Прощание с Севастополем

31.01.2015

Юлия КУДРИНА

Малый Ливадийский дворец

Всю ночь с 18 на 19 октября 1894 года пребывавший в своем Малом Ливадийском дворце император Александр III не сомкнул глаз. В семь утра он позвал к себе наследника престола и, предчувствуя скорую кончину, напутствовал его такими словами: «Тебе предстоит взять с плеч моих тяжелый груз государственной власти и нести его до могилы так же, как нес его я и как несли наши предки. Я передаю тебе царство, Богом мне врученное, я принял его тринадцать лет тому назад от истекавшего кровью отца... Самодержавие создало историческую индивидуальность России. Рухнет самодержавие, не дай Бог, тогда с ним рухнет и Россия. Падение исконной русской власти откроет бесконечную эру смут и кровавых междоусобиц. Я завещаю тебе любить все, что служит ко благу, чести и достоинству России... В политике внешней — держись независимой позиции. Помни — у России нет друзей. Нашей огромности боятся. Избегай войн. В политике внутренней — прежде всего покровительствуй церкви. Она не раз спасала Россию в годины бед. Укрепляй семью, потому что она основа всякого государства». 20 октября того же года государя не стало.

Всего, что связывало императора Александра III с Крымом, в короткой статье не опишешь. 

Александр Александрович и Мария ФедоровнаЧастные и в то же время весьма знаменательные для всей России эпизоды, как, например, серебряная свадьба Александра Александровича и Марии Федоровны, отмечавшаяся в 1891 году именно в Крыму. 

Важное предприятие, затеянное в связи с необходимостью развития на полуострове виноградарства и виноделия. Призванное способствовать умеренному потреблению натуральных крымских вин, сделать их доступными для всего народа, ограничив тем самым распространение сильного, беспробудного пьянства. 

Развернутое царем масштабное хозяйственное строительство, результатами которого стали в разные годы: сооружение мощного каменного мола длиной 576 м, каботажной набережной, водопровода и канализации в Ялте, модернизация торгового порта в Феодосии (с разветвленной стоянкой кораблей, подведением к городу железнодорожных магистралей) и многое другое.

Но особенно ощутима для крымчан (как, впрочем, для всех подданных Российской империи) была постоянная забота Александра III об укреплении обороноспособности государства, а также его духовно-религиозных основ.

Севастополь в планах императора занимал особое место. Там, на южной окраине империи, он начал воссоздание военного флота, который, согласно условиям Парижского трактата 1856 года, России было запрещено иметь на Черном море.

В Крыму, Малороссии, Новороссийске и Николаеве россияне строили и совершенствовали судостроительные заводы, закладывали большие военные корабли. В Донбассе, Криворожье и Приднепровье формировалась металлургическая база Российского государства. Индустриализация на юге страны закономерно сопровождалась становлением науки, расширением и модернизацией вузов, в том числе Одесского университета, Харьковского политехнического института (переименованного в 1898-м в Технологический институт императора Александра III).

Император поставил задачу перевооружить в кратчайшие сроки армию, усилить морской флот, в частности — за счет создания первых подводных лодок. В мае 1886 года, совершая инспекционную поездку в Севастополь, государь лично присутствовал на очередном испытании подлодки.

Не забывал он и о героях минувших сражений. Крымская война была предметом особого внимания Александра Александровича. Еще как цесаревич он активно помогал созданию в Севастополе патриотического музея. В октябре 1870-го было опубликовано от имени тогдашнего наследника престола воззвание «Ко всем, знающим что-то о Севастопольской защите». Цесаревич призывал присылать ему лично рассказы, воспоминания, письма, записки и дневники, имеющие непосредственное отношение к обороне героического города. Эти документы и стали основой для созданного впоследствии музея, послужили историкам в качестве бесценного пособия в деле изучения объективной истории Севастопольской обороны. Музею был выделен участок земли размером в 1936 десятин. Да и сам Севастополь стал, по сути, большим мемориалом, посвященным национальному характеру, храбрости, чести, доблести, достоинству русских солдат и матросов, офицеров, генералов и адмиралов. 

Свято-Никольский храмПо распоряжениям Александра III на Братском кладбище города провели основательные работы по благоустройству, был отреставрирован Свято-Никольский храм. Из казны выделили на это 213 000 рублей.

Разрабатывались проекты памятников выдающимся героям Севастопольской обороны: В.А. Корнилову, П.С. Нахимову, Э.И. Тотлебену. В подготовке проектов принимали участие знаменитые скульпторы И.Н. Шредер, А.А. Бильдерлинг и другие.

Во время своего последнего визита на Крымскую землю Александр Александрович и Мария Федоровна с сыном Николаем по пути в Ливадию завернули в любимый Севастополь. Будущий царь Николай II в письме невесте день прибытия описывал так: «Мы приехали сюда в 11, нас встретил чудесный солнечный день. В хорошую погоду Севастополь действительно выглядит прелестно, посреди залива Черноморский флот в кильватерном строю, две огромные колонны... Над всем этим прекрасное синее небо... Особенно мне нравится здесь одно место — Кладбище погибших во время Крымской войны, так называемое Братское кладбище, где вместе похоронены 100 тыс. наших бедных матросов и солдат... Я уверен, моя любимая, когда ты посетишь это место, ты поймешь чувства, которые испытываем (особенно мы, русские), когда попадаем в Севастополь».

Главным памятником героям Крымской войны стал Владимирский собор, названный «Усыпальницей адмиралов». Его архитектурная доработка осуществлялась архитектором А.А. Авдеевым. Нижнюю церковь открыли и освятили в 1881-м, Верхнюю — в 1888-м. Захоронения адмиралов М.П. Лазарева, В.И. Истомина, Нахимова и Корнилова были объединены (в Нижней церкви) общим надгробием в виде большого креста из черного мрамора. Мраморные плиты с именами адмиралов и датами их жизни вмонтированы снаружи в стены северного и южного фасадов. Всего в Нижнем храме находилось одиннадцать захоронений. На внутренней поверхности стен записаны имена 33 участников Севастопольской эпопеи, удостоенных ордена Святого Георгия. В последующие годы около храма хоронили адмиралов — участников обороны Севастополя.

В Крыму при Александре III были воздвигнуты и другие храмы. Владимирский собор в Херсонесе Таврическом, архитектором которого стал Д.И. Гримм, строился в течение 15 лет. 13 июня 1888-го, в дни памяти князя Владимира, освятили Нижний храм в честь Рождества Пресвятой Богородицы. Работы по оформлению Верхнего храма велись перед празднованием 900-летия Крещения Руси. Освящение главного престола производилось 17 октября 1891 года, в день празднования спасения императорской семьи при крушении поезда в Борках. Строительство и оформление этого храмового комплекса окончили в 1894-м. Это был один из самых больших соборов страны. Посещая Крым, Александр III не раз присутствовал там с семьей на церковных службах.

Собор Александра Невского в ЯлтеВ Ялте в 1891-м состоялась закладка собора Александра Невского. Воздвигнутый на пожертвования частных лиц и благотворителей, он был выполнен в новорусском стиле, поклонником которого являлся Александр Александрович.

Государь возглавлял Императорское русское историческое общество. Придавал первостепенное значение изучению истории, которое, по его убеждению, способствовало воспитанию в молодежи чувства патриотизма. Выделял немалые средства Императорскому археологическому обществу. На прошении руководителя Общества П.С. Уваровой о необходимости проведения в Корсуни археологических работ император написал: «Это необходимо сделать, чтобы не прослыть за варваров, поговорите об этом с кем следует и представьте мне заключение и как можно скорее, чтобы спасти все, что можно спасти».

В 1893 году Александр Александрович приехал в Херсонес и посетил музей, установленный на месте раскопок... 

В дни ухода из жизни Александра III на море бушевал сильный шторм. Лил дождь, выл ветер. Владимир Гиляровский, находившийся тогда в Ялте, написал стихотворение, посвященное траурному событию:

Словно как саваном, белыми тучами
Горы окутал туман;
Синее море волнами кипучими
Поднял с дождем ураган...

В Малой Ливадийской церкви были совершены панихиды, а 27 октября — прощальная служба. Во главе  процессии, растянувшейся по усеянной лаврами и хвоей дороге от Ливадии до Ялты, шли императрица Мария Федоровна, ее сестра английская королева Александра, королева Греции Ольга и нареченная невеста Николая Александровича Алиса. Вдоль дороги стояли тысячи людей. Они плакали и, опустившись на колени, молились.

М. Зичи. «Спуск гроба с телом Александра III в Севастополе»На ялтинской пристани гроб перенесли на крейсер «Память Меркурия», доставивший тело покойного императора в Севастополь. После завершающей панихиды под звуки пушечного салюта и гимна «Коль славен» траурный поезд покинул Крымскую землю. На всех станциях, где он останавливался, совершались молебны. Повсюду простой народ любовь к усопшему проявлял молитвой об упокоении его души, возжжением светильников, возложением венков. 

Писатели, художники, музыканты, ученые, общественные и политические деятели выражали глубокую скорбь и печаль по случаю утраты. «Торжественно и заунывно разнесся над Москвой звон, — писал художник Михаил Нестеров. — И как в тот час почувствовала тогдашняя Россия, простая Россия, коренная русская Россия этот страшный, как бы набатный гул большого колокола с Ивана Великого... Россия потеряла свое вековечное лицо — ушел действительно благочестивый Государь, любивший Россию больше жизни, берегший ее честь, славу, величие... Потеря неожиданная, великая!.. Русские люди хоронят с Государем Александром III заветные помыслы, мечты. Он воплощал в себе все светлое, лучшее, характерное для нравственного облика народа... Со времени Александра Невского можно смело сказать, что никто более не выражал в себе так ярко свой народ, как Александр III...»

В памятной речи в октябре 1894-го историк Василий Ключевский отметил: «Чем торопливее рука смерти спешила закрыть его глаза, тем шире и изумленнее раскрывались глаза Европы на мировое значение этого недолгого царствования... Европа признала, что Царь русского народа был и государем международного мира, и этим признанием подтвердила историческое признание России...»

И. Айвазовский «На смерть Александра III»Один из самых известных в мире крымчан Иван Айвазовский написал после смерти своего покровителя-государя полотно, носившее первоначальное название «Плач Императрицы Марии Федоровны» («На смерть Александра III»). На фоне Петропавловского собора художник изобразил усопшего Александра Александровича и скорбящую Марию Федоровну. В течение всего советского периода картина находилась в запасниках музея Айвазовского в Феодосии. Через два года после смерти императора в этом городе ему воздвигли  величественный монумент. На лицевой стороне пьедестала надпись: «Императору Александру III Благодарная Феодосия». Председателем комитета по строительству памятника утвердили Айвазовского. Автором мемориала стал архитектор Р.Р. Бах. В июне 1918-го по ленинскому указу монумент снесли.

10 марта 2015 года исполнится 170 лет со дня рождения Александра Миротворца, предпоследнего русского императора, невероятно много сделавшего как для России в целом, так и для нашего Крыма — особо. И с тем же — особым — вниманием следовало бы отметить в Крыму этот далеко не рядовой юбилей.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть