Вы также уделили особое внимание частному визиту Косыгина в Италию летом 1962 года.
Гвишиани: Ту поездку я бы не назвал частной. Косыгин посетил Италию, будучи первым заместителем председателя Совмина, и уже сам этот факт придавал визиту статус официального. Алексей Николаевич был принят главой итальянского правительства, они провели очень важную и нужную для обеих стран беседу. Главным итогом поездки стало установление контактов с представителями крупного бизнеса, рассмотрение новых возможностей для масштабных межгосударственных проектов, расширение экономического сотрудничества. Именно для этого и приглашали Косыгина итальянские политические руководители и ведущие представители бизнес-сообщества — семейства Аньелли, Оливетти и другие. Дед во время визита в Италию делал, по сути, то, чем активно занимаются нынешние руководители России, — развивал международные бизнес-отношения, выгодные для нашей страны. В этом смысле, думаю, Алексей Николаевич был самым сильным игроком из всего современного ему советского руководства. Та поездка стала важной для последующего развития событий.

А.Н. Косыгин на ВАЗеСВОЙ: Расхожее утверждение о том, что косыгинская реформа в целом не удалась, что ей всячески препятствовали партократы, — миф или историческая правда?
Гвишиани: Полагаю, неправы те, кто говорит, что реформа не удалась. Исследователи преувеличивают значимость взаимоотношений среди государственного руководства. Время от времени приходится читать, к примеру, о том, что Брежнев, Косыгин, Подгорный и кто-то еще не могли найти друг с другом общий язык. Конечно, без каких-то сложностей не обходилось. Но надо понимать, что эти люди занимались политикой высочайшего уровня, были главными политическими фигурами в стране очень долго, и степень эффективности их совместной работы была в различные периоды разной.

Скажем, в последние годы жизни Брежнев сильно болел. Однако много лет до этого они с Косыгиным совместно работали очень эффективно. Если же сравнивать с тем, как порой взаимодействуют крупные политики разных стран в наши дни, то пример сотрудничества Леонида Ильича и Алексея Николаевича будет выглядеть весьма и весьма неплохо. 

Поэтому я не могу полностью согласиться с утверждениями о том, что Косыгину кто-то не дал реализовать реформу, фатально мешая в ее осуществлении. В какой-то мере, конечно, мешали. Но для такого опытного государственного деятеля это нормально. 

В Политбюро были две линии. Условно их можно определить как ортодоксальную и прогрессивную, более просвещенную. Поначалу преобразования, которые старался проводить Косыгин, поддерживали практически все руководители СССР. И Брежнев в том числе. Первые шаги реформы были чрезвычайно эффективны, полезны, и их результаты люди ощущали на себе до самого развала Советского Союза. 

В цехах Киргизского камвольно-суконного комбинатаВ чем это выражалось? Производственные предприятия становились субъектами некоего, ограниченного в своих возможностях, рынка. Это, конечно, не сегодняшний капиталистический рынок, однако он имел уже довольно привлекательный для своего времени вид. Продавая излишки продукции, то, что выпускалось сверх плана, фабрики и заводы создавали собственные фонды, которые предназначались для их дальнейшего развития. И эти фонды уже не регулировались Госпланом, выходили за рамки всесильного учета-контроля со стороны государства, давая возможность платить людям дополнительные деньги — надбавки, премии, тринадцатую зарплату. Также стало возможным накапливать средства, шедшие на непосредственное развитие производства. И все это, заметим, сохранилось у нас до последних дней существования социалистической экономики! 

СВОЙ: И тем не менее у косыгинской реформы были пределы, за которые она выйти не могла...
Гвишиани: И Алексей Николаевич это прекрасно понимал. С его оттренированной временем способностью к адекватной оценке любой ситуации он, пожалуй, как никто другой из тогдашнего руководства СССР, мог просчитать, что можно сделать на этом пути, а что — нет. И это качество вкупе с высочайшим профессионализмом позволило ему плодотворно работать и со Сталиным, и с Хрущевым, и с Брежневым. Реформу Косыгина не задавили. Она просто выполнила свою задачу и не могла реализовываться дальше в рамках системы социализма. Возможным ее продолжением могли стать уже не эволюционные, а революционные изменения в государстве. То есть то, что мы видели в конце XX века и что произвело на миллионы наших сограждан тяжелое впечатление. Не думаю, что в годы своего премьерства Косыгин мог бы пойти на подобные революционные меры. Он бы сто раз взвесил: лучше он сделает для людей или хуже. Полагаю, что этот критерий заставлял его быть неспешным и осторожным в деле реформирования.

СВОЙ: Главный бич позднего СССР — тотальный товарный дефицит. Косыгин знал какие-то рецепты преодоления этой болезни экономики?
Гвишиани: Он говорил опять же о необходимости развития рынка, разрешения мелкого бизнеса по примеру некоторых стран соцлагеря — Венгрии, Польши, в несколько меньшей степени — ГДР. Дед полагал, что государство не должно быть озабочено нехваткой шнурков в отдельно взятом киоске, что решение мелких вопросов должно быть отдано на уровень значительно ниже государственного — районный или частный. Но к тому моменту почти все руководители страны стали старыми, и им не хотелось изменений. Дефицит продовольствия, промышленных товаров, некоторое ухудшение жизни в конце 1970-х и особенно в начале 1980-х годов связаны с несколькими причинами. Наиболее важная из них — слишком долгая несменяемость руководства страны. Брежнев, Косыгин, Суслов, Громыко, Андропов когда-то были выдающимися руководителями. Но они состарились. И, кстати, умерли примерно в одном возрасте. Для нашего времени это, наверное, еще не самый критический возраст. Однако тридцать-сорок лет назад медицина была не настолько развита, не делали шунтирования сердца и других операций, ныне считающихся вполне обычными. Таких эффективных медикаментов, как сейчас, тоже не существовало.

Лидеры государства дряхлели. С Брежневым это происходило постепенно. Леониду Ильичу в последние годы его руководства было очень трудно работать. Он многое передоверил помощникам — Черненко, Боголюбову, Цуканову... У Брежнева с Косыгиным, по сути, прервался личный контакт. Они, конечно, встречались на заседаниях, общались по телефону, но этого было явно недостаточно.

Дед сильно изменился после того, как чуть было не погиб во время похода на байдарке. Лодка перевернулась, и Алексей Николаевич стал тонуть. Его спасли. Высочайший профессионализм сотрудников его охраны уберег от смерти. Более того, через некоторое время Косыгин вышел на службу. Но ему уже очень тяжело было работать. Он два раза просил Брежнева об отставке, но тот отказал. Конец всему положил в 1980 году второй инфаркт Алексея Николаевича, после которого он прожил, не выходя из больницы, лишь полтора месяца.

СВОЙ: Косыгин ушел из жизни спустя четыре года после описанного Вами рокового случая...
Гвишиани: Косыгин до того злосчастного похода в 1976-м и после него — это два разных человека. Он, конечно, честно работал все последние годы, старался делать, что мог, но ему уже явно недоставало прежнего боевого запала, способности решить вопрос, сколь бы сложным тот ни был. Алексей Николаевич с 1938 года находился в высших эшелонах власти, являлся заместителем Сталина и первым заместителем Хрущева. 16 лет был председателем Совета министров. Дольше него на этой должности никто ни в царской России, ни в СССР, ни в нашей нынешней стране не работал.


Штрихи к портрету

Алексей Джерменович Гвишиани родился в 1948 году в Москве. 

Академик Российской академии наук. Директор Геофизического центра РАН. 

Возглавляемый А. Гвишиани Центр проводит исследования по геофизике и геоинформатике, методам искусственного интеллекта, системному анализу, интеллектуальным геоинформационным системам.

К сфере деятельности ГЦ также относятся проведение магнитной и геодезической съемки, изучение магнитного поля Земли, развертывание российской системы обсерваторий высшего международного стандарта качества и многие другие фундаментальные исследования и прикладные научные изыскания.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть